Призрак Европы

Кризис на Украине ч. 5.1

 

После распада СССР Украина стремилась, прежде всего, укрепиться, как независимое национальное государство, балансирующее между Россией и Европой. Однако все большее отставание от восточноевропейских соседей привело Украину к необходимости окончательного выбора своей ориентации. Объективная неизбежность этого выбора предопределялась тем, что практически все восточно-европейские страны являются экономически и политически несамодостаточными и могут обеспечить свое существование и развитие, только входя в орбиту западноевропейской или русской цивилизации.

 

Выбор в пользу России определялся общим историческим наследием, связывающим украинцев и русских; в пользу Запада – его богатством и открывающимися, в связи с этим, возможностями, которые демонстрировали страны бывшего советского блока вошедшие в Евросоюз.

 

Россия и Европа не стояли в стороне от выбора Украины. Россия предлагала участие в СНГ; в свою очередь в Германии, сообщал Национальный институт стратегических исследований Украины в 1997 г., «надеются, что Украина, не упуская из­­ внимания сотрудничество с США в области безопасности, больше внимания уделит европейской общности»[1]. Одновременно подчеркивалось, что «Украина для Запада, возможно, не настолько важна, как Россия, но более важна, чем Белоруссия, Молдова, даже чем Болгария, Румыния»[2].

 

Переговоры об ассоциации с ЕС начались во времена президентства В. Ющенко в 2007 г. Соглашение с ЕС предусматривало полный разрыв исторически сложившихся экономических связей с Россией: Украина не может быть одновременно членом Таможенного союза (с Россией) и иметь углубленную зону свободной торговли с ЕС, заявлял председатель Еврокомиссии Ж. Баррозу в 2013 г.[3]

 

Ситуация, катализированная экономическим кризисом, созрела к 2014 г, когда вопрос соглашения об ассоциации с Европой был поставлен ребром, отказ Януковича от его подписания стоил ему президентского кресла. С началом Евромайдана, на Украину поспешили европейские политики от Я. Качиньского и представителя Евросоюза по иностранным делам К. Эштона до председателя Европейского совета Х. Ромпея, который заявлял: «Я приветствую волю украинского народа жить в свободной, независимой и единой стране с сильными связями с ЕС. Мы готовы подписать соглашение об ассоциации и поддержать Украину в эти тяжелые времена» [4].

 

Общий лейтмотив звучал в словах председателя британо-украинской парламентской группы Д. Уиттингдейла, который требовал «прекратить репрессии против митингующих в Киеве», и подчеркивал, что главным препятствием для интеграции Украины в Евросоюз остается Россия. Представитель британского Форин-офиса в ранге государственного министра Х. Суайер заявил, что британское правительство считает неприемлемым разгон и арест мирных демонстрантов в Киеве и хотело бы видеть Украину в Европейском союзе в качестве равноправного партнера. Он также указал на опасность, исходящую от России, выступающей против европейской интеграции Украины[5].

 

Искренность заботы о будущем Украины высших представителей британского истеблишмента будет проверена уже через год, когда Британия проголосовала за выход из Евросоюза. Тем самым, Англия бросила на произвол судьбы, как все те демократические и цивилизационные ценности, ради которых он создавался, так и все страны Восточной Европы, входившие в ЕС, получавшие финансовую помощь и рабочие места, не в последнюю очередь от  Великобритании.

Еще в большей степени выход Англии из ЕС касался Украины, которая только начинала попытку своей интеграции в ЕС и поэтому нуждалась в этой финансовой помощи и рабочих местах больше других.

 

Невольно создавалось ощущение, что Лондон больше интересует отрыв Киева от России, чем судьба Украины. Эти подозрения укрепились категорическим отказом Евросоюза от обсуждения, соглашения об ассоциации Украины, с Россией, имевшей с ней развитые экономические и культурные связи, оставшиеся в наследство от СССР. По форме этот отказ выглядел, как экономическая агрессия против России, а по факту им и являлся, поскольку вел к ослаблению геоэкономического и геополитического положения России.

 

Украина использовалась лишь в качестве инструмента этой агрессии, сама же она, очевидно, если и была кому-то нужна, то только в качестве рынка сбыта. Эти выводы подтверждают факты развития постевромайданных взаимоотношений между Евросоюзом и Украиной, которой европейцы обещали: финансовую помощь, безвизовый въезд и создание зоны свободной торговли.

 

Финансовая помощь

 

В случае с Украиной о прямой безвозмездной финансовой помощи, которая была оказана странам Восточной Европы и Прибалтики, и которая стала основой их европейской интеграции, речь даже не шла. «Помощь» обещалась Украине только на возмездной основе:

 

В 2014 г. ЕС пообещал Украине кредит в 11,75 млрд евро; МВФ пообещал выделить Украине за четыре года 17,01 млрд долл.[6]; Всемирный банк пообещал за два года 3,5 млрд кредитов; США пообещали Украине госгарантию на 2 млрд долл.; ЕБРР и ЕИБ пообещали Украине по несколько сот миллионов долларов под проекты и пр.[7] Всего порядка 35 млрд долл. кредитов.

 

К 2018 г. МВФ почти выполнил свои обещания[8]. Из выделенных им средств 5 млрд долл. пошло на погашение кредитов и выплату процентов самому МВФ, а оставшиеся, в основном, на поддержание золотовалютных резервов Украины:

 

Чистый приток долговых капиталов (по госдолгу) на Украину,

изменение ее золотовалютных резервов

и выплат Международному Валютному Фонду, млн. долл.[9]

 

 

Примечательно, что пик выплат по кредитам МВФ пришелся на 2013 г., в феврале следующего года произошел Майдан. В статье посвященной поставкам газа на Украину, отмечалось, что рост цен на газ в 2012 г. способствовал радикализации обстановки в стране. Сопоставление выплат по кредитам МВФ с политической обстановкой на Украине, демонстрирует подобное совпадение:

 

Выплаты по кредитам МВФ, млн. долл., цена на газ, дол./ тыс. куб. м.

и итоги парламентских выборов на Украине,  % набранных голосов

 

2006 г.

2007 г.

2012 г.

2014 г.

  Цена на газ

95

130

426

378

  Выплаты МВФ

390

420

3430

5620 (2013 г.)

  Умеренные*

32

34

30

10

  Тимошенко**

22

31

26

6

  Радикалы***

14

15

24

63

* Умеренные: «Партия регионов», «Оппозиционный блок».

** Тимошенко: «Блок Тимошенко», «Объединенная оппозиция», «Батькивщина».

*** Радикалы: «Свобода», «Самооборона», «Самопомощь», «Удар», «Народный Фронт», «Блок П. Порошенко», «Радикальная партия».

 

Очевидно, что это совпадение не случайно, и оно лишний раз подтверждает, что в основе политических переворотов, лежат экономические кризисы, внезапное углубление которых порождает страхи за будущее, и панические настроения, которые, находя себе «подтверждение» в настроениях массы, катализируются и реализуются в виде радикализации общественного сознания. Эти настроения используют в своих политических целях радикальные политические группировки, которые в обычных условиях, находятся на обочине жизни.

На Украине к власти пришли ультраправые националистические группировки. И не случайно, поскольку они на Украине представляли собой не столько радикальную оппозицию, сколько наоборот, являлись частью целевой государственной политики. Политики, проводимой президентами Кучмой, Кравчуком и Ющенко, которые интересовались не столько экономическим и социальным развитием, сколько формированием радикальных националистических настроений.

 

ЕС, по словам главы Представительства ЕС в Украине Х. Мингарелли, мобилизовали 12 млрд евро, включая 3,4 млдр евро макрофинансовой помощи. Это крупнейшая финансовая помощь, которую мы когда-либо мобилизовали. Мы также мобилизовали 200 млн. евро на грантовые программы — это больше, чем в любой соседней стране»[10]. Макрофинансовая помощь - 3,4 млрд пошла на покупку SDR и вошла в кредиты МВФ, 3 млрд долл. – пошли на покупку еврооблигаций гарантированных США. Таким образом, чистая помощь европейских стран, включая 1,2 млрд евро непосредственно от самого ЕС, составила около 6 млрд евро.

 

США перевыполнили свои обещания и предоставили гарантий на 3 млрд долл., под которые были выпущены еврооблигации. Вместе с кредитами Мирового банка, кредитами от Канады, Японии и т.д. всего за 4 года Украина получила более 30 млрд долларов.

 

Однако, не смотря на такой приток капиталов, баланс Внешнего валового долга Украины за последние 4 года, хоть и демонстрирует положительную динамику и даже в 2017 г. вышел в плюс, тем не менее, оказался отрицательным и составил в сумме (минус) – 24,7 млрд долл.[11] Для сравнения: за четыре предмайданных года он был положительный и составил в сумме 38,7 млрд.[12] Другими словами, четыре постмайданных года характеризовались не притоком, а оттоком кредитного капитала из Украины.

 

Особенностью предоставления МФВ и ЕС кредитов Украине, является их привязка к соответствующим политическим или экономическим требованиям кредиторов. Критики этих требований, например, вице-премьер-министр Украины, депутат Верховной Рады А. Викула (01.2018), утверждают, что кредиты МВФ «ведут страну к пропасти…, Киев бездумно берет кредиты на унизительных условиях»[13]. Другой критик, известный украинский экономист А. Охрименко считает, что «фактически Украина попала в стадию глубокого и затяжного кризиса, который во многом и образовался по вине рекомендаций МВФ». По мнению еще одного украинского экономиста В. Скаршевского: «Пока страна в программе с МВФ, ни один иностранный инвестор в нее деньги вкладывать не будет. 20-летняя история сотрудничества Украины с МВФ подтверждает данный факт»[14].

 

Пример требований МВФ демонстрируют условия предоставления кредита, которые были опубликован кабмином Украины, на английском языке (75 страниц), 4 октября 1916 г., спустя месяц после подписания меморандума с МВФ, и которые включали в себя:

 - Утверждение до конца года единых принципов начисления пенсий, увеличение пенсионного возраста и ужесточение критериев получения минимальной пенсии.

 - Предоставление парламентом Национальному антикоррупционному бюро (НАБУ) права на прослушку.

 - Удержание цены газа на уровне импортного паритета, что позволит поквартально корректировать тарифы на топливо и не занижать их искусственно для населения.

 - Принятие закона «Об обороте земель сельхозназначения», который откроет доступ к свободному рынку купли-продажи земли.

 - Реформирование системы налогообложения, в частности, значительное сокращение предпринимателей, работающих по «упрощенке»[15].

 

Земля сельхозназначения является наиболее ценным природным ресурсом Украины, а вывоз сельхозпродукции - одной из основных статей (в 2017 г. - 30%) всего украинского экспорта. По данным Госслужбы по вопросам геодезии, картографии и кадастра, на начало 2016 г. площадь земель сельхозназначения Украины составляла 42726,4 тыс. га. – 70,8% общей площади Украины. Введение их в свободный рыночный оборот быстро приведет к тому, что собственность на эту землю будет принадлежать уже не украинцам. 

 

ЕС так же выставляет свои условия при предоставлении кредитов. Например, в марте 2017 г. президент Европейской Комиссии Юнкер при встрече с премьер-министром Украины Гройсманом, высказался совершенно четко: «для украинского правительства будет достаточно подать законопроект об отмене моратория на экспорт леса-кругляка для того, чтобы начать процесс предоставления второго транша»[16]. Кругляк, в среднем, стоит в 3 раза дешевле обработанных лесоматериалов, которых в 2017 г. Украина экспортировала на 460 млн. долл.

Другой пример касается уже начала 2018 г., когда глава представительства ЕС на Украине Х. Мингарелли объяснял, что Украине не была предоставлена финансовая помощь в размере €600 млн. из-за невыполнения украинской стороной обязательств (4 из 21) по проведению структурных реформ в экономике и управлении[17].

 

В 2017 году начался новый этап финансовых отношений постмайданной Украины с ее западными партнерами, а именно – покрытие взятых кредитов. Всего, по данным Национального банка Украины, за 4 года нужно будет вернуть с процентами около 25 млрд долл. Структуру и распределение выплат этого долга по годам приводит информационный портал liga.net[18], в млрд долл.:

 

 

 

К этим выплатам, отмечает С. Шевчук, могут добавиться "судебные" статьи внешнего долга - $2 млрд. по итогам стокгольмского разбирательства с Газпромом, 3 млрд - по "долгу Януковича" и т.д.[19]

 

Данные НБУ по внешним обязательствам на ближайшие годы, отличаются от данных Минфина Украины, которые приводит А. Амелини Ukrainian Institute for the Future. Согласно их подсчетам расходы по обслуживанию и возврату внешнего долга за 5 лет составят 40 млрд долл.[20]

 

Расходы по обслуживанию и покрытию национального долга Украины,

по данным Министерства финансов Украины (от 15.06.2017), млн. долл.[21]

 

 

Проблема расчета по долгам заключается в том, что ресурсы Украины к настоящему времени оказались еще более ограничены, чем в предмайданный период. Свидетельством тому может служить выросшее с 2013 по 2017 гг. в 2 раза - с 40 до 80% отношение госдолга к ВВП[22]. Это кажется немного, например, по сравнению с Японией, у которой госдолг по отношению к ВВП составляет почти 240%, но у нее только 10% долга номинировано в иностранной валюте, а у Украины – 65%[23]. Проблему с получением валюты, для покрытия долгов, отягощает отрицательный торговый баланс Украины.

 

И если для развитых стран и 80% чувствительно, но не критично, то для Украины согласно методологии МВФ критическая граница долговой нагрузки находится на уровне 60% ВВП[24]. Однако даже такую оценку, для таких стран с переходной экономикой, как Украина, можно считать завышенной. Например, в 2014-2015 гг. от дефолта Украину спасли только кредиты МВФ, а долговая нагрузка составляла тогда всего 40% ВВП. Очевидно, что и на этот раз успех покрытия внешних обязательств Украины, будет определяться, главным образом, возможностью и условиями привлечения новых кредитов.

 

А с эти могут возникнуть проблемы, поскольку начиная с 2014 г. Украина, по оценкам различных аналитических агентств, постоянно входит в число лидеров среди стран с наибольшей вероятностью дефолта: 20 декабря 2014 г. Standard & Poor’s поставил Украине рейтинг CCC- (минус) – 2-е место; в июле 2015 г. по Business Insider - 3-е место, после Греции и Венесуэлы[25]; USA Today в августе того же года – 1-е[26]; в августе 2016 г. Bloomberg – 3-е[27]; в августе 2017 г. Moody’s повысило кредитный рейтинг Украины до Саа2, с негативного до стабильного. Тем не менее, прогноз по рейтингу остался на уровне Ba1, что по шкале агентства является неинвестиционным, или «мусорным», уровнем[28]. С рейтингом Caa2 Украина входит в пятерку стран, из индексируемых, с самым низким кредитным рейтингом. В начале 2018 г. Украина заняла 2-е место по сумме долгов, среди всех должников МВФ.

 

С началом выплат Международному валютному фонду в 2017 г. (в размере всего 1268 млн. долл.) подспудная, не вполне осознанная, неувернность в будущем вновь, как и в 2013-2014 гг. приводит к нарастанию страхов и панических настроений, которые наглядно проявились 1 и 28 января 2018 г. в факельных шествиях; в принятии Верховной Радой 18 января закона о "Реинтеграции Донбаса", объявляющим Россию "страной-агрессором"; в погромах 18 февраля, прошедших под лозунгами "Смерть России", и знаменовавших подъем новой волны радикализма. Но это только начало, основная расплата по кредитам еще впереди…

 

Процесс интеграции Украины в ЕС резко контрастирует с тем, который проходили другие страны Восточной Европы. И причины здесь очевидно не только в объективно существующих особенностях Украины. Так например, когда Польша шла в ЕС, ей списали 75 млрд долл. долгов, а потом ежегодно, на протяжении 25 лет она получала от ЕС безвозмездные дотации, в сумме примерно на 50 млрд долл. Кроме этого восточно-европейские соседки из ЕС имеют доступ к кредитам по ставке значительно ниже, чем Украина. Например, в 2015 г., средняя ставка по кредитам для Украины составила - 6,2%, что было в 2 раза больше, чем для Румынии – 2,9%[29].

 

Украина же оказалась плотно подсаженной на "кредитную иглу" и ее будущее, как экономическое, так и политическое находится в полной зависимости от кредиторов.

 

Однако будущее Украины определяется не только состоянием ее финансов, но и ее населения и экономики, но это темы уже для следующих статей настоящей серии…

 

Продолжение следует

 



[1] Парахонський Б.О. Выбори вiдбулися, вибiр попереду// Попереднiй аналiз з деяким геополiтичним аспектом// Полiтика i час, 1998. - №6, с. 26. (Цит. по: Евзеров Р.Я. Украина: с Россией вместе или врозь? – М.: Весь мир, 2000. – 160 с., с. 107.)

[2] Рар А. Вид iз Бонна на Київ/ Нiмеччина сподiвасться, що Україна прагнутиме передусiм до Европи, а не до Америки// День, - Київ , 1997. – 18 жовт., с. 3. (Цит. по: Евзеров Р.Я. Украина: с Россией вместе или врозь? – М.: Весь мир, 2000. – 160 с., с. 107.)

[3] Интерфакс Украина 25.02.2013.  http://interfax.com.ua/news/economic/142168.html

[5] Радио Свобода 12 декабря 2013 г. http://www.svoboda.org/a/25198452.html

[6] 11 марта 2015 г. МВФ утвердил новую 4-х летнюю кредитную программу для Украины Extended Fund Facility на 12,35 млрд долл.

[7] См. подробнее: http://minfin.com.ua/2014/10/06/4835501/

[8] Сколько Украина должна МВФ и как гасит долг 17.07.2017http://panoptikon.org/articles/95363-skolko-ukraina-dolzhna-mvf-i-kak-gasit-dolg.html

[9] Построено на основании данных Минфина Украины, внешний государственный долг Украины: http://index.minfin.com.ua/index/debt/gov/ и http://panoptikon.org/articles/95363-skolko-ukraina-dolzhna-mvf-i-kak-gasit-dolg.html

[10] Украина за три года получила от Евросоюза 12 млрд евро кредитов.16 ноября 2017. https://zn.ua/ECONOMICS/ukraina-za-tri-goda-poluchila-ot-evrosoyuza-12-mlrd-evro-kreditov-266354_.html

[11] Расчеты на основании данных: https://index.minfin.com.ua/index/debt/gov/

[12] Расчеты на основании данных: https://index.minfin.com.ua/index/debt/gov/

[13] Еремина Н. Киев на грани дефолта: МВФ не дает денег. https://www.gazeta.ru/business/2018/01/22/11621636.shtml

[14] Скаршевский В. Украинский экономист: 2018-2020 года Украина не переживет ни с кредитами, ни без кредитов МВФ. 13.03.17. http://antifashist.com/item/ukrainskij-ekonomist-2018-2020-goda-ukraina-ne-perezhivet-ni-s-kreditami-ni-bez-kreditov-mvf.html

[15] «Декрет о земле» для Украины http://www.rosbalt.ru/world/2016/10/11/1557584.html

[17] Еремина Н. Киев на грани дефолта: МВФ не дает денег. https://www.gazeta.ru/business/2018/01/22/11621636.shtml

[18] Сергей Шевчук. Пиковая нагрузка. Как Украина будет погашать внешний долг. 22.01.2018

 http://finance.liga.net/economics/2018/1/22/articles/56369.htm

[19] Сергей Шевчук. Пиковая нагрузка. Как Украина будет погашать внешний долг. 22.01.2018

 http://finance.liga.net/economics/2018/1/22/articles/56369.htm

[20]  Ukrainian Institute for the Future. Anatoliy Amelin Ukraine’s Financial Future: Between Default and Prosperity 30 October 2017. https://uifuture.org/en/post/ekonomika-ukrainy-riski-defolta-ukrainy-stanovatsa-kriticeskimi_448

[21]  Ukrainian Institute for the Future. Anatoliy Amelin Ukraine’s Financial Future: Between Default and Prosperity 30 October 2017. https://uifuture.org/en/post/ekonomika-ukrainy-riski-defolta-ukrainy-stanovatsa-kriticeskimi_448

[22] Динамика совокупного государственного долга и ВВП Украины с 2009 по 2017 гг. (млн. грн.) https://index.minfin.com.ua/finance/debtgov/

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.