Украина, мир после войны

События последнего времени вновь вынуждают обратить внимание на Украину, которой уже была посвящена серия статей. На этот раз события настолько обострились, что будет уместно обратиться к сравнению настоящего времени с событиями столетней давности – Европейскому миру после Первой мировой войны:

 

Первая мировая война закончилась распадом европейских империй и возникновению, на их обломках, новых свободных и независимых государств. «Бессчетные вновь созданные новые политические границы, - комментировал их появление Дж. Кейнс, - создают между ними жадные, завистливые, недоразвитые и экономически неполноценные национальные государства».

 

И этот итог был вполне закономерен: крах «континентальных империй» привел к распаду единого имперского рынка на мелкие национальные, а, следовательно, к соответствующему обвальному падению их эффективности, и как следствие, к снижению уровня жизни населения, что требовало от национальных элит обоснования этой жертвы.

 

Этим обоснованием, отмечал в 1900-м г. Дж. Гобсон, исторически являлся национализм: «Расовый и национальный антагонизмы, был вскормлен, выращен и раздут в классовых и личных интересах, которые управляют политикой…, всякий правящий класс может удерживать свою власть, только поощряя антагонизм в международных отношениях…». «Все аристократии выросли в основном из войн», - подтверждал в 1915 г. американский посол в Лондоне У. Пэйдж, именно поэтому «короли и привилегированные люди держали части мира отдельно друг от друга. Они откармливаются на провинциализме, который ошибочно принимается за патриотизм».

 

Ситуация отягощалась тем, что война  разорила европейские страны, уничтожив большую часть накопленного ими Капитала. «Будущим поколениям», приходил к выводу уже в 1917 г. видный экономист З. Каценеленбаум, будет труднее жить потому, что нынешнее поколение умудрилось уничтожить значительную часть накопленного веками реального богатства…, «будущее поколения» будут вынуждены нести бремя прошлой войны».

 

Критическое сжатие рынков и потеря Капитала, неизбежно вели к появлению огромного количества избыточных «лишних рук». Руководитель американской помощи послевоенной Европе Г. Гувер, оценивал их - в 100 млн. человек!

 

Не случайно, между только что вдруг обретшими свободу и независимость мелкими национализмами, развязалась отчаянная вооруженная и экономическая борьба за выживание. «Впереди тридцатилетняя война, - восклицал, описывая обстановку, американский военный советник Т. Блисс, - Возникающие нации едва всплывают на поверхность, как сразу бросаются с ножом к горлу соседа. Они – как москиты – носители зла с самого начала».

 

Мобилизация общества в этой борьбе обеспечивалась за счет разжигания пламенного национализма. «Весьма опасно играть на человеческих страстях, - предупреждал Д. Ллойд Джордж, наблюдая политику мелких национализмов в 1920-х гг. в Европе, - Все они участвуют в игре в этой дикой авантюре на обеих сторонах игорного стола: гордость, жадность, тщеславие, упрямство, злоба, национальный антагонизм, но так же и патриотизм, чувство справедливости, ненависть к злу и высокое мужество влияют на ход событий. Они… играют на самых сильных человеческих чувствах. Они играют с огнем».

 

Все благие намерения Версальского мира по установлению вечного справедливого мира, закончились полным провалом. «Мир не изменился и не выучил ни одного слова из преподанного ему страшного урока, - приходил к выводу в 1923 г. Д. Ллойд Джордж, - Подозрительность продолжает существовать между народами сильнее, чем до войны, ненависть между разными национальностями растет; повсюду делаются комбинации ввиду предстоящей войны…»; «Малейшая обида или недоразумение, хотя бы и международного характера, вызывала ссору, а ссора почти всегда заканчивалась дракой. Это был настоящий дом сумасшедших. Крики сражающихся наций наполняли европейскую ночь и делали ее ужасной».

 

Германский фашизм возник не на пустом месте…

 

* * * * *

 

Итоги Холодной войны 1990-х годов, по сути, повторяли итоги Первой мировой. Силы и законы, двигающие развитием человеческого общества, неизменны, меняются только формы их выражения. Эту объективную данность подтвердил развал Советского блока, который привел к распаду единого рынка, глубочайшему экономическому кризису, деиндустриализации, хищническому разграблению страны… Эти последствия были в той или иной мере свойственны всем постсоветским государствам.

 

От крайней радикализации страны Восточной Европы спасло только их вступление в Европейский Союз, который был создан на следующий год после развала СССР, - в 1992 году. Вступление восточноевропейских стран было не просто добровольным, а ажиотажным:

 

На его характер, еще сто с лишним лет назад в 1880-х гг., указывал Ф. Достоевский: «Начнут же они, по освобождении свою новую жизнь.., именного с того, что выпросят у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе… убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшей благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись… они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее, интриговать против нее… Особенно приятно будет им… высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс…, гонитель и ненавистник европейской цивилизации…».

 

Создание ЕС буквально спасло Восточные страны от самоуничтожения, он:

 

- открыл для них свой рынок рабочей силы, поглотивший их избыточные, вследствие обвального сжатия рынка (после распада СССР и ЕЭС), трудовые ресурсы;

- открыл свой рынок капитала, что резко понизило его стоимость для стран Восточного ЕС;

- открыл для них свой товарный рынок, что позволило развивать этим странам определенные сектора производства;

- оказал прямую финансовую помощь Восточным странам, в рамках их включения в ЕС.

 

Достигнутая за счет этих мер стабилизация Восточноевропейских стран, сделала их привлекательными для масштабного притока частных инвестиций, которые стали основой развития таких стран, как Польша и Чехия.

 

Однако возможности расширения - адсорбции новых членов у Европейского союза ограничены пределами его собственного рынка и размерами накопленного им капитала. Превышение этих естественных размеров ведет к экономической и политической дестабилизации ЕС.

 

* * * * *

 

Получив «незалежность», Украина так же устремилась в ЕС, но при этом Киев надеялся сохранить и свою высокоразвитую промышленность, доставшуюся ему в наследство от СССР. По словам президента Л. Кравчука, Украина претендовала на роль некой второй Франции, на равноправное партнерство. И для этого, казалось, были основания: по численности населения в 52 члн. чел. Украина в 1991 г., превосходила Польшу ~38 млн. и все Прибалтийские страны вместе взятые ~7 млн., или в 1,6 раза -  население ГДР (~17 млн. чел.) и Чехословакии (~16 млн. чел.) вместе взятых. Украина превосходила их и по экономической мощи:.

 

ВВП в 1991 г., млрд долларов, ППС.

(data.worldbank.org)

 

Украина

333,0

Польша

219,5

Казахстан

132,2

Чехия

120,0

Румыния

114,9

Венгрия

85,6

Беларусь

54,3

Молдова

13,4

 

Однако, с одной стороны, промышленный потенциал Украины оказался невостребован в ЕС. В результате, как признавал вице-спикер Верховной Рады И. Геращенко: «Если бы мы сразу „обрубили“ все экономические связи с Россией, как это требовали популисты - это бы уничтожило украинскую экономику». С другой стороны, Украина оказалась слишком большой для перестройки ее экономики по типу «Польши» или «Чехии». У доноров Европейского Союза просто не хватило бы ресурсов для адаптации Украины к своим нормам.

 

Кроме этого, по-видимому, свою роль сыграли и культурные различия между европейской и восточной цивилизациями, граница которых проходит по Западу Украины.  О значении этих культурных различий говорит пример Турции, которая получила статус кандидата на вступление в ЕС еще в 1999 г., но так и осталась лишь участником его Таможенного союза. В любом случае Киев оказался вне ЕС и одновременно решил не связывать свою судьбу с туманным будущим России и СНГ, экономическое положение которых было не на много лучше, чем на Украине.

 

Продолжение следует

 

Цитаты в настоящей статье взяты из книг Автора

Первая мировая. Политэкономия войны

Вторая мировая. Политэкономия войны

где даны ссылки на первоисточники этих цитат.

   
   
   
   
   
   
   
   
Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности