Деньги народу

 

Слабость России при сопоставлении ее с нашими реально возможными противниками, с Германией и Австрией, заключается в недостаточной экономической мощи Росси, в ее хозяйственной неразвитости и вытекающей отсюда финансовой зависимости от других стран.

П. Струве, 1912 г.[1]

 

 

Национализация банков большевиками выглядела, как чисто идеологическая мера, постулированная еще в «Манифесте Коммунистической партии», в котором прямо указывалось на необходимость «Централизации кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией»[2].

 

Вместе с тем к необходимости национализации банков приходили и самые непримиримые противники большевизма. Примером в данном случае могла являться русско-японская война, когда «вследствие войны и затем смуты финансы, а главное, денежное обращение начали трещать»[3]. Война, стоившая «около 2500 млн. рублей, (почти годовой бюджет правительства) конечно, поставила наши финансы и денежное обращение в самое трудное, скажу, отчаянное положение, и одной из главных моих задач, - вспоминал С. Витте, - явилось не допустить государственные финансы до банкротства»[4].

 

Определяя состояние страны, после 1905 г. популярный правый экономист, славянофил С. Шарапов восклицал: «Россия разорена и совершенно обезденежена…»[5]. Спасение государства Шарапов предложил в 1907 г. в получившей широкую известность книге «Диктаторъ»: Диктатор Иванов (И) пишет министру финансов Коковцову (К): «Вы сами останавливаете всю промышленность, так как держите учетную норму в 7,5 процентов по трехмесячным векселям, заставляя частные банки брать 10 и 12. … Нынешняя финансовая система никуда не годна и привела нас к разорению и революции… Я могу сказать только одно: золотая валюта неудержима. Поддерживать размен ценой народного разорения немыслимо... Я… буду держать курс рубля на том уровне, какой нужен для народного хозяйства.

 

(К) Ясно. Но для этого нужна монополия по продаже и покупке драгоценных металлов?

(И) Да, Государственный банк иначе курсами управлять не может. Тратты покупать и продавать должен только он. Впрочем, при этой системе никто больше этим заниматься и не будет. Фондовая биржа исчезнет.

(К) Так что игру на курсе вы совершенно исключаете.

(И) Ее нельзя будет вести. Государственный Банк раздавит всякого спекулянта – и здешнего, и заграничного…

(И): «Устанавливаю двойственный бюджет – золотой для расчетов международных и серебряный для внутренних. Сливаю воедино Государственный банк, сберегательные кассы и банки: Дворянский и Крестьянский. Организую уездные казначейства в отделениях Государственного Банка… Это возврат к Канкриновской системе... Вернее, личной системе Николая I»[6].

 

От подобной мобилизации, финансовую систему Россию, спас только крупный заем предоставленный Францией. Тем не менее, даже с учетом этого кредита финансовая система России приходила в себя почти 5 лет, после окончания войны.

 

Первая мировая война уже к 09.1917 обошлась России в 10 раз дороже, чем русско-японская! Общие затраты только на военные расходы, за 3,5 года превысили 26,7 млрд. руб., в ценах начала 1914 г.[7]

 

Основным источником покрытия дефицита бюджета все в большей мере становилась прямая денежная эмиссия, что начало отражаться на ценах с середины 1915 г. В феврале 1916 г. британский представитель при русской армии ген. А. Нокс уже отмечал, что «в Петрограде и крупных городах тяжесть войны чувствовалась все больше и больше. Стоимость предметов первой необходимости возросла неимоверно, и было загадкой, как мелкие чиновники умудрялись выживать. Конечно, в стране всего было в избытке, если бы только железные дороги могли это распределить. Иностранные наблюдатели привыкли к длинным очередям бедняков, часами ожидающих на холоде своей очереди в хлебных лавках, к ужасающе переполненным трамваям. Эти неудобства продолжались так долго, что они начали думать, что этот народ слишком послушен, чтобы предпринять организованную попытку выступления против правительства»[8].

 

Летом 1916 г. Совет министров указывал, что «цены на предметы повседневного потребления продолжают неудержимо расти и в настоящее время положение представляется столь обострившимся, что на местах на этой почве проявляются уже признаки народных волнений и власти оказываются вынужденными, пока, правда, в единичных случаях, прибегать для поддержания порядка к содействию вооруженной силы»[9]. «Самая большая опасность, - подтверждал А. Нокс в своем донесении от 20 июня 1916 г., - это опасность недовольства в больших городах зимой из-за дороговизны предметов первой необходимости. Рост цен вызван отчасти спекуляцией, отчасти малочисленностью железных дорог и неэффективностью их работы... Обеспечение населения города продовольствием требует размышлений, ибо терпению даже русского народа есть предел»[10]. К концу 1916 г. средний уровень цен вырос почти в 4 раза по сравнению с довоенным уровнем[11].

 

По мере разрушения тыла, спекуляция играла в росте цен все большее значение. «Во всех видах нашей промышленности и торговли, - отмечал уже в январе 1916 г. старшина биржевого комитета А. Найденов, - имеются могущественные вдохновители спекулянты, которые тесным кольцом окружили народ и выжимают из него соки»[12]. «Наше время, или вернее, безвременье, - писал популярный в то время журналист И. Южанин, - создает новые возможности для всех, кто только желает воспользоваться моментом. Самой доходной профессией теперь у нас считается спекуляция. Спекуляцией теперь занимаются все: врачи, юристы, студенты, инженеры, актеры, журналисты, бывшие штатские, бывшие военные. Все перемешалось все спуталось в один хищнический клубок…»[13].

 

Меры борьбы со спекуляцией широко обсуждались[14], однако на деле оставались лишь благими пожеланиями. Причины этого крылись, как в неспособности правительства осуществить мобилизацию экономики в целом, так и в том, вспоминал Начальник московской милиции, а затем член Временного правительства А. Никитин, что «спекулянты не боялись облав и реквизиций товаров, так как риск с избытком покрывался прибылью, само же преступление, по отсутствию карательной санкции и чрезвычайной волоките судебно-следственного аппарата, оставалось ненаказуемым»[15].

 

Банки, по мнению современников  событий,  играли в спекулятивном росте цен ключевую роль. Например, уже в апреле 1915 г., в далекой от марксизма, газете русских националистов «Московские ведомости» появилась критика городских управ, которые никак не решались на реквизицию товаров, «хотя им хорошо известно, что нынешняя дороговизна, если не всецело, то в значительной степени, обуславливается спекулятивной деятельностью банков, которые искусственно задерживают появление товаров на рынке»[16].

 

Председатель Государственной Думы М. Родзянко даже подозревал банки в умышленном затягивании войны. В феврале 1916 г. он говорил А. Ноксу: «Может быть, есть люди, которые выступают за мир, но они не осмеливаются говорить об этом. Распутин никогда не будет работать на мир, потому что он управляется кругом банков, которые делают слишком много денег на этой войне, чтобы хотеть ее прекратить»[17].

 

На заседании Особого совещания по обороне 16 марта 1916 г. член ЦК партии кадетов А. Шингарев заявлял, что «Министерство финансов недостаточно использует права кредитной канцелярии» для расследования «спекулятивных действий банков». А председатель совета Съездов промышленности и торговли В. Жуковский призывал министра «приостановить спекуляцию, хотя бы личным воздействием на директоров банков»[18].

 

Министра финансов в свою очередь больше тревожило увлечение банков промышленными делами, которое, предупреждал П. Барк, «становится одинаково опасным для обеих сторон – для банков, которые могут затратить средства вкладчиков и предприятий», последним грозит опасность попасть «под ту, не раз наблюдавшуюся банковскую опеку, когда вместо помощи и содействия кредитное учреждение начинает беспощадную эксплуатацию предприятия, при которой последнее совершенно обессиливает и теряет всякую возможность из-за хищнического хозяйства к дальнейшему развитию, расширению и укреплению своего финансового положения»[19].

 

Примером тому могли служить «кассы многих гигантских предприятий (в том числе Путиловский завод, завод «Беккер» и т.д.), ограбленных банками, - которые, отмечал историк А. Сидоров, - были пусты, и чтобы не остановить работу предприятий, правительство было вынуждено провести их секвестр и назначить казенное управление»[20]. Член ЦК кадетской партии А. Шингарев в этой связи, при обсуждении вопроса о секвестре Путиловского завода в Особом совещании по обороне в 1916 г., замечал: «Из обстоятельств данного дела обнаружилось влияние на дела государства безответственной, но чрезвычайно могущественной власти банков»[21].

 

Настроения самих банкиров передавала записка, поданная в начале 1916 г. министру финансов комиссией А. Вышнеградского, по созыву III съезда представителей акционерных банков. «В ней подчеркивалось, чторабота банков по мобилизации промышленности и их содействие государству в деле реализации займов потребовали не только крайнего напряжения сил, но и солидарности во всех действиях единства финансовой политики. К тому же задача развития промышленности после войны требовала, по их мнению, высокого уровня организации капитала. «А такая организация, — утверждали они, — возможна лишь при тесном единении и содействии всех банков»[22].

 

Предложение банкиров по мобилизации частного кредита, горячо поддержал видный экономист и представитель кадетской партии М. Бернацкий: «Нам нужна рациональная объединенная политика коммерческих банков, а не разрозненные выступления отдельных институтов, иногда спаиваемых на время случайными целями и актами»[23]. Свою поддержку банкирам высказал и председатель совета Съездов представителей промышленности и торговли В. Жуковский, который заявил, что «дело образования съезда коммерческих банков есть дело большое. Оно именно содержит в себе начало той правильной, самостоятельной общественно-экономической политики, которая нужна стране»[24].

 

Против инициативы банкиров выступил министр юстиции, по мнению которого, поддержанному Советом министров, «объединение коммерческих банков может иметь не только экономическое, но и крупное политическое значение». Поэтому он настойчиво предлагал «дополнить этот проект правилами в смысле подчинения съездов более строгому надзору правительства»[25]. Журнал „Война и промышленность“ в свою очередь предупреждал, что «объединение банков несомненно представляет синдикат»[26], который приведет к монополизации частного кредита...

 

В результате в ответ на инициативу банкиров Министерство финансов 20 апреля 1916 г. выступило с законопроектом «О расширении правительственного надзора над акционерными коммерческими банками»[27]. Негативная реакция на него банковского сообщества привела к корректировке законопроекта в сторону некоторого смягчения мер контроля и надзора, новый проект был датирован 6 июня. Одновременно Министерство финансов разрешило созыв III съезда уполномоченных акционерных коммерческих банков, который состоялся 9-14 июня[28]….

 

Однако уже осенью 1916 г. в Совете министров происходит обсуждение нового законопроекта о расширении надзора за частными коммерческими заведениями. Министр торговли и промышленности Шаховской и министр финансов Барк высказывались против этого законопроекта, но он все же был принят Советом министров и 10 октября 1916 г. одобрен царем[29]. 18 ноября 1916 г. министр финансов отдает распоряжение начать ревизию в крупнейших петроградских и московских банках[30], а 19 декабря 1916 г. был утвержден Особый отдел по надзору за банками[31]. Но спустя два месяца началась революция…

 

* * * * *

 

Февральская революция, устранившая «произвол» царского правительства, казалось, должна была открыть дорогу частной инициативе, в деле нормализации финансового рынка, однако все произошло прямо наоборот. «Революция, - констатировал этот факт ген. А. Деникин, - нанесла окончательный удар российским финан­сам…»[32].

 

«Судя Временное правительство, - оправдывался А. Керенский, - не забывайте, что оно возглавило разоренное дотла государство, практически лишенное всякого административного аппарата»[33].

 

Большевикам, после прихода к власти, досталась только пустота, все финансовые ресурсы, которые можно было взять от страны, были уже израсходованны царским и Временным правительствами. К Октябрю 1917 г. Россия была полным банкротом, но не смотря на это большевики смогли не только победить в гражданской войне, но и обеспечить возрождение государства.

 

Как им это удалось и чем пришлось ради этого пожертвовать? Попытка ответа на эти вопросы сделана в главе, краткая выдержка из которой приведена в настоящей статье. Полностью она доступна пока только в печатной версии книги «Политэкономия русской революции».

 

 



[1] Струве П.Б. Экономическая проблема современной России. Замечания экономиста о войне и народном хозяйстве. // Великая Россия. 1912, т.2, с. 146-152. (Цит. по: Прокопович С.Н…, с. 24-25)

[2] Маркс, Энгельс. Манифест Коммунистической партии (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, изд. 2, т. 4, 1955, с. 446. Расширенное толкование этих пунктов см. Маркс К., Энгельс Ф. Требования Коммунистической партии Германии. (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, изд. 2, т. 5, 1956, с. 1-2)

[3] Витте С.Ю…, т. 2, с. 281.

[4] Витте С.Ю…, т. 2, с. 83.

[5] Шарапов С.Ф. Диктатор. 1907 г. –М.: Бобок – Новая книга, 1998. 112 с. Стр. 19-20

[6] Шарапов С.Ф..., с. 10-12, 71-72.

[7] Дефлировано по росту товарных цен за соответствующие годы, на основании данных: Россия в мировой войне 1914-1918 года (в цифрах) – М.: ЦСУ, 1925 г., с. 46  http://istmat.info/files/uploads/33047/rossiya_v_mirovoy_voyne_1914-1918.pdf  ; Сидоров А. Л. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны, М., 1960, с. 172; Погребинский А. Н. Очерки истории финансов дореволюционной России, М., 1954, с. 236, 263; Павловский Ю. А. Русский государственный долг, The Russian Economist, 1920, N 1, p. 176-188; Любимов Н. Н. Баланс взаимных требований СССР и держав Согласия. М., 1924. (Расходы на Первую мировую.. Лист 2)

[8] Knox A… (February 16th, 1916.), p. 387-388.

[9] Особый журнал Совета министров 17 июня 1916 г. ЦГИА, ф. 1276, он. 20, д. 112, лл. 1-2. (Цит. по: Дякин В.С…, с. 207)

[10] Knox A… (June 20th, 1916.), p. 424-425.

[11] Шмелев К.Ф. Доклад от 10.02.1922…, с 25.

[12] Газета «Время» январь 1916 г. (Цит. по: Руга В., Кокорев А..., с. 297).

[13] См. подробнее: Руга В., Кокорев А..., с. 286, 295-296.

[14] См., например, подробнее: Газета «Время» январь 1916 г. (Руга В., Кокорев А..., с. 297-300).

[15] Цит. по: Руга В., Кокорев А..., с. 300-301.

[16] Московские ведомости. 1915. 1 апреля.(Цит. по: Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России…)

[17] Knox A… (February 6 th, 1916.), p. 388.

[18] ЖОСО, 1916.  Т.1. с. 160-161. (Лаверычев В.Я…, с. 242).

[19] Цит. по: Сидоров А.Л…, с. 190.

[20] Сидоров А.Л…, с. 191.

[21] Воронкова С.В. Материалы Особого совещания по обороне государства. М. 1975. С. 123. (Лаверычев В.Я…, с. 236).

[22] ЦГИА СССР. Ф. 583. Оп. 16. Д. 56. Л. 61. (Лаверычев В.Я…, с. 246).

[23] Бернацкий М. К вопросу о мобилизации промышленного кредита. // Промышленность и торговля. 1916. №14, с. 396-399. (Лаверычев В.Я…, с. 246).

[24] Обзор деятельности съездов представителей акционерных коммерческих банков и их органов (июль 1916—1 января 1918 г.) Пг. 1918., с. 49. (Лаверычев В.Я…, с. 247).

[25] ЦГИА СССР. Ф. 1276. Оп. 12. Д. 537. Л. 1-2. (Лаверычев В.Я…, с. 248.)

[26] Война и промышленность. 1916. № 7, с. 1-2. (Лаверычев В.Я…, с. 249).

[27] Шепелев Л.Е. Акционерные коммерческие банки в годы первой мировой войны. // Ист. Зап. 1963. Т. 73, с. 167. (Лаверычев В.Я…, с. 247.)

[28] Обзор деятельности съездов представителей акционерных коммерческих банков и их органов (июль 1916—1 января 1918 г.) Пг. 1918., с. 43. (См. подробнее: Лаверычев В.Я…, с. 247).

[29] Шепелев Л.Е. Акционерные коммерческие банки в годы первой мировой войны. // Ист. Зап. 1963. Т. 73, с. 168. (Лаверычев В.Я…, с. 249).

[30] Вестник банков финансов и промышленности. 1916. № 27., с. 4. (Лаверычев В.Я…, с. 251).

[31] ЦГАОР СССР. Ф. 6. Оп. 1., Д. 104. Л. 240; ЦГИА СССР. Ф. 1276. Оп. 12. Д. 457. Л.5. (Лаверычев В.Я…, с. 250).

[32] Деникин А. И. (I)…, с. 168.

[33] Керенский А. Русская революция…, с. 75.

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности