Третья мировая уже идет

Война начинается не со стрельбы, а с моральной подготовки к ней собственного населения и потенциальных союзников. Необходимость морального аспекта понимали уже древние римляне, у которых были даже соответствующие жрецы, отвечающие за моральное оправдание агрессии.

 

В наш просвещенный и демократический век значение морального аспекта стало еще более насущным, поэтому соответствующей обработкой общественного мнения занимаются целые армии высокооплачиваемых политиков, журналистов, средств массовой информации, ведущих настоящую тотальную информационную войну, в которой не существует никаких принципов.

 

Именно они готовят сегодня ту взрывчатую смесь, которая может уничтожить человечество от случайной искры, в недалеком будущем. Это не фигуральные, а настоящие поджигатели войны, работа которых подчиняется определенным правилам, известным еще с древних времен. Одним из наиболее близких и наглядных, в данном случае, является пример подготовки Первой мировой войны, которой посвящена последняя книга автора, краткий отрывок из которой приводится в настоящей статье

 

Fetiales hastam

 

Эти вечные разговоры о грядущей войне будут служить одним из условий, подготовляющих психологическую базу для восприятия в нужный момент миллионам людей самой идеи войны с каким-либо соседним народом.

М. Павлович[1].

 

Заголовок настоящей главы может вызвать вопросы, поскольку здесь автор вынужден прибегнуть к латыни. Причина этого заключается в том, что специального термина определяющего моральное оправдание агрессии не существует. Между тем оно присутствует всегда: сколь ни отсталым может быть человеческое существо, оно всегда, среди своих побудительных мотивов к деятельности, должно иметь представление о правде и неправде, о добре и зле. В критических условиях войны этот вопрос обостряется с особенной силой.

 

Эту данность понимали еще в Древнем Риме, где моральным оправданием агрессии занимались специальные жрецы фециалы, требовавшие от противника удовлетворения «справедливых» требований Рима. Не получив ответа в течение 33 дней, фециалы бросали обагренное кровью копье фециалов - fetiales hastam на землю врага, призывая в свидетели бога Юпитера, тем самым придавая агрессии Рима сакральный характер.

 

Европейские войны просвещенной эпохи, эпохи массовых мобилизационных армий, всеобщего проникновения образования, обретения массами самосознания, силу которого наглядно отражало их участие в парламентах и рабочем движении, требовали уже массированной моральной подготовки к войне, которая должна была быть воспринята всем обществом, как жизненно необходимое действие. Именно поэтому психологическая подготовка к войне стала начинаться задолго до первых разрывов снарядов, становясь даже не прологом войны, а ее самостоятельной частью.

 

На внутреннем поле информационная война направлена, прежде всего, на решение двух задач: с  одной стороны, - на возбуждение национального чувства, для сплочения нации, для чего используется сознательная демонизация противника; а с другой – на снятие любых моральных ограничений в отношении него, для чего культивировалась теория цивилизационного (расового) превосходства.

 

Демонизация

 

Демонизация противника основывается на представлении его в виде источника потенциальной угрозы, причем даже не как осознанной реальности, а как внутреннего почти религиозного чувства. Эта угроза не требовала доказательств, а только веры в то, что она существует. Сущность этого принципа передавал канцлер Б. Бюлов: «в 1866 и даже в 1870 годах князь Бисмарк сумел добиться того, что клей­мо инициатора войны оказалось припечатанным к его против­никам. В этом мире важно не быть, а казаться. Еще греки это знали: образы, представления, а не реалии правят миром»[2].

 

И именно демонизация противника была использована в качестве основного инструмента подготовки общественного сознания к мировой войне. «Те, кто толкал к войне, - отмечал в этой связи М. Павлович, - знал, что для того, чтобы вести страшную войну в современных условиях, надо иметь массу на своей стороне и что даже передовые слои этой массы плохо разбираются в вопросах. Недаром накануне нынешней войны буржуазная пресса каждой страны с таким рвением сеяла панику в населении, рисуя призрак неизбежного нападения на «отечество» со стороны того или другого врага… самый этот страх народных масс перед перспективами кровавой бойни, мучительная неизвестность завтрашнего дня, длительный, казавшийся бесконечным, период всеобщей тревоги, порождали в широких слоях населения каждой страны глухое раздражение против «внешнего врага», разжигали и обостряли озлобление против соседнего государства и создавали крайне удобную психологическую почву, для распространения всякого рода нелепых легенд о вражеских кознях… Вся свобода печати накануне мировой войны фактически выразилась в полной свободе для таких газет, как «Matin”, “Journal”, “Temps”, “Berliner Tageblatt”, “Frankfurter Zeitung”, “Neue Freie Press”,“Times”, «Русского Слова», «Нового Времени» и т.д. подготовлять кровавую баню, провоцируя один народ против другого сокрытием преступлений в области внешней политики правительства своей страны и подчеркиванием империалистических планов правительства другой. По своему моральному содержанию буржуазная свобода печати явилась таким же преступлением, как свобода торговать опиумом»[3].

 

Подготовку войны «провоцировала пресса, усиливая существующее недо­верие между странами, - подтверждал Д. Макдоно, - Органы печати Германии, Британии, России или Франции подстрекали свои народы к войне, ма­нипулируя понятиями чести и славы...»[4]. Эти газеты, отмечал М. Павлович, «старались не уступать друг другу в выдумке всякого рода сенсационных новостей, в разжигании национальных страстей, одним словом в создании во всех государствах удобной психологической почвы для облегчения правительству возможности объявить войну соседней стране в любой момент»[5]….

 

 

* * * * *

 

 

Право цивилизации

 

Право цивилизации получило обоснование в виде теории расового превосходства. Последняя приобрела особую популярность в англо-саксонских странах, лидировавших в  колониальной экспансии, требовавшей соответствующего морального обоснования. Расовая теория, отмечал Дж. Гобсон, базируется на том постулате, что ««человеческий прогресс требует расовой борьбы, в которой слабейшие расы погибнут, а «социально продуктивные» выживут и будут процветать: мы - «социально - продуктивная раса». Так гласит империалистический аргумент»[6].

 

Наглядный пример, подтверждающий «право цивилизации», давал Ф. Энгельс: «Бросит ли Бакунин американцам упрек в «завоевательной войне», которая, хотя и наносит сильный удар его теории, опирающейся на «справедливость и человечность», велась исключительно в интересах цивилизации. И что за беда, если богатая Калифорния вырвана из рук ленивых мексиканцев, которые ничего не сумели с ней сделать?» И что плохого в том, что она достанется энергичным янки. «Конечно «независимость» некоторого числа калифорнийских и техасских испанцев может при этом пострадать; «справедливость» и другие моральные принципы, может быть кое-где будут нарушены; но какое значение имеет это по сравнению с такими всемирно-историческими фактами?»[7]

В основе расовой теории лежали принципы дарвинистского естественного отбора, перенесённые в социальные и национальные отношения. В крайних формах расовая теория проявилась в колониальную эпоху. Причем, чем выше было цивилизационное превосходство, тем большее насилие оно допускало. В результате, отмечал Г. Уэллс, даже в начале ХХ века «столкновения европейских коло­низаторов с местным населением… приводило к ужасающим зверствам. Ни одна европейская страна не сохранила там чистые руки»[8].

 

Основную идею расовой теории наглядно передавал ее проповедник проф. К. Персон: «История показывает мне один и только один единственный путь, которым была достигнута высокая степень цивилизации. Этот путь - борьба расы с расой, в которой одерживает верх и остается существовать физически и духовно более пригодная раса. Если люди хотят знать, могут ли низшие расы людей развиться до более высокого типа, боюсь, что единственный способ-это предоставить им бороться между собою до конца, и даже тогда борьба за существование между индивидом и индивидом, между племенем и племенем может и не дать того физического отбора (отбора, связанного с исключительными свойствами расы), от которого, вероятно, так много зависел успех арийцев»[9]. «Постоянная борьба с другими расами или народами, - дополнял К. Персон, - необходима для поддержания и развития данной расы или народа; если устранить неизбежность борьбы, энергия расы сразу ослабнет и в конце концов заглохнет»[10].

 

«Таким путем, - комментировал Дж. Гобсон, - мы легко переходим от естественной истории к этике и находим в утилитарности моральную санкцию для расовой борьбы. Империализм есть не что иное, как подобная естественно - историческая доктрина, рассматриваемая с национальной точки зрения. Мы представляем социально-влиятельную нацию, мы завоевывали и приобретали территориальные владения в прошлом; мы должны продолжать в том же духе, ибо это наше назначение, которое на пользу нам и всему миру, и, следовательно, так действовать - наш долг»[11]. «Великие нации быстро поглощают заброшенные места..., - доводил до окончательной утилизации расовую идею американский геополитик А. Мэхэн, - Это движение, которое обеспечивает развитие цивилизации и прогресс расы…»[12]

 

 

* * * * *

 

Россия

 

Россия была исключена из идеи создания срединно-европейской конференции цивилизованных стран. В мировоззрении европейцев она занимала особое место: Характерным и ярким примером тому могут служить строки из книги французского путешественника А. де Кюстина, написанные в 1839 г.: «В сердце русского народа кипит сильная, необузданная страсть к завоеваниям - одна из тех страстей, что вырастают лишь в душе угнетенных и питаются лишь всенародною бедой. Нация эта, захватническая от природы, алчная от перенесенных лишений, унизительным покорством у себя дома заранее искупает свою мечту о тиранической власти над другими народами; ожидание славы и богатств отвлекает ее от переживаемого ею бесчестья; коленопреклоненный раб грезит о мировом господстве, надеясь смыть с себя позорное клеймо отказа от всякой общественной и личной вольности… Россия видит в Европе свою добычу…»[13].

 

В первой половине XIX в. «тема Русской угрозы обсуждалась на страницах французской печати ничуть не реже, чем необходимость союза с Россией. Россия имела в Европе репутацию «державы, захватнической по самой своей природе»», - отмечал Меттерних в 1827 г.[14] «В 1830-е годы в республиканской и - отчасти  - правительственной прессе общим местом стала мысль о том, что российский император готовит "крестовый поход" против западной цивилизации и намеревается принести на Запад "цивилизацию сабли и дубины" (по определению газеты "National"); «Россию изображали «Дамокловым мечом, подвешенным над головами всех европейских государей, нацией варваров, готовых покорить и поглотить половину земного шара»» - Wiegel[15]. Призыв «не допустить до Европы дикие орды с Севера… Защитить права европейских народов» звучал в 1830 г. в манифесте польского сейма[16].

 

Не случайно западные историки XIX века, отмечает С. Кара-Мурза, называли Карла I, "очистившего" Центральную Европу от славян, главной фигурой истории Запада - выше Цезаря и Александра Македонского и даже выше христианских героев. Когда Наполеон готовил поход на Россию, его назвали «воскресшим Карлом». И в 30-40-е годы XIX века в Европе считали неизбежным «крестовый поход» Запада против «восточного тирана»[17].

 

Угроза была настолько ощутима, что А. Пушкин в 1830-е годы отмечал: «озлобленная Европа покамест нападает на Россию не оружием, но ежедневно бешеной клеветой»[18]. И отвечал Клеветникам России:

 

Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной отвага

И ненавидите вы нас…

 

В 1867 г. Ф. Тютчев констатировал, как объективную данность, сложившееся и ставшее традиционным отношение Запада к России:

 

Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась:

Для них – закон и равноправность,

Для нас насилье и обман…

И закрепила стародавность

Их, как наследие славян…

 

К концу ХIХ века европейцы уже пару столетий пугали друг друга угрозой с Востока, а русские все никак не шли и не шли.  В России, тем временем, угроза с Запада приобретала все более осязаемые черты. И в 1870 г. Ф. Достоевский писал из Дрездена: «В Европе все держат против нас камень за пазухой», «Европа нас ненавидит», «Европа презирает нас, считает низшими себя, как людей, как породу…». Всех славян вообще «Европа готова заварить кипятком, как гнезда клопов…». «Там (в Европе) порешили давно уже покончить с Россией. Нам  не укрыться от их скрежета, и когда-нибудь они бросятся на нас и съедят»[19]

 

 

* * * * *

 

В настоящей статье приведены лишь краткие отрывки из главы, посвященной моральной подготовке Первой мировой войны, из книги Автора «Первая мировая. Политэкономия войны». Не смотря на прошедший с того времени век, те же самые принципы и законы действуют и сегодня и они вновь готовят человечество к новой войне, которая может стать последней…

 



[1] Павлович М.П…, с. 43.

[2] Цит. по: Макдоно Д..., с. 554-555; Бюлов Б…, с. 439.

[3] Павлович М.П…, с. 44.

[4] Макдоно Д..., с. 552.

[5] Павлович М.П…, с. 45.

[6] Гобсон Дж…, с. 132.

[7] Энгельс Ф. Демократический панславянизм, К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. , 2-е изд., т. 6, с. 292-293.

[8] Уэллс Г. Д...., с. 279

[9] Гобсон Дж…, с. 136.

[10] Карл Пирсон. Национальная жизнь с точки зрения науки. 1901, с. 44.

[11] Гобсон Дж…, с. 133.

[12] Цит. по: Емельянов Ю.В..., с. 164-165.

[13] Астольф де Кюстин. Россия в 1839 году. Пер. В. Мильчиной. Т.1, Т.2. - М.: Изд. Им. Сабашниковых, 1996. - 528 с., с. 341.

[14] Меттерних в 1827 г.; Bertier de Sauvigny G. Metternich et son temps. P. 1959. P., 198

[15] Подробнее см.: комментарии В. Мильчина, А. Осповат к книге: Кюстин А. Де Россия в 1839 году. В 2.т. Т.1. – М.: им. Сабашниковых. 1996. – 528 с., с. 436.

[16] Куняев С…, 24.

[17] Кара-Мурза С. Советская цивилизация. Книга первая. От начала до великой победы. М.: Алгоритм, 2002. С. 331.

[18] Цит. пол: Куняев С…, с. 22.

[19] Достоевский Ф.М…, с. 467-470.

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности