Вперед в феодализм

Накануне Нового 2017 года один из заметных (отличающийся интересными аналитическими статьями) либеральных экономистов практиков, руководитель Экономического центра Карнеги А. Мовчан, опубликовал на сайте центра статью, которую можно считать определенной вехой на пути развития либеральных идей в России. В ней Мовчан утверждает, что Россия не созрела для современного демократического либерализма, и по прежнему остается феодальной страной. Исходя из этого, он предлагает свой путь либерального развития России, идея которого отражает уже само название его статьи: «Вперед в феодализм. Как модернизировать Россию достижениями средневековой Европы».

 

Причину того, что российское общество «совершенно не готово к продуктивным переменам», А. Мовчан находит в том, что «изобилие ресурсов столетиями позволяло нам сохранять архаичную экономику и политическое устройство, а страшные события ХХ века… уничтожили не только десятки миллионов граждан, но и инициативность общества, созидательную энергию, гражданскую активность, внедрили в сознание большинства иждивенчество и примитивно-групповой комплекс».

 

Безусловно, все это имеет место, но это не главная причина, и даже не следствие. Сохранение архаики в России обусловлено крайней бедностью ее капиталами, которых, на душу населения, у нее всегда было на порядок меньше, чем у ее развитых конкурентов. И причины этого кроются не в каких-то субъективных особенностях ее населения, а в объективных особенностях России, которые предопределяют условия развития каждого народа. Те особенности, которым посвящена, приводимая на этом сайте, книга В. Галина «Капитал Российской империи».

 

В своей статье А. Мовчан системно, откровенно и практично, что делает статью действительно интересной, передает основные черты предлагаемой им новой «неофедальной» реорганизации России. Подобное предложение реформировать сегодняшнюю Россию, по примеру Европы времен раннего Средневековья, Золотой Орды и Византии, звучащее из уст либерального экономиста может показаться парадоксальным, но только на первый взгляд.

 

На самом деле это логичный и неизбежный итог того радикального либерализма, который захлестнул Россию с начала 1990-х годов. К настоящему времени те ресурсы, которые еще оставались от Советского Союза уже практически закончились, а единственное, чем еще держался российский либерализм – высокие цены на нефть, упали до уровня, который не способен обеспечить экономический рост. И сейчас либерализм вступает в эпоху фиксации своих прибылей, основа которой кроется в политической «неофеодальной» трансформации общества.

 

Но как может либерал, который стал синонимом слова демократ, призывать к феодально-аристократической организации общества. Дело в том, отвечал на это еще в 1858 г. Н. Чернышевский, что «Либералов совершенно несправедливо смешивают с демократами… Демократ из всех политических учреждений непримиримо враждебен только аристократии, либерал почти всегда находит, что при известной степени аристократизма общество может достичь либерального устройства. Поэтому либералы обыкновенно питают к демократам смертельную неприязнь… Либерализм может казаться привлекательным для человека, избавленного счастливою судьбою от материальной нужды…» либерал понимает свободу формально - в разрешении, в отсутствии юридического запрещения, он «не хочет понять, что юридическое разрешение для человека имеет цену только тогда, когда у человека есть материальные средства пользоваться этим разрешением»[1].

 

В условиях сжатия экономики либерал, стремящийся сохранить свое привилегированное экономическое положение, трансформирует его в политический капитал новой «неофеодальной» аристократии. И на это можно было бы согласиться, если бы этот путь обеспечил действительное развитие России. Однако подобная трансформация не зальет Россию иностранными капиталами, как предполагает Мовчан, и не сможет выковать из православного духа протестантской этики, которая обеспечила прогресс и расцвет капитализма на Западе. Она лишь фиксирует привилегированное положение новой «неофеодальной» аристократии, для которой приоритетом является не развитие, а защита собственных привилегий.

 

Достижения научно-технического прогресса позволяющие осуществлять тотальный контроль и пропаганду, массовое силовое подавление вполне способны в настоящее время реализовать подобный проект «неофеодализма», многократно описанный в различных вариантах антиутопий.

 

Включение же этой национальной либеральной аристократии, как предлагает Мовчан, в «глобальную систему управления планетой», в существующих условиях превращает ее в некий подвид «колониальной администрации». Возникает только одна проблема, экономические интересы «мирового правительства», диктующие необходимость снижения издержек, делают излишней 2/3 населения России: для добычи сырья и перегонки его на Запад хватит не более 50 млн. человек…

 

Статья А. Мовчана выглядела бы сарказмом, если бы тенденции, которые она отражает, не существовали бы в реальности.

 

 



[1] Чернышевский Н. Борьба партий во Франции. Современник, 1858, №8, №9 (ПСС т.4, с. 156-158) (Покровский М…, т.3, с. 178-179.)

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Вставить статью
    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности