Украина в Русской революции

 

Тако свободився народ руський

з-під іга лядського єгипетського…

Отже й пройшли, і зійшли злії незгодини:

Немає нікого, щоб нас подоліли!

Н. Костомаров

 Переяславська ніч, 1841 р.

 

В новой истории, до 1917 г., создание Украины прошло три основных этапа, и на каждом из них участие России оказывалось решающим:

 

Первый начался с восстания Б. Хмельницкого против Польши «за казацкие вольности». Причиной восстания, по словам М. Грушевского, явилось «запрещение (запорожским казакам) грабежей..., что было отобранием их главного источника дохода». Запрещение набегов было связано с тем, что Польша  в то время становилась «житницей» разоренной тридцатилетней войной Европы, и ей был нужен мир с Турцией и Крымским ханством. Основным источником хлеба служили украинские черноземы, что вело к усилению эксплуатации украинского крестьянства[1].

 

Ответом стало холопское движение, которое М. Покровский назвал «украинской пугачевщиной», начавшееся еще раньше, чем запорожцы пришли на Украину. И именно на него опиралось казацкое восстание Б. Хмельницкого. Первоначально, клянясь всеми святыми в верноподданнических чувствах польскому королю, Хмельницкий пытался договориться с Польшей. Последняя потребовала от казаков «отступиться от черни, чтобы холопы пахали, а казаки воевали», и Хмельницкий пошел на «усмирение всяческих бунтов», потеряв тем самым поддержку черни[2].

 

В то же время казацкие бунты не прекратились и после очередного, в 1638 г., казацкое самоуправление было отменено, и казаки подчинены полковникам, назначаемым Речью Посполитой. С этого момента шляхта стала теснить не только крестьян, но и казацких старшин. Хмельницкий в то время писал: «Польское начальство обращается с нами, людьми рыцарскими, хуже, чем с невольниками»[3]. В борьбе с Польшей Б. Хмельницкий, обращался за помощью к турецкому султану, шведскому королю и крымскому хану, провозглашая с ними вечную дружбу[4].

 

О том, что в то время творилось на Украине, говорил сам Б. Хмель­ницкий в своей речи на Переяславкой раде: «Уже шесть лет живем без государя в нашей земле в беспрестанных бранях и кровопролитиях... что уже вельми нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без царя»[5]. В 1648-1653 гг. Б. Хмельницкий слал многочисленные письма и посольства к русскому царю  с просьбой о военной помощи и с тем, что бы тот взял «все Войско Запорожское под свою государскую руку…». В 1651 г. в Москве был созван Земский собор для обсуждения вопроса об Украине.

 

В январе 1652 г. Б. Хмельницкий вновь запросил военной помощи от Москвы, а в случае поражения – разрешения переселиться со всем войском на российскую территорию, на что и получило согласие. И уже в 1651-1654 гг. началось массовое переселение более 60 тысяч, бегущих от поляков, украинских казаков «на вечное житье», под начало русских воевод, в русскую крепость Ахтырку (1640 г.), в созданный указом Александра Михайловича в 1654 г. Харьков, в Сумы (1655 г.) - в зону «московских слободских полков», как называл их украинский летописец С. Величко.

 

От полного разгрома восстание Хмельницкого спасло только воссоединение с Россией в 1654 г. «Навеки и неотступно» России присягнуло «все Войско Запорожское, и весь мир христианский российский духовных и мирских людей», каждый малороссийский житель налагал на себя личную ответственность перед Богом за нарушение присяги[6]. По словам корифея украинской политологии В. Липинского воссоединение спасло «идеологически и юридически украинскую аристократию после банкротства ее собственного государства»[7]. Сам Хмельницкий просил войск царских с Украины не уводить.

 

Отношение Москвы к восстанию на Украине определялось тем, что Россия сама только начала восстанавливаться после столетней Смуты, а признание Б. Хмельницкого неизбежно вело к новой войне с Польшей. И она началась сразу после Переяславкой Рады, продлившись 13 лет, и в ней против России выступили Турция и Швеция. Война стоила огромных средств и привела к тяжелейшему финансовому кризису, курс рубля за время войны обвалился в 17 раз!

 

Волнения в Москве, вызванные кризисом, были по­давлены со средневековой жестокостью, было казнено более 7 тыс. чел.[8] Польша и Россия, полностью истощив друг друга, по Андрусовскому пе­ремирию 1666 г. поделили Украину Днепром, что соответствовало расколу среди казацких старшин: Левобережная сторона тяготела к России, Правобережная - к Польше. К России отошли современные Черниговская и Полтавская губ., а так же Запорожская сечь, кроме этого, по перемирию Россия заплатила за «зачистку» украинских земель от польской шляхты миллион золотых[9].

 

Входя в Россию, Малороссия, как назвал ее Б. Хмельницкий, получила самую широкую автономию, сохранив за собой все свои земли и в почти неизменном виде государственное устройство, в том числе свободное избрание гетмана, собственные вооруженные силы и практически все собираемые налоги. Однако, как отмечал А. Каппелер, украинская элита понимала под­данство, иначе чем украинский народ, а именно, как протекторат с возможностью выхода. Россия в свою очередь понимала подданство в прямом смысле с возможностью самой широкой автономии и невозможностью выхода.

 

Это различие в обостренном виде проявится сразу после смерти Б. Хмель­ницкого, когда в Малороссии начнется кровопролитная гражданская война, которая войдет в историю, как «Руина». Ставший гетманом И. Выговский, еще недавно призывавший русского царя, теперь, призовет себе на помощь крымский татар, поляков и немецких наемников, и вы­ступит против Переяславкой Рады. За помощь крымских татар Выговский платил десятками тысяч украинцев проданных в рабство. В 1658 г. Выговский заключил договор о вхождении Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств в Польшу в качестве автономного Русского княжества. О непримиримости его настроений говорит пример 1659 г., когда И. Выговский, совместно с татарами одержав победу над царскими войсками под Конотопом, обезглавил 5000 пленных — цвет русской дворянской поместной конницы.

 

Казалось бы, недовольное «московским гнетом» население должно было с восторгом приветствовать победителя, однако всего через два месяца казацкая рада заставила Выговского сложить булаву, а выбранный гетманом Ю. Хмельницкий уже в октябре 1659-го вновь присягнул России, причем на условиях, сужавших автономию[10]. При этом, отмечал М. Покровский, «чем резче проявляли свою антипатию к московскому режиму верхи, тем преданнее были низы Москве»[11]. Отголоском «Руины» станет мятеж гетмана И. Мазепы, призывавшего избавить «Отечество от ига Москвы»[12].

 

Второй этап «формирования Украины, в границах 1923 г.», начался с борьбы России против набегов Крымских татар и за выход к Черному морю: Земли Южнее и Восточнее Малороссии, благодаря нескольким столетиям набегов крымских татар, представляли собой практически опустошенную область «Дикого поля». Только в XVI в. на запорожских порогах появились поселения казаков. Последний набег татар с уводом полона из Малороссии был в 1737 г. Набеги удалось прекратить только в результате 4-той, за полстолетия, войны России с Турцией 1735-1739 гг. Потери русской армии в той войне составили почти 150 тыс. чел[13].

 

Цивилизационное освоение земель «Дикого поля» и Запорожья началось только с продвижением русских армий на Юг, в войнах с Турцией и Крымским ханством. В 1764-1775 гг. в северном Причерноморье будет образована Новороссийская губерния. И с этого же времени там начнется строительство городов Александровск на реке Московка в 1770 г. (с 1921 г. Запорожье), Екатеринославль 1775 г. (Днепропетровск), Елисаветград 1776 г. (Кировоград), Мариуполь и Херсон - в 1778 г. Николаев (1789), Одесса (1794)… Большая часть Херсонской губ., а также Юг Бессарабии (вдоль Черного моря)  были присоединены в результате русско-турецких войн 1768-1774 гг., 1787-1791 гг., 1806-1812 гг. Россия передаст для расселения украинцев не только, отвоеванные у Крымского ханства и Турции, земли Новороссии, но и Кубани, и Ставрополья.

 

Третий этап «формирования Украины» - присоединение земель Правобережной Украины (Киевской, Подольской  и Волынской губ.) произошел в результате разделов Речи Посполитой в конце XVIII в. Они начались (I-й раздел) с восстания гайдамаков в 1768 г., в которое вновь оказалась втянута Россия, против которой выступили Турция и Крымское ханство, что привело к очередной войне. Последующие разделы Польши, стали неизбежным следствием I-го.

 

Россия никогда не рассматривала Украину, как объект колонизации, об этом говорит хотя бы национальный состав Украины, (в границах 1923 г.) сложившийся к концу XIX в. (Таб. 12.) Доля великороссов колебалась по разным губерниям от 2,5 до 26%. В последнем случае это была Донецкая губ., куда вместо украинцев, не хотевших работать в шахтах, завозили великорусских староверов из центральных губерний России. Относительно высокая доля великороссов в городах формировалась прежде всего из чиновников, т.е. и без того крайне ограниченного слоя образованных людей в самой России, которые направлялись из ее центральных областей в национальные окраины для сохранения единства «империи».

 

Таб. 12. Национальный состав Украины, по языку, по переписи 1897 г.[14]

 

Украинцы

Великороссы

Евреи

Города

32,3

33,8

25,2

Уезды

82,9

7

4,8

Губернии

76,4

10,5

7,5

 

Основная причина практически полного отсутствия продвижения великороссов даже на пустопорожние земли «Дикого поля», очевидно, крылась в крепостном праве и в отсутствии какого-либо национального деления в Российской империи. В то же время, подобную картину можно было встретить и на Кавказе, где «за 100 лет государство на завоеванных им пустопорожних землях поселило 1 200 000 инородцев и всего лишь около 240 000 человек русских, в том числе сельских переселенцев всего 140 000 душ». В частности для бегущих из Турции армян было отведено 200 000 десятин казенных земель и куплено более чем на 2 000 000 рублей земли у мусульман. При этом русским было воспрещено селиться вне городов, с целью не допустить перехода сельской земельной собственности в русские руки. И это «в том самом краю, - восклицал М. Меньшиков в 1911 г., - где пролито целое море русской крови и все ущелья были завалены русскими трупами»[15].

 

Национальное движение начнет формироваться на Украине с середины XIX в., в частности Т. Шевченко, оказавший огромное влияние на формирование украинского национального течения, говорил «Земля наших предков теперь не наша»[16]. Переломным моментом стало начало либеральных реформ, знаменовавшихся отменой крепостного права: уже в 1861 г. Н. Костомаров пишет статью «Две русские народности», которую М. Драгоманов назвал «азбукой украинского национализма». В ней Костомаров ментально разделяет украинцев и великороссов. Эти идеи быстро набирали популярность и уже в 1863 г. министр внутренних дел П. Валуев был вынужден запретить издание популярных книг на украинском языке. В 1876 г. он пояснял свою позицию Александру II: «разрешить создавать специальную литературу на украинском диалекте для простых людей - значит способствовать отделению Украины от России… Допустить отделение тринадцати миллионов малороссов будет крайней политической безответственностью, особенно на фоне объединительных процессов, происходящих в соседней Германии»[17].

 

Аналогичное мнение высказал известный британский историк А. Тойнби 40 лет спустя (в 1915 г.): «единство Российской империи соответствует интересам почти всех национальностей, составля­ющих ее... Мало­российский элемент образует почти треть всей расы, и, если он будет оторван от основной массы и создаст собственную орбиту притяжения, это в критической сте­пени ослабит всю систему... братоубийственная борьба ослабит силу обоих фрагментов и повредит концентрации их энергии». Результатом будет, в худшем случае, круше­ние Российской империи, в лучшем — продолжительный политический паралич. Чтобы избежать этой катастрофы, малороссы должны отставить свой партикуляризм и аб­сорбироваться в неделимой общности «Святой России»[18]. Т. Масарик будущий президент Чехословакии уже после октябрьской революции предупреждал, что Восточная Европа нуждается в сильной России, чтобы не сдаться на милость Германии. Независимая Украина может превра­титься в очаг конфликта[19].

 

Немцы отлично понимали, какую роль играет Украина. Уже в октябре-ноябре 1914 г. австро-венгерский министр иностранных дел Л. Бертхольд, как заклинание повторял: «В этой войне главная наша цель – это существенное ослабление России, для чего в случае нашей победы мы приветствовали бы образование независимого Украинского государства»[20]. Потеря Украины будет решающим ударом по России, подтверждал на­чальник политического департамента германского генштаба ген. Бертерверфер, «она будет отделена от Черного моря и Проливов, от балканских народов и лишена лучшей климати­ческой зоны»[21].

 

Сепаратистскую работу на Украине возглавлял генеральный консул во Львове Хайнце, под началом и финансовой поддержке, которого украинские националисты уже в августе 1914 г. создали «Лигу ос­вобождения Украины», которая издавала «Ukrainische Nachrichten»[22]. На немецкие деньги велась пропаганда величия Украины в гетманские времена[23], приход немцев подавался, как освобождение от тирании «москалей»[24].

 

В военные подразделения «Лиги» планировалось набрать добровольцев из западных областей и пленных украинцев. Пленные украинцы были сосредоточены в лагере «Раштадт», где в 1916 г. сформирован был «1-й сечевой Тара­са Шевченки полк», одетый в национальные жупаны и к на­чалу 1917 г. насчитывавший 1500 человек...»[25].

 

Почти на следующий день после февральской революции - 4 марта в Киеве была образована Центральная рада, которая потребовала территориально-национальной автономии Украинской народной республики (УНР) в составе 9-ти губерний (включая Екатеринославскую, Харьковскую, Курскую, Воронежскую и частично Таврическую (без Крыма)). Против выступил Первый областной съезд советов рабочих депутатов Донецкой и Криворожской областей, объединивший Харьковскую, Екатеринославскую губернии, Криворожский и Донецкий бассейны, заявивший 25 апреля в Харькове о своем единстве с Петроградом. 4 августа Временное правительство опубликовало циркуляр, согласно которому территория УНР ограничивалась 5-тью губерниями. 

 

8 июня 1917 г. Рада провозгласила автономию, образовала сек­ретариат (совет министров), и начала организацию национальной армии. «Националистические на­строения части офицеров, главным образом украинцев», «стали все явственнее проявляться» уже с первых дней февральской революции, «что было явлением для русской армии ранее совершенно неслыханным...» - отмечает историк С. Волков[26]. В июле, меньшевистские члены Временного правительства были вынуждены подписать соглашение о предоставлении Украине автономии, и одновременно разрешили организацию национальных войск.

 

К сентябрю, отмечал лидер кадетов П. Милюков, стало ясно, что «Украина требует больше, чем просто быть «равноправным» членом федерации вроде штата Северной Америки, а претендовала на права суверенного государства… При  этом конечно территория Украины расширялась за пределы пяти губерний, установленных Временным правительством»[27].

 

Октябрьская революция привела к расколу взглядов на будущее Украины: 7 (20) ноября 1917 г. Центральная Рада провозгласила создание Украинской народной республики (УНР) в составе 9 губерний, которая уже 18 декабря была признана французским военным представителем в Киеве ген. Табуи[28]. А 11-12 (24-25) декабря в Харькове I Всеукраинский съезд советов провозгласил создание Украинской советской республики, в рамках общероссийской федерации, которая уже 19 декабря была признана СНК РСФСР.

 

16-го января в Киеве вспыхнуло восстание против Центральной Рады. «Восставшие большевики - русские, украинские и инородные - овладели арсеналом; началась всеобщая забастовка, поддержанная 35-ю профессиональными союзами; к восставшим присое­динились и украинские части»[29]. 26 января «к Киеву подошла незначительная советская банда Муравьева, город немедленно перешел в ее руки. Рада, правительство и Петлюра бежали..., – ген. А. Деникин делал в этой связи весьма примечательное признание, - было ясно, что большевизм советов побеждал психологически полубольшевизм Рады, петроградский централизм брал верх над киевским сепаратизмом»[30].

 

Фактический премьер-министр УНР В. Винниченко, вспоминая о тех событиях, признавал факт «исключительно острой неприязни народных масс к Центральной раде» во время ее изгнания большевиками и враждебности, которую вызывала проводимая Радой политика «украинизации»»[31].

 

В разгар восстания 9 (22) января УНР объявила о независимости Украины, которая была тут же признана Германией. Цель этого шага, по словам руководителя германской делегации на Брест-Литовских переговорах Р. Кюльмана, заключалась в «ограничении Польши за счет использования противоречий между поляками и украинцами; оттеснении России от Черного моря и проливов…»[32]. 27 января (9 февраля) был подписан Украинский Брестский мир, который послужил поводом для ультиматума Германии к России, с требованием немедленно подписать свой Брестский мир и признать независимость Украины.

 

В ответ на провозглашение независимости Украины в январе-марте 1918 г. на территории Новороссии, образуется: в рамках Херсонской губернии - Одесская советская республика; Крыма и Северного причерноморья – Таврическая республика в составе РСФСР; Екатеринославской и Харьковской губерний - Донецко-Криворожская советская республика (ДКР) (Кр. 2).

 

Ответом на это Центральной Рады стало ее обращение «с телеграммой о помощи» к австро-немецким войскам, и 1 марта, благодаря, по словам В. Винниченко, «германским тяжелым орудиям»[33] («не менее 30 германских дивизий», «в ходе упорных боев с войсками русских большевиков»[34]), Центральная Рада вернулась в Киев. В начале марта немецкие войска вступили в Екатеринославль, 13 марта заняли Одессу, 7 апреля - Харьков, 28 апреля – Луганск, 30 апреля – Крым.

 

Кр. 2. Южнорусские республики 1917-1918 гг.

на карте Российской империи 1914 г.

 

 

* * * * *

 

Настоящая статья представляет только первую половину главы посвященную Украине, вторая - исследует период интервенции и гражданской войны. Эта глава входит в раздел Империализм или национализм, книги Политэкономия Русской революции, с которой пока можно ознакомиться только в печатном виде.

 

 


[1] См. подробнее: Костомаров Н.И. Богдан Хмельницкий. // Костомаров Н.И. Собрание Сочинений. Книга четвертая, т.т. IX-XI-й. – СПб.: тип. М.М. Стасюлевича. 1904. – Часть первая.

[2] См. подробнее: Покровский М..., с. 36, 44, 45.

[3] Покровский М..., с. 44.

[4] См. подробнее: Покровский М…, т. 2, с. 38-45.

[5] Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы. Т.3. – М.: 1954. №166, с. 460-461. (Первухинцев Н. Смирнов А. Брак по расчету. // «Родина» № 1. 2004.)

[6] См. подробнее: Первухинцев Н. Смирнов А. Брак по расчету. // «Родина» № 1. 2004.

[7] Цит. по: Рафальский О.  Наибольшая легенда славянской истории. – «Родина». №1. 2004. (Рафальский О.  – руководитель Управления по вопросам внутренней политики  Администрации Президента Украины.)

[8] Данные: Покровский М..., т. 2, с. 97, 98.

[9] Соловьев С.М. История Рроссии с древнейших времен. Кн. VI. - М.: 1990, с. 177-178.

[10] Первухинцев Н. Смирнов А. Брак по расчету. // «Родина» № 1. 2004.

[11] Покровский М…, т. 2, с. 58.

[12] Нагаевский И. История современного Украинского государства. Мюнхен: Сучастнисть, 1996., с. 256. (Буровский А. М…, с. 216.)

[13] Керсновский А.А…, т.1, с. 82.

[14] Фомин П.И. Украина. Экономическая характеристика. – Харьков: Научная мысль. 1923, с. 8.

[15] См. подробнее: Меньшиков М.О. Для кого воевала Россия. 3 мая 1911 г. // Меньшиков М.О…  с. 157.

[16] Хоскинг Дж..., с. 424.

[17] Хоскинг Дж..., с. 424.

[18] Toynbee A. Nationality and the War. Lnd., 1919, p. 304, 318-319 (Цит. по: Уткин А.И.. с. 171)

[19] Ричард Крейн Вильсону, с вложением, 7.05.1918, PWW, 47: 551 (Дэвис Д.Э., Трани Ю.П.. с. 261)

[20] См. подробнее: Фишер Ф..., с. 147, 148.

[21] Beyer H. Die Mittelmachte und die Ukraine, 1918. Jahrbucher fur Geschichte Osteuropa, 1956, Beifurt 2, S. 20-29; (Цит. По: Уткин А.И.. с. 453.)

[22] Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть… с. 517. См. так же Фишер Ф…, с. 150.

[23] Graf van Hutten – Czapaki B. Sechzig Jahre Politik und Geselschaft, S. 11, S. 145.

[24] Fischer F. Germany’s Aims in the First World War. N. Y., 1967, p. 142.

[25] Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть… с. 580-581; См. так же Фишер Ф…, с. 151.

[26] Волков С. В…, с. 35.

[27] Милюков П.Н. История…, с. 561.

[28] Головин Н.Н. Российская контрреволюция…, т.1, с. 356.

[29] Деникин А. И. (II)…, с. 201, 202.

[30] Деникин А. И. (II)…, с. 201, 202.

[31] Винниченко В. Воспоминания. - Вена. 1920. (Кара-Мурза С…, с. 120.)

[32] См. подробнее: Фишер Ф..., с. 502.

[33] Винниченко. Видродження нации, т.2, Вена, 1920, с. 296-302. (Уткин А.И. Унижение России…, с. 58)

[34] Фишер Ф…, с. 521, 558.

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности