Социальная сегрегация I

 

Часть I

 

Приближение 100-летнего юбилея «Русской революции», дает повод вновь обратиться к этому, почти забытому, переломному событию русской и мировой истории в ХХ веке. И особенно к тем его моментам, которые оказав ключевое влияние на историю той эпохи, тем не менее, оказались за рамками традиционных исторических исследований. Эти пробелы отчасти были восполнены в книжной серии В. Галина «К 100-летию Русской революции». И на них стоит остановиться на них еще раз более подробно, посвятив им небольшой цикл статей. Первые две из них будут посвящены социальной сегрегации.

 

Сегрегация, очевидно, является неизбежным наследием рабства, поскольку политическая отмена многовекового рабства лишь создает условия для равенства, но не реальные экономические и социальные возможности для его реализации. Кроме этого политическая отмена рабства не может сразу же отменить ни объективных социально-экономических условий его существования, ни субъективной инерции расовых, классовых и сословных интересов привилегированных слоев общества. 

 

Период сегрегации может длиться многие десятилетия, например, с момента отмены рабства в США в 1865 г., до отмены сегрегационных законов прошло почти 100 лет. (Официально отменены в 1964 г. "Закон о гражданских правах") Однако наследие сегрегации в США, не смотря на проведение целенаправленной политики десегрегации, до конца не изжито до сих пор, что наглядно демонстрирует разница в уровне образования, преступности, внебрачных детей и т.п. между белым и черным населением Америки.

 

Подобную ситуацию можно наблюдать и в Индии, где, не смотря на то, что конституция 1950 г. признала равенство всех каст и полноправие неприкасаемых, кастовая система в той или иной мере сохраняет свою силу. Отличие сегрегации негров в США, от неприкасаемых в Индии, заключается в том, что в первом случае сегрегация осуществлялась по расовому принципу, во втором – по социальному.

 

Своя форма сегрегации, после отмены крепостного права в 1861 г., возникла и в России. В ней сегрегации подверглось, прежде всего, русское крестьянство для которого сохранялись полуфеодальные ограничения. В общественной жизни социальная сегрегация русского крестьянства и простонародья, превращала их в недолюдей или по С. Витте в «полуперсон», «существ особого рода»; по ген. М. Алексееву, монархисту В. Шульгину, ротмистру Князеву – в «зверей»; по М. Булгакову - в «шариковых»; по ген. А. Деникину и лидеру российских либералов П. Милюкову – в «чернь»[1].

 

Русская «чернь» в политическом, экономическом и культурном отношении была сегрегированна даже в большей степени, чем северо-американские негры. Например, в конце XIX в. доля умеющих читать и писать русских крестьян была почти в 3 раз меньше, чем у американских негров[i].

 

Социальной сегрегации в Россиибыло подвержено более 80% ее населения (не только бывшие крепостные крестьяне, но и удельные и государственные, т.е. все надельные крестьяне, платившие выкупные платежи), для сравнения в США, где сегрегации по расовому признаку подверглись негры, их доля на момент отмены рабства составляла всего около 10% населения страны. М. Вебер в 1905 г. весьма точно отмечал эту особенность России, указывая, что в ней миллионы крестьян «образуют класс колонов таких масштабов, которые знали разве что Древ­ний Египет и Римская империя»[ii].

 

Социальная сегрегация крестьянства в России, выражалась, прежде всего, в дискриминации его экономического, политического и культурного развития. Общие принципы этой сегрегации известный историк В. Ключевский отразил еще в 1911 г.: «Средства западноевропейской культуры, попадая в руки тонких слоёв общества, обращались на их охрану… усиливая социальное неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации культурно безоружных народных масс, понижая уровень их общественного сознания и усиливая сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе. Главная доля вины – на бессмысленном управлении»[iii].

 

Экономическая сегрегация выражалась в непропорциональном большом, принудительном изъятии крестьянского продукта на содержание государства и высших слоев общества. Примером в данном случае могут служить размеры: совокупных налоговых и выкупных платежей с государственных и удельных крестьян, которыесогласно даннымправительственной сельскохозяйственной комиссии 1872 г., в 37 губерниях (не считая западных) составляли ~ 93% чистого дохода с земли, а «платежи бывших помещичьих крестьян по отношению к чистому доходу с их земли, - согласно «Трудам податной комиссии», - выразились в размере 198%, т.е. крестьяне не только отдавали весь свой доход с земли, но и должны были еще приплачивать столько же…»[iv].

 

«Налоги, - отмечал в этой связи в 1905 г. известный экономист И. Озеров, - из года в год высасывали из крестьянского населения огромную часть его дохода, не давая взамен почти ничего для улучшения культуры, для увеличения производительности народного труда. Хозяйство падало, и дефициты покрывались лишь хроническим голоданием»[v]. В то же самое время русское дворянство, священники и чиновники были освобождены от личных налогов. Известный общественный деятель того времени князь В. Мещерский замечал по этому поводу: «наша финансовая система всегда основывалась на несоразмерном взимании налогов и податей с наименее имущих плательщиков», привилегированные же классы продолжают «пользоваться полным безучастием в несении тягостей государственных платежей»[vi].

 

При этом «стоимость содержания этой (государственной и элитарной) надстройки, была несопоста­вима с национальным доходом. Бремя налогов, добавлявше­еся к другим видам частной эксплуатации, мешало накопле­нию капитала в крестьянской экономике, а без такого накопления внедрение новой агротехники и применение бо­лее совершенной организации труда было невозможно…, - писал лидер прокрестьянской партии эсеров В. Чернов, но, - невозможно и брать у деревни до бесконечности, ни­как не компенсируя причиненный ей ущерб»[vii].

 

Несоразмерные взыскания с крестьянства не позволяли ему накопить необходимый капитал для поднятия своего хозяйства и преодоления глубокой нищеты. Сложившийся порядок, писал первый премьер-министр России С. Витте Николаю II, держится только на долготерпении крестьянства, оно слишком долго подвергается перенапряжению[viii]. «Теперь мы действительно обеднели, - утверждал в начале ХХ века известный крайне правый экономист, славянофил С. Шарапов, - мы убили, закабалили труд, а главное, мы беспощадно опустошили землю хищническим хозяйством»[ix]. Что дальше? – «В будущем не видно ничего, - отвечал Шарапов, - кроме взрыва стихийной ненависти, которая накопляется все больше и больше»[x].

 

Терпение крестьянства лопнуло, что привело к Первой русской революции. Она началась с Петиции рабочих 9 января 1905 г. где одним из первых требований стояла отмена выкупных платежей. Отказ правительства удовлетворить требования привел к тому, что своих прав крестьяне стали добиваться силой. На основную причину перехода крестьян к активным действиям П. Столыпин указывал в своем отчете о волнениях в Саратовской губернии: «все крестьянские беспорядки, агитация среди крестьян и самовольные захваты возможны только на почве земельного неустройства и крайнего обеднения сельского люда. Грубое насилие наблюдается там, где крестьянин не может выбиться из нищеты»[xi].

 

Продолжение следует

 



[1] Понятие «черни» существовало уже в XVII в., где ей противопоставлялись «лучшие» или «белые люди». (Покровский М…, т.1, с. 283.)



[i] В 1890 г. в США доля умеющих читать и писать черных и прочих (кроме белых) составляла 43%, а в 1900 г. - 56%.  (Excerpts are taken from Chapter 1 of 120 Years of American Education: A Statistical Portrait (Edited by Tom Snyder, National Center for Education Statistics, 1993).https://nces.ed.gov/naal/lit_history.asp)По России см: (см.: Бычков Н. Юридический Вестник, 1890, № 7-8 (Рубакин Н. Грамотность. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. т. 82.)) https://ru.wikipedia.org/wiki/Грамотность_в_России)

[ii] Вебер…, с. 588.

[iii] Цит. по: Магарил С. «Российская интеллигенция. Пределы рациональности», «Диалог со временем» – №34, 2011

[iv] Каблиц И.И.  Основы народничества- СПб. 1872-1873 (Платонов О.А…, с. 221).

[v] Озеров И…, с. 22.

[vi] Мещерский В.П. Дневник, 28 марта // Гражданин. 1887. 4 апреля. N 27-28. С. 17. (Дронов И...)

[vii] Чернов В.., с. 414-415.

[viii] Милов Л. В. (ред.) История России. ХХ - начало XXI века.  М. 2008, с. 92. (Нефедов С…)

[ix] Шарапов С.Ф…, Славянофилы в экономике., с. 421.

[x] Шарапов С.Ф. После победы славянофилов. – М.: Алгоритм, 2005. – 624 с. Социализм как религия ненависти, с. 328.

[xi] Кабытов П. С. Русское крестьянство в начале XX века. Куйбышев, 1990, с. 52. (Нефедов С…)

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.