Война и мир

 

Что бы ни обещали дипломаты, рассчитывайте на худшее.

М. Тэтчер[1]

 

Разделение мира на блоки, каждый из которых имеет свой «правильно понятый эгоизм», как свидетельствует история, всегда приводило к войнам. Уже одна попытка создания такого блока является прямым вызовом всему остальному миру… Именно так, например, воспринимают перспективу создания трансатлантического экономического мегаблока в Аргентине и Бразилии[2]. С другой стороны передача Америкой части своего имперского бремени европейским партнерам ставит еще одну проблему: она потребует и передачи соответствующих имперских ресурсов, т.е. доли в той имперской дани, которую США собирают сегодня со всего мира. Это приведет к еще большему ослаблению имперской мощи Америки. Борьба за эту долю обещает быть не менее драматичной, чем противостояние с Востоком.

 Об этом может свидетельствовать директивный документ выпущенный Пентагоном в 1992 г., сразу после создания в 1991 г. Европейского Союза, в котором говорилось: «Соединенные Штаты должны предотвратить стремление крупных индустриальных наций бросить вызов нашему лидерству или попытаться изменить установившийся политический или экономический порядок»[3]. Л. Туроу в книге «С глазу на глаз» в 1993 г. пред­скажет экономическую войну между Соединенными Штатами, Европой и Японией[4]. Трения между странами через два года наглядно продемонстрирует Сельскохозяйственный отчёт правительства Германии, который гласил: «Через соглашение о свободной торговле с Мексикой ЕС надеется вернуть долю рынка, утраченную в пользу США и Канады в связи с заключением НАФТА»[5].

В 2001 г. премьер-министр Швеции, выступивший в роли хозяина европейско-американского саммита в Гетеборге будет рас­хваливать Европейский союз «как один из немногих институтов, кото­рый способен составить противовес американскому мировому господ­ству»[6]. «Как показали выходки Парижа и Берлина в канун иракской войны, для этих локомотивов европейского проекта одной из главных черт вожделенной «единой Европы» является антиамериканизм, - считает Д. Лал, -  Они хотят создать Соединенные Штаты Европы в противовес Соединенным Штатам Америки… Создание СШЕ во главе с Францией и Германией не соответствует интересам американской империи и есть надежда, что теперь Соединенные Штаты сменят тон и попытаются сорвать этот проект»[7].

В 2002 г. Э. Тодд отметит, что «детальный анализ прессы каждой из стран Старого континента - членов Атлантического альянса - показывает усиление чувства страха, а затем и безнадежности… Такого рода напряженность типична при приближении разрыва»[8]. Кроме этого, замечает Э. Тодд: «Когда тяжелое похмелье от Второй мировой войны осталось позади и коммунизм потерпел крах, они (европейцы) не могли не впасть в сомнения и ностальгию по незави­симости»[9]. В 2004 г. американский экономист Дж. Рифкин опубликует книгу «Европейская мечта»[10], в которой утверждал, что европейская модель весьма скоро затмит собой на мировой арене Американскую мечту.

Приоритеты европейцев, полагает Э. Тодд, могут измениться: «если в Старом Свете устанавливается мир, если он больше не нуждается в Со­единенных Штатах и если последние стали экономическим хищником, представляющим угрозу, тогда и роль России кардинально меняется. Ничто не мешает a priori пред­ставить Россию страной либеральной, демократической, защищающей, в свою очередь, планету от Америки, стре­мящейся закрепить свой имперский статус… Россия оста­ется единственной страной, ядерный арсенал которой может служить преградой для военного всемогущества Соединенных Штатов»[11].

Однако даже в перспективе союз России и Европы против Америки можно представить только фантасмагорически. Слишком велики культурные различия, цивилизационные противоречия между Россией и Европой, что нашло отражение в двух мировых войнах ХХ века. Слишком велик авторитет и мощь Америки. Тем не менее, Вашингтон предупреждает любую, даже потенциальную угрозу появления возможного конкурента. Для того, что бы по этому поводу не возникало иллюзий президент Дж. Буш-ст. предупреждал: «Соединенные Штаты считают своим жизненно важным интересом предотвращение доминирования на территории Евразии любой враждебной державы или группы держав»[12].

 

И в этом нет ничего необычного. Поведение Америки подчиняется объективным законам функционирования любой империи, начиная с Древнего Рима. «В интересах растущей римской республики было не допустить появления на Востоке сильного политичес­кого образования, которое представляло бы угрозу Риму. Чем больше там происходило волнений, тем было лучше. Чем больше становилось число независимых государств, тем выгодней это было Риму»[13]. Аналогичную политику спустя полторы тысячи лет будет проводить и  Британская империя. Английский историк Ф. Поллок в этой связи  замечал: «до тех пор, пока европейские державы разделены на группы и мы в состоянии будем противопоставлять их одну другой, Британская империя может не опасаться своих врагов, кроме Палаты Общин…»[14]. Управление «на римский манер» - «разделяй и властвуй», в Англии получило название «дешевой империалистической политики»[15].

В настоящее время ее практическая реализация видна на примере бывшего премьер-министра Польши Я. Качиньского, который в 2010 г. заявит: «вместе с Великобританией Польша является наиболее надежным союзником США в Европе. Польша постоянно заангажирована в политическом и военном сотрудничестве с Вашингтоном». Годом ранее появилось коллективное письмо аналогичного содержания, подписанное экс-президентами Литвы, Чехии, Словакии, Латвии, Польши, Эстонии[16]. К чему ведет подобная заангажированность, указывает польский журналист Ц. Михальский: Я. Качиньский в отношениях с США «реалист», «но одновременно он воспитывает в своих людях тупую ненависть к любого рода проявлениям политического реализма в отношении Европейского союза или России». Ц. Михальский называет национализм качиньскихтаблоидным патриотизмом народа, «из которого выросла Первая мировая война, Вторая мировая война, а может вырасти и очередная»[17]. Пока же для укрепления взаимопонимания НАТО на территориях Польши, Латвии и Литвы проводит совместные военные маневры Steadfast Jazz 2013.

 

Что касается России то она, по мнению американского диссидента П. Робертса, «стоит на пути мессианского представления о роли Америки. Поэтому Россию обнесли частоколом из военных баз и превратили бывшие советские республики в марионеток… Я боюсь, что если Россия поддастся на иллюзии, что американское правительство готово с ней дружить, то Америка тем или иным способом получит над ней контроль или нейтрализует ее»[18]. Факт остается фактом, полагает Э. Тодд, «единственная угроза американской империи - Рос­сия, которую, следовательно, необходимо изолировать и расчленить»[19]. Наиболее эффективным средством в данном случае, очевидно, является использование «мягкой силы», которая в России проявляется в виде неолиберального фундаментализма способного похоронить ее быстрее и надежнее любого оружия массового поражения.

 

Впрочем, не Россия сегодня представляет основную угрозу. Отношение к ней Запада отражает статья известного консервативного журналиста Д. Вилла «Потемкинская деревня» в газете «The Washington Post», где он называет Россию: «страной третьего мира, вооруженную ракетами первого»: «Россия имеет экономику охотников и собирателей, основанную на извлечении полезных ископаемых – нефти, газа, минералов, мехов и икры. Что они, в конце концов, производят кроме водки?»[20].

 

Настоящие экономические и геополитические страхи Запада связаны со стремительно растущим Китаем. Уже в 1997 г. Р. Бернстайн и Р. Манро в своем бестселлере «Грядущий конфликт с Китаем» квалифицируют подъем Китая как «наиболее трудный вызов, потому что в отличие от СССР Китай не представляет собой могучей военной державы, основанной на слабой экономике, а мощную экономику, создающую впечатляющую военную силу. Ключом является постоянный рост китайского влияния повсюду в Азии и в мире в целом. Глобальная роль, которую Китай предусматривает для себя, связана с подъемом соперников Запада, антагонистичных США»[21]. «Западное военное превосходство тает по мере того, как индустриализация и новоприобретенное богатство Азии позволяют ей совершить военное обновление, которое внешней силе превозмочь будет чрезвычайно трудно», - дополняет П. Брэкен[22].

И даже не смотря на события 2001 г., по мнению американских экспертов, отмечает А. Уткин, «вызов, представляемый растущим Китаем, являет собой главную проблему американской внешней политики... Гораздо более вероятно, что Соединенные Штаты окажутся в состоянии войны с Китаем, чем с любой другой крупной державой»[23]. Известный американский исследователь Р. Холлоран указывает на «оживший в Китае менталитет Срединного Царства, в котором прочие азиаты видятся существами низшего порядка, а представители Запада - варварами»[24]. По словам советника президента Дж. Буша-мл. К. Райс, «Китай не является державой, склонной сохранять status quo , напротив, он хотел бы изменить существующее положение, изменить баланс сил в Азии в свою пользу. Уже одно это делает его стратегическим соперником Америки»[25].

В свою очередь китайские стратеги отмечает А. Уткин, все чаще рассматривают США как своего потенциального соперника и не только экономического: В аналитической работе под говорящим названием «Может ли китайская армия выиграть следующую войну?» говорится: «После 2000 г. Азиатско-Тихоокеанский регион постепенно приобретет первостепенное значение для Америки... Китай и США, фокусируя свое внимание на экономических и политических интересах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, будут оставаться в состоянии постоянной конфронтации». Ставшая бестселлером книга «Китай может сказать нет» призывала бороться с культурным и экономическим империализмом США… ввести тарифные ограничения на импорт американских товаров, наладить союзные отношения с Россией на антиамериканской основе[26].

Директор Института США Китайской академии наук (и бывшая переводчица М. Цзэдуна и Ч. Эньлая) З. Зонгуан постаралась дать двусторонним отношениям обобщенную оценку: «Идея Pax Americana встроена в американское стратегическое мышление. Факт роста Китая рассматривается как потенциальный вызов американским стратегическим намерениям... Соединенные Штаты взяли на себя роль не только полицейского, но и судьи. Но кто будет судить о поведении самой Америки?»[27]

Нарастание напряженности отразится в принятой в 2012 г. Вашингтоном новой военной доктрине «Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defence». Особое место в ней отводится Китаю, усиление которого, по мнению авторов доктрины, в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Доктрина предполагает сокращение военного присутствия США на Ближнем Востоке и в Европе, и наращивание его на Азиатско-тихоокеанском направлении. Случайно ли свой первый зарубежный визит новый китайский премьер-министр в начале 2013 г. сделает именно в Россию.

Но главную угрозу Американской империи создает не внешняя угроза, а ее собственное ослабление, что наиболее ярко проявится во время кризиса 2008 г. На этот факт обратит внимание федеральный министр финансов Германии П. Штайнбрюк, который торжественно заявит, что «роль Соединенных Штатов как сверхдержавы закончились»[28]. В том же году американский профессор индийского происхождения П. Хана опубликует статью в The New York Times Magazine, в которой предречет, что в XXI веке США придется разделить мировое лидерство с Китаем и Евросоюзом[29]. Одновременно обозреватель TIME Ф. Закария выпустит книгу под названием «Мир после США», где напишет об этом как уже о свершившемся факте[30]. Спустя четыре года в 2012 г. З. Бжезинский издаст свою очередную книгу, в которой констатирует уменьшение политического влияния США и установление многополярного мира, как объективно свершившейся реальности. Исходя из этого, Бжезинский приходит к необходимости полного переосмысления дальнейшей стратегии США[31].

 

Однако многополярный мир, как это не покажется странным, в данном случае не решает проблемы, а наоборот заводит ее в неразрешимый тупик. В основе идеи многополярного мира лежит способность стран к международному сотрудничеству. Между тем, по мнению М. Тэтчер, надежды на это сотрудничество иллюзорны: «с наступлением доктрины «нового мирового порядка» здравомыслие уступило место поискам международного согласия». «Я напомнила, - писала М. Тэтчер, - о до боли похожем языке «нового мирового порядка», и процитировала эпитафию Лиге Наций, принадлежащую ге­нералу Сматсу: «То, за что в ответе все, в конце концов, оказывается ни­чьим. Все кивают друг на друга, а агрессоры остаются безнаказанными»[32].

 

Примером неспособности достижения международного согласия является проблема мировой валюты. Создание альтернативных доллару резервных валют неизбежно приведет к валютным войнам, подобных тем, которые начались после отмены золотого стандарта. В 1930-х гг. они привели к Второй мировой войне, а в 1970-х гг. к стагфляции. Выходом из последней стало признание мировой роли доллара, как наименьшего из зол. Создание же мировой валюты, по типу европейской – евро, обречено на судьбу последней только в еще более грандиозных и жестких масштабах.

 

Реальный вопрос международного сотрудничества неизбежно упирается в распределение ограниченных ресурсов развития, не только природных, но и человеческих, инвестиционных, рыночных и т.п. Для обеспечения развития человечеству необходима их концентрация, справедливое распределение, в рамках международного сотрудничества, наоборот ведет к их распылению. Возможно ли добиться перераспределения истощающихся ключевых ресурсов «правильно понятыми эгоизмами» мирным путем?

Многополярный мир подразумевает, что каждая из стран или блоков, будет отстаивать свои справедливые интересы – свои «правильно понятые эгоизмы». Возможно, ли в таких условиях достичь разумного компромисса или хотя бы сохранить международную стабильность?

М. Тэтчер полагает, что нет. «Реальные уроки войны в Персидском заливе не имеют ничего общего с «новым мировым порядком», - приводит конкретный пример, железная леди, - зато они напрямую связаны с фунда­ментальной потребностью в успешных военных вмешательствах… Война в Персидском заливе реально продемонстрировала необходи­мость американского лидерства»[33]. Правящая американская элита в полной мере осознает свою роль: «Мы просто обязаны вести за собой..., - утверждает Дж. Буш, - Мы должны обеспечить предсказуемость и стабильность в международных отношениях. Ведь мы - единственная держава, имеющая необходимые ресурсы и репутацию... Если Соединенные Штаты не поведут за собой, в мире не будет руководства»[34].

 

* * * * *

* * * * *

* * * * *

 



[1] Тэтчер М…, с.67.

[2] Оппнегеймер А. (Andrés Oppenheimer) 19/02/2013 Новые экономические мегаблоки США (Los nuevos megabloques comerciales) ("La Nacion Argentina", Аргентина) http://www.inosmi.ru/latamerica/20130219/206093289.html

[3] Tyler P. U.S.Strategy Plan Calls for Ensuring No Rival Develop.//New York Times, March 8, 1992 (Уткин А. И. Американская стратегия для ХХI века.)

[4] Thurow L, Head to Head. The Coming Economic Battle among Japan, Europe and America. - William Morrow, Nicolas Brealey, 1993.

[5] ≪Сельхозотчёт 2000≫ Agrarbericht 2000), отчёт федерального правительства о политике в области сельского хозяйства и продовольствия, с. 99

[6] New York Times,15 June 2001 (Тэтчер М…, с. 50.)

[7] Лал Д…, с. 119.

[8] Тодд Э…

[9] Тодд Э…

[10] Jeremy Rifkin. The European dream.

[11] Тодд Э…

[12] Doyle M. Kant. Liberal Legacies and Foreign Affairs.//Philosophy and Public Affairs. Summer, 1993, p.205-235.

[13] Из книги сотрудника Йельского университета М. Ростовцева, 1925. (Ростовцев М…, т. 1, с. 24).

[14] Вандам А. Наше положение…, с. 90.

[15] Бродрик однажды заметил: «Черчилль пришел в палату общин для того, чтобы проповедовать империализм, но он не готов нести бремя расходов, налагаемых проведением империалистической политики... Это наследственное желание вести дешевую империалистическую политику» (Трухановский В.Г…, с.69).

[16] Я. Качиньский.The Warsaw Business Journal и газете Gazeta Wyborcza, сентябрь 2010 г. (М. Хрусталев «Качиньский созывает крестовый поход против России». 30.09.2010. KMnes.)

[17] C. Michalski, «Krytyka Polityczna» 28.03.2012. http://inosmi.ru/poland/20120329/189343732.html  Подробнее о роли Польши в развязывание Второй мировой войны см.: Галин В. Заговор Европы. – М.: Алгоритм. 2006.

[18] Алексей Дмитриев Интервью американского диссидента Пола Крэга Робертса, помощника министра финансов в администрации Рональда Рейгана 12.11.09 http://slon.ru/world/vyhod_iz_situacii_ya_vizhu_v_krushenii_dollara-175021.xhtml

[19] Тодд Э…

[20] «Ядерная оттепель». За рубежом. №29, Май 2009 г., с. 17.

[21]Bernstein R., Munro R. The Coming Conflict with China. N.Y., 1997, p. 19.(Уткин А.И. Американская империя…)

[22] Bracken P. The Second Industrial Age («Foreign Affairs», Jan/Feb. 2000, p. 149).(Уткин А.И. Американская империя..).

[23]Уткин А.И. Американская империя – М.: ЭКСМО «Алгоритм».  2003.

[24]Calleo D. The United States and the Great Powers («World Policy Journal», Fall 1999, p. 11).(Уткин А.И. Американская империя…).

[25]Rice С Promoting the National Interest («Foreign Affairs», Jan/Feb. 2000, p. 56). (Уткин А.И. Американская империя…).

[26] Уткин А.И. Американская империя – М.: ЭКСМО «Алгоритм». 2003.

[27] ZiZhongyun. U.S. — China Relations. Breaking a Vicious Circle («World Policy Journal», Fall, 1999, p. 119, 120). (Уткин А.И. Американская империя…).

[28] Аттали Ж…, с. 91.

[29] Война престолов 2030 ("El Pais", Испания) Хавьер Валенсуэла (Javier Valenzuela) 04.09.2012 http://www.inosmi.ru/world/20120904/198572619.html#ixzz25WEQ9Iz0

[30] Fareed Zakaria. The post-American World. 2008

[32] Тэтчер М…, с.53.

[33] Тэтчер М…, с.54.

[34] Bush G. and Scowcroft B. A World Transformed. N.Y., 1998, p.566. (Уткин А. И. Американская стратегия…)

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.