Версаль

 

Война не имела себе равной в истории по напряжению и по жестокости, с ка­кой уничтожались человеческие жизни и имущество. Мир, в свою очередь, должен был открыть новый путь, ведущий к лучшему международному взаимопониманию... к устойчивому и справедливому миру.

Э. Хауз[1],[1]

 

Нашей первой задачей было заключение справедливого и длительного мира, и основание новой Европы на принципах, предотвращающих возникновение войн навсегда.

 Ллойд Джордж[2]

 

 

Подготовка к миру началась задолго до окончания войны. Будущее колониальное наследство Центральных держав было поделено тайными договорами между союзниками уже к середине войны. А в 1916 г. после побед ген. Брусилова в Англии и Франции были созданы комитеты по выработке условий предстоящего мирного договора. Каждый из победителей по своему понимал принципы справедливости и видел свои пути к обеспечению мира. Лондон считал справедливым сохранение своего мирового лидерства на море и расширение своей величайшей в истории колониальной империи, за счет побежденных. Мир и процветание Великобритании, веками обеспечивал баланс сил в Европе, она не собиралась отказываться от этого принципа и впредь. В Париже в свою очередь полагали справедливым требовать компенсации всех потерь, которые Франция понесла в Первой мировой и возврата отторгнутых ранее Германией французских территорий. Мир и процветание Франции могло гарантировать только максимальное ослабление Германии и возвращение Парижу доминирующих позиций в Европе.

Мирные предложения союзников мало, чем отличались от тех, которые господствовали в Европе в последние столетия и фактически закрепляли право войны. Они утверждали господство империалистических принципов, где война рассматривалась лишь, как форма проявления свободной конкуренции между народами. Мир союзников по сути воссоздавал те условия, которые и привели к Первой мировой войне. Европейцы не строили иллюзий и ждали мира лишь, как временной передышки. Однако на европейском горизонте вдруг неожиданно сверкнул луч надежды. Дж. М. Кейнс в те дни писал: «Что за великий человек пришел в Европу в эти ранние дни нашей победы!»[3]

 

Этим человеком был американский президент В. Вильсон. Основные принципы его послевоенного мира покоились на «четырнадцати пунктах», подготовленных в исследовательском бюро Э. Хауза. В них, империалистическому «миру» европейцев, были противопоставлены новые принципы – принципы «демократического мира»[2]. Они несли надежду измученным войной народам Европы. Не случайно Вильсона горячо встречали «в Париже, Лондоне и в английской провин­ции. Повсюду его приветствовали как вождя нового кресто­вого похода за права человечества»[4]. Во всем мире его ждали, как мессию[3].

Тон заданный американскими «пунктами» вызывал всеобщую эйфорию. В качестве примера реакции в США, можно привести ликующую цитату из публикации в «New York Tribune»: «Вчерашнее обращение президента Вильсона к конгрессу будет жить, как один из величайших документов американской истории и как одно из неизменных приношений Америки на алтарь мировой свободы»[5].

В Европе вторило издание «Дейли мейл»: «Невозможно было слушать документ, который зачиты­вал президент Вильсон…, не ощущая при этом, что всемирные проблемы поднимаются на новые высоты. Старые представления национального индивидуа­лизма, тайной политики соперничества в вооружениях, на­сильственных аннексий для своекорыстных целей и безого­ворочного государственного суверенитета были подняты, хотя бы на одно мгновение, на более высокий уровень, где реально вырисовывалась перспектива организованной мо­ральной сознательности народов, гласности международ­ных соглашений и правления с согласия и для блага управ­ляемых. Как долго продлится это мгновение?.. Сейчас этого никто сказать не сможет. Можно сказать только то, что вчера в зале конференции царил дух созидания чего-то нового, че­го-то неотразимого. Все речи были выдержаны в тоне лю­дей, которые поистине не боятся творения собственных рук, а, наоборот, вполне сознают смелость попытки создать но­вую хартию для цивилизованного и нецивилизованного че­ловечества»[6]. В 1919 г. В. Вильсон за Версальский договор получит Нобелевскую премию мира[4].

 

Однако еще до того, как отзвучали восторженные речи переговоры о будущем мире пошли совсем не в том ключе, который провозглашали организаторы конференции. Победители споткнулись уже на первом вопросе.

 



[1] Указатель имен в конце книги.

[2] Что бы, как можно дальше дистанцироваться от империалистических держав - Англии и Франции, США даже вступили в войну, не как союзник, а как ассоциированный член.

 

[3] 78 летний Клемансо определял расстановку сил между Вильсоном и Ллойд Джорджем следующим образом: «Я чувствую себя, словно сижу между Иисусом Христом по одну сторону и Наполеоном Бонапартом с другую». Вильсон по его словам «верит, что все можно сделать при помощи формул и «14 пунктов». Сам Бог удовлетворился десятью заповедями… Четырнадцать заповедей – это слишком». Отношение Вильсона к своей миссии характеризует его ответ на предложение французов посетить опустошенные войной районы Франции: «Это негативно повлияет на мое хладнокровие… Даже если бы Франция целиком состояла из орудийной воронки, это недолжно изменить конечного решения проблемы». (Wilson W. Papers. V. LIV, p. 175-178. (Уткин А.И. Унижение России…, с. 369)). Ллойд-Джордж в книге «Правда о мирных переговорах» не оставался в долгу: «Я думаю, что идеалистически настроенный президент действительно смотрел на себя, как на миссионера, призванием которого было спасение бедных европейских язычников... особенно поразителен был взрыв его чувств, когда, говоря о Лиге Наций, он стал объяснять причины неудачи христианства... «Почему, - спрашивал он, - Иисус Христос не добился того, чтобы мир уверовал в его учение? Потому, что он проповедывал лишь идеалы и не указывал практического пути для их достижения. Я же предлагаю практическую схему, что бы довести до конца стремления Христа».

 

[4] Кстати до Вильсона на нобелевскую премию мира, норвежскими социал-демократами, был выдвинут… В. Ленин. Именно лидер большевиков в ноябре 1917 г. впервые официально провозгласил все те основные пункты справедливого демократического мира, которые год спустя повторит американский президент в своем воззвании: «мир без аннексий и контрибуций» («Мир без победителей и побежденных»), отказ от тайных договоров, принцип наций на самоопределение и т.д. Неофициальный посланник президента в России Буллит в то время встревожено писал В. Вильсону, что большевики захватили лидерство предложив самые демократичные принципы нового мира. (первоначально эти принципы были провозглашены, как партийная программа, российскими социал-революционерами в марте 1917 г.)



[1] Записка Хауза о предварительном договоре, 9 апреля 1928 г.  (Хауз..., т.2, с. 485); Хауз..., т.2, с. 438-439.

[2] Keynes J.M…, p. 128.

[3] Keynes J.M…, p.34.

[4] Хауз..., т.2, с. 515

[5] Язьков Е.Ф…, с. 36.

[6] Daily Mail, Paris, 14 February 1919 (Хауз..., т.2, с. 567)

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.