Тени будущего

Политэкономия демографии 3

 

 Сообщения политиков и специалистов последних недель звучат все тревожнее, как на мировом, так и российском уровне. Например, главный исполнительный директор МВФ К. Георгиева дает негативный прогноз глобального роста на 2020 г., утверждая, что он  будет сопоставим с мировым финансовым кризисом 2008-2009 гг., если «еще не хуже»[1]. Глава Счетной палаты А. Кудрин так же предупреждает об угрозе мирового кризиса и роста бедности в России: «Если цена на нефть будет около 35 долларов, как сегодня, то я вижу риски снижения роста ВВП до нуля практически, может быть, даже отрицательный эффект»[2].

 

Для того, чтобы оценить угрозу, которую несет России падение цен на нефть, для начала стоит привести стоимость нефти в постоянных ценах (Гр.1). (Стоимость нефти Brent в текущих ценах 2020 г. ~30$, что в постоянных ценах 1976 г. равно ~ 6,6$). Как видно из графика стоимость нефти в марте 2020 г. рухнула до самого низкого уровня - середины 1990 гг., ниже она опускалась только во время кризиса 1998 г.

 

Гр. 1. Стоимость нефти Brent (1976-83 Forties),

в постоянных ценах 1976 года, долл. США[3]

 

 

Какое влияние падение цен на нефть оказывает на экономику России? Наиболее наглядным в данном случае будет сопоставление динамики изменения цен на нефть и ВВП в долларах США. (Соотношению ВВП в долларах и ВВП по паритету покупательной способности (ППС), будет посвящена одна из следующих статей). Как видно из графика (Гр. 2), динамика ВВП России с середины 1990-х годов находится в плотной зависимости от изменения цен на нефть. И имеет явно отрицательный тренд.

 

Гр. 2. Динамика изменения цен на нефть и темпов роста ВВП, в текущих ценах в долл. США, в % к предшествующему году[4]

 

 

 

Во время кризиса 2008-2009 гг. и 2014-2015 гг. падение цен на нефть было смягчено за счет использования государственных резервов, которых практически не было в 1998 г. В настоящее время, в 2020 г. по словам Председателя Совета Федерации Федерального Собрания В. Матвиенко: «Россия лучше других стран оказалась подготовлена к такому сценарию, как падение цен на нефть, снижение курса рубля, благодаря сбалансированной экономической и финансовой политике. С учётом того, что у нас серьезный запас прочности, он позволит России, уверена, даже при сохранении низких цен на нефть уверенно пройти этот сложный период…»[5].

 

Действительно Россия сегодня имеет значительные государственные резервы и их может хватить, как говорит министр финансов, лет на шесть для выполнения всех обязательств государства, в том числе социальных[6]. Однако на деле, сегодня финансовое положение России значительно хуже, чем в 2014-2015 гг. Причина этого заключается в том, что устойчивость государства во время войн и кризисов определяется не столько резервами, сколько величиной накопленного национального капитала. (Госрезервы составляют лишь относительно небольшую его часть, точно так же как госбюджет составляет только часть ВВП).

 

Кризис 2014-2015 гг. привел к потере примерно 1/4 накопленного за предыдущие годы национального капитала. Именно крайняя ограниченность национального капитала и большая зависимость от сырьевого экспорта стали причиной того, что с началом падения цен на нефть рубль стал худшей валютой мира по отношению к доллару: по состоянию на 18 марта, с начала года он подешевел на 22%, что по данным агентства Bloomberg является «худшим показателем в мире»[7], одновременно рубль занял второе место среди самых волатильных валют мира[8].

 

Ограниченность национального капитала и существующая зависимость динамики ВВП от цен на нефть, говорит о неизбежном падении долларового ВВП, что будет сопровождаться снижением прибыльности бизнеса и доходов населения. В отличие от кризиса 1990-х годов, на этот раз продовольствие и товары будут, по крайней мере первое время, оставаться в изобилии на полках магазинов - будет сокращаться только покупательная способность населения. Дефицит появится в случае нарастания волны банкротств, роста безработицы и инфляции, когда правительство будет вынуждено применять мобилизационые меры. Глубина кризиса будет зависеть не столько от глубины падения цен, сколько от продолжительности  этого падения.

 

Причина этого заключается в том, что стоимость кризиса, как и войны растет, как функция его продолжительности. К кризису можно в полной мере отнести слова знаменитого китайского стратега VI века до н.э. Сунь-Цзы, который отмечал, что «на войне слышали об успехе при быстроте ее, даже при неискусности ее ведения и не видели еще успеха при ее продолжительности, даже при искусности ведения. Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было выгодно государству…»[9].

 

Возвращаясь к теме настоящей серии, которая началась со статьи Сладкая смерть под нефтегазовым наркозом, можно заметить, что темпы естественного прироста населения России имеют сильную корреляцию, не только с динамикой ее экспорта, но и с ценами на нефть Гр. 3. (На графике, для наглядности, динамика естественного прироста приведена к размерности графика нефти). Из графика видно, что динамика Естественного прироста с определенным лагом (отставанием), с начала 1980-х гг., повторяет изменение цен на нефть, причем этот лаг постоянно сокращается с 7 до 2 лет.

 

Исходя из этой зависимости, сопровождаемой периодом спада демографической волны 1990-х гг., в ближайшие годы можно ожидать существенного сокращения естественного прироста населения. Если говорить о размерах этого падения, то для примера, в период сопоставимых цен на нефть в период 1993-2005 гг. Темпы естественного падения численности населения составляли 600-800 тыс. человек в год. Между тем население, в настоящее время, психологически более подготовлено к кризисам, чем в 1990-е годы.

 

Гр. 3. Динамика изменения цен на нефть (в постоянных ценах 1976 г.) и приведенного Естественного прироста населения[10]

 

 

 

Ситуация отягощается тем, что сегодня, помимо падения нефтяных цен, на экономику России действует еще один негативный фактор, который в совокупности с первым может подорвать возможности правительства по нормализации ситуации, а именно, речь идет об эпидемии коронавируса, которая, по мнению министра финансов А. Силуанова, оказывает на экономику России даже более негативное влияние, чем падение цен на нефть[11].

 

Конечно, настоящие подсчеты носят ориентировочный характер, поскольку они зависят от большого количества привходящих и постоянно меняющихся факторов. Более точные оценки и прогнозы требуют других возможностей. Однако основные тенденции видны уже давно, о них Автор писал еще в 2012 г. сегодня они проявляются в неожиданной (эпидемия) форме, но, тем не менее, являются совершенно закономерными. Эта закономерность определяется тем, что объемы накопленного в мире капитала превышают возможности существующего общества «переварить» его.

 

Наглядным индикатором данного факта является, как падение цен на нефть, так и в еще большей мере падение ключевых ставок ведущих эмиссионных центров. Капитал не находит себе применения, а следовательно, в полном соответствии с экономическими законами, для обеспечения своего роста, избыточный капитал неизбежно должен быть уничтожен или глобальным кризисом (Новой Великой Депрессией), или коронавирусом, или тотальной войной.

 

Человечество сталкивается с подобными глобальными кризисами не впервые. Наглядным примером и поучительным уроком, в данном случае, могут являться политэкономические причины возникновения Первой мировой войны, описанные Автором в главе SUPREMA LEX DE CAPITALISMUS (основной закон капитализма), в его книге: Первая мировая политэкономия войны.

 

 



[3] Цена на нефть. Лист 2.

[4] Цена на нефть. Лист 3.

[9] Конрад Н.И. Сунь-Цзы. Трактат о военном искусстве. – М., Л., 1950.

[10] Цена на нефть. Лист 2.

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности