Железная пята

 

Для историка и философа победа олигархии навсегда останется неразрешимой загадкой.

Дж. Лондон «Железная пята»

 

Преимущества роста…, в последние два десятилетия в США, распределялись неравномерно: неравенство и в богатстве и в доходах возросло до уровня невиданного во времена Великого Гэтсби[1].

П. Кругман [1].

 

Рост неравенства, по словам А. Гринспена, начался с середины 1980 г.: «и хотя другие страны так же сталкиваются с растущей концентрацией доходов, на сегодняшний день ее последствия куда менее значительны, чем в Соединенных Штатах. США явно выделяются среди мировых торговых партнеров»[2]. «Американцы уже видели подобное, - продолжал Гринспен, - В последний раз доходы концентрировались в руках столь же узкого круга людей на короткий период в конце 1920-х годов и на более длительное время — непосредственно перед Первой мировой войной»[3].

На факт роста неравенства указывают представители всех политических сил, но между ними существует принципиальное различие, в оценке проблемы. А. Гринспен воспринимает ее лишь, как досадную помеху угрожающую «обычаям и стабильности демократических обществ. Боюсь, что неравенство может спровоцировать политически выгодный, но экономически разрушительный поворот»[4]. Либеральная идеология вообще отрицает сам моральный аспект проблемы. В лице Ф. Хайека она утверждает, что выражение «социальная справедливость» – «лишено смысла» и «не применимо к цивилизованному типу общества»[5]. Нижние классы общества к людям вообще не относятся «пролетариат – это дополнительная популяция…»[6].

Диаметрально противоположных взглядов придерживается один из реальных и вполне успешных героев книги М. Льюиса: «Будучи консервативным республиканцем ты не задумываешься о том, что одни зарабатывают грабя других… Я пришел к выводу, что вся сфера потребительского кредитов существует для того, чтобы снимать с людей последнюю рубаху»[7]. «Высшие слои общества изнасиловали свою страну. Вы обманули ее жителей. Вы создали машину, обдирающую людей»[8]. «На сегодняшний день на финансовых рынках почти каждый участник заявляет о своей невиновности. Все они утверждают, что всего лишь выполняли свою работу. Так оно и было, - отмечает Д. Стиглиц, - Но их работа часто предусматривала эксплуатацию других или благоденствие за счет результатов такой эксплуатации»[9]. На деле, полагает Д. Стиглиц, «идеология свободного рынка оказалась лишь предлогом для применения новых форм эксплуатации»[10].

Не меньше различий и в определении источников роста неравенства. По мнению А. Гринспена, он стал следствием глобализации и технологического бума. Что объективно имело свое место. Глобализация и технологический бум повышают эффективность и соответственно доходы тех, кто в наибольшей мере связан с этими процессами. Противники этой версии утверждают, что рост неравенства обеспечил не столько рост экономики, сколько перераспределение уже существовавшего богатства внутри общества. Причина этого перераспределения, по мнению канадской исследовательницы Н. Кляйн, крылась в том, что социальные «страны Запада возникли в результате компромисса между коммунизмом и капитализмом. Теперь нужда в компромиссах отпала…», «когда Ельцин распустил Советский Союз… капитализм внезапно получил свободу обрести самую дикую свою форму, и не только в России, но и по всему миру…»[11].

Процесс перераспределения демонстрирует снижение за 1979-2009 гг. реальной средней (median) зарплаты в США на 28%[12], на фоне роста реального Валового Внутреннего Продукта на душу населения, за тот же период, почти на 60%[13]. Куда же девался доход, если зарплата упала? - доход в основном концентрировался на верхних этажах социальной лестницы.

Наглядную картину перераспределения дает график роста совокупных доходов по группам домохозяйств за последние десятилетия. Как правило, в США, доходы рассчитываются по квинтилям - 5 групп от беднейшей 1/5 до богатейшей 5/5. Самая богатая группа делится по процентам от 10 до 0,01%. Последняя - представляет примерно 14 000 богатейших семей США.

 

Рост доходов социальных групп в США за 1979-2004 гг., в %[14]

 

 

 

Приведенный график подтверждает расчеты профессора университета Беркли Е. Сайза, согласно которым 2/3 национального дохода за последние годы, пришлись всего на 1% богатейших домохозяйств. Доход этого 1% рос в 10 раз быстрее, чем остальных 90% домохозяйств. Всего лишь одна семья - шесть наследников основателей сети Walmart, отмечает П. Турчин, - «стоит» больше, чем все нижние 40% американского населения вместе взятые (115 млрд долл. в 2012 г.)[15]. По мнению Сайза, к настоящему времени США достигли самого высокого уровня концентрации доходов с 1928 г.[16]

При этом не наблюдалось никаких социальных волнений, которые согласно марксистской теории должны были бы уже разорвать американское общество на куски. Почему этого не произошло? - Financial Times отвечала на этот вопрос в июне 2009 г.: в статье «Маленький грязный секрет капитализма»: «Выгоды экономического роста получили плутократы, а не основная масса населения. Так почему же не произошло революционного взрыва? Потому, что проблемы, с которыми сталкиваются массы, имеют одно простое решение – кредит. Если не можешь заработать на что-либо, займи нужную сумму»[17].

 

Оценивая результаты неолиберальных реформ, Д. Стиглиц приходит в итоге к радикальным выводам: то, что происходило в США на протяжении более четверти века было «созданием государства корпоративного благосостояния»[18]. Существующая система - не капитализм, подтверждает другой нобелевский экономист Э. Фелпс, а скорее вариант корпоративного государства Муссолини[19].

В корпоративном государстве на смену родовой аристократии, к власти приходит наследственная финансовая аристократия («привилегированная каста»[20]) неофеодального стиля. Превращение Соединенных Штатов Америки в Корпоративные Штаты наглядно демонстрирует сравнение показателей социального неравенства и наследственной преемственности богатства европейских стран и США.

 

Корпоративные Штаты Америки[2],[21]

 

 

 

На превращение Соединенных Штатов в Корпоративные указывает сегодня множество исследователей. Так, американский социолог Р. Лахманн, приводя факты небывалой концентрации богатства в руках немногих приходит к выводу, что в последние три десятилетия правительство США и крупнейшие американские корпорации оказались под контролем олигархии[22]. Самый цитируемый географ мира 2009 г. Д. Харви, сменивший деятельность на изучение социальной справедливости, утверждает, что именно передача власти олигархии и явилась истинной целью неолиберальной политики Запада[23].

Одним из отличительных признаков корпоративного государства стал стремительный рост коррупции. И тому есть две объективные причины. На первую из них указывали еще классики марксизма, прогнозировавшие неизбежность сращивания государственного аппарата с монополиями и превращение государства в орудие финансовой олигархии[24], т.е. в корпоративное государство. Связующим раствором между капиталом и государством, на данном этапе развития, становится коррупция.

 

Именно на эту зависимость между типом государства и коррупцией указывает и замечание Н. Кляйн, по мнению которой ««Новый курс» Буша носил исключительно кор­поративный характер», при том, что «вся 30-летняя история чикагского эксперимента — это исто­рия масштабной коррупции и корпоративистского сговора между го­сударством и крупными корпорациями…»[25], «роль правительства в корпоративистском государстве — работать конвейерной лентой для передачи общественных денег в частные руки»[26].

На «повсеместную практику защиты правительством интересов крупных американских компаний»[27], - указывает и Р. Райх. Он же отмечает, что «лоббистская деятельность становится все более прибыльной. В 1970-х вашингтонскими лоббистами становились примерно 3% бывших членов конгресса, в 2009 г. эта цифра достигла уже 30%»[28]. «Вашингтон захвачен лоббистами», - вторит Д. Сакс, отмечая при этом, - что   «американская коррупция в значительной мере, в сущности, легализована благодаря корпоративному лоббированию и финансированию (выборных) компаний»[3]. «Превращение денег во власть и власти в деньги – две главные отрасли экономики Вашингтона»[29].

 

 

* * * * *

* * * * *

* * * * *

 



[1] Герой одноименного романа Ф.С. Фицжеральда действие которого происходит в 1920-е годы в США.

 

[2] Меньшее значение коэффициентов указывает на более высокий уровень социальной справедливости (Джини), и социальной мобильности. Коэффициент социальной мобильности показывает насколько уровень дохода детей, зависит от уровня дохода родителей. Все основные европейские страны, Япония и Канада по этим двум показателям находятся между Скандинавскими странами и Великобританией.

 

[3] В 2010 г. Верховный суд в решении по делу Citizens United v. Federal Election Commission «открыли» для корпораций право вкладывать деньги в политические компании.



[1] Кругман П..., с. 53.

[2] Гринспен А…, с. 382, 380.

[3] Гринспен А…, с. 379, 231.

[4] Гринспен А…, с. 350.

[5] Хайек Ф…, с. 102.

[6] Хайек Ф..., с. 119.

[7] Льюис М..., с. 33.

[8] Льюис М..., с. 246.

[9] Стиглиц Дж…, с. 335.

[10] Стиглиц Дж…, с. 269.

[11] Кляйн Н…, с. 329.

[14] Построено автором на основании данных: Income Category Minimums for All Households, by Household Income Category, 1979-2006http://cbo.gov/publications/collections/taxdistribution.cfm см. так же Колодко Г…, с. 297-298. (income_ranges).

[15] Питер Турчин (Peter Turchin) Возвращение угнетенных ("Aeon Magazine", Великобритания)

 http://www.inosmi.ru/world/20130319/207083627.html#ixzz2NzaYPKUc

[17] Шэксон Н…, с. 226.

[18] Стиглиц Дж…, с. 245.

[20] Стиглиц Дж…, с. 350.

[21] Построено на основании данных: Bernt Bratsberg e-a. Non-linearities in Inter-generational Earnings Mobility, Royal Economics Society, London 2006; American Exceptionalism in New Light, Institute for the Study of Labour, Bonn 2006. и Г. Колодко (Колодко Г…, с. 299, 196-198, 298). См. так же исследования Suttontrust: Из восьмерки наиболее развитых стран (Великобритания, США, Германия, Канада, Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия) Соединенные Штаты показали самую низкую мобильность движения доходов между поколениями. (www.suttontrust.com/reports/IntergenerationalMobility.pdf. (Стиглиц Дж…, с. 402)). См. так же результаты исследований социальной мобильности Solon (2002), Blanden (2004), Corak (2004) у Schmitt, John and Ben Zipperer. 2006. "Is the U.S. a Good Model for Reducing Social Exclusion in Europe?" http://www.cepr.net/documents/social_exclusion_2006_08.pdf

[23] См. например: Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. – М.: Поколение, 2007 – 288 с; или http://redflora2017.blogspot.ru/2012/01/blog-post_460.html

[24] См. например: К. Маркс и Ф. Энгельс. СОЧИНЕНИЯ, т. 21. Предисловие.

[25] Кляйн Н…, с. 315-316, 410.

[26] Кляйн Н…, с. 463.

[27] Райх Р…, 136.

[28] Райх Р…, 134.

[29] Сакс. Дж…, с. 144, 189, 317.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.