Угроза с Востока

 

Угроза с Востока. Папен начинал ее с татаромонгольского нашествия; Черчилль - с Петра I, «прорубившего окно» в Европу; Вильгельм II и Дизраэли - с освободительных походов русской армии в 1870-х годов, против Турции. К. Мяло считает, что история вообще началась парой тысячелетий раньше - с Геродота, «... Ибо именно Геродотом были впервые нарисованы впечатляющие картины варварских скифских пространств... Именно у Геродота... получил пластическое воплощение, оставшись своего рода вечным эталоном, комплекс Европы перед лицом "Азии", как угрожающий самим ее (Европы) основаниям...»[1].

Реальное подтверждение своим страхам Европа получила во время татаро-монгольского нашествия. Об этом пестрят западноевропейские летописи 1241 - 1242 г.г.: «некое племя жесткое бесчисленное, беззаконное и свирепое, вторглось в соседние с нами пределы...», «...они превосходят всех людей жадностью злобой, хитростью и бессердечием... они убеждены, что только ради них одних все было создано... В случае поражения они не молят о пощаде, а побежденных не щадят. Они все как один человек настойчиво стремятся и жаждут подчинить весь мир своему господству...», «... бесчисленные племена, ненавидимые прочими людьми, по необузданной злобе землю с ревом попирая, от востока до самых границ нашего владения подвергли всю землю полному разорению, города, крепости и даже муниципии разрушая... никого не щадя, всех равно без сострадания предавая смерти... Людей они не поедают, но прямо пожирают... при виде этого племени все народы христианские обращаются в бегство»[2].

С тех времен прошло почти шесть веков, и в 1839 г. выдающийся путешественник француз А. де Кюстин отмечал: «Укрепление мощи москвитян принесло цивилизованному миру лишь страх нового вторжения да образец безжалостного и беспримерного деспотизма, подобные которому мы находим разве что в древней истории»[3]. Этот страх сквозил уже в середине XVI в. в словах о русских Р. Чанселлора, первого англичанина, прибывшего в Россию: «что можно будет сделать с этими воинами, если они обучатся и при­обретут порядок и знания цивилизованной войны? Если этот государь имеет у себя в стране таких людей… я полагаю, что два лучших и величайших государя христи­анского мира будут не в состоянии сопер­ничать с ним, учитывая его мощь, стой­кость его народа и тяжелую жизнь… лю­дей...»[4].

Впечатления А. де Кюстина от его посещения России можно назвать обобщающим европейским мнением: «Из подобного общественного устройства проистекает столь мощная лихорадка зависти, столь неодолимый зуд честолюбия, что русский народ должен утратить способность ко всему, кроме завоевания мира. Я все время обращаюсь к этому намерению, ибо тот избыток жертв, на какие здесь обрекает общество человека, не может объясняться ничем иным, кроме подобной цели»[5]. «Мне представляется, что главное его предназначение - покарать дурную европейскую цивилизацию посредством нового нашествия; нам непрестанно угрожает извечная восточная тирания...»[6]. «В сердце русского народа кипит сильная, необузданная страсть к завоеваниям - одна из тех страстей, что вырастают лишь в душе угнетенных и питаются лишь всенародною бедой. Нация эта, захватническая от природы, алчная от перенесенных лишений, унизительным покорством у себя дома заранее искупает свою мечту о тиранической власти над другими народами; ожидание славы и богатств отвлекает ее от переживаемого ею бесчестья; коленопреклоненный раб грезит о мировом господстве, надеясь смыть с себя позорное клеймо отказа от всякой общественной и личной вольности… Россия видит в Европе свою добычу, которая рано или поздно ей достанется вследствие наших раздоров»[7].

В первой половине XIX в. «тема Русской угрозы обсуждалась на страницах французской печати ничуть не реже, чем необходимость союза с Россией. Россия имела в Европе репутацию «державы, захватнической по самой своей природе»», - отмечал Меттерних в 1827 г.[8]. «Чего только не сможет предпринять государь-завоеватель, встав во главе этих отважных людей, которым не страшна никакая опасность? ... Кто сможет противостоять их напору», - писал Ancelot в 1838 г. «В 1830-е годы в республиканской и - отчасти  - правительственной прессе общим местом стала мысль о том, что российский император готовит "крестовый поход" против западной цивилизации и намеревается принести на Запад "цивилизацию сабли и дубины" (по определению газеты "National"), что единственное призвание России - война и что "грубый, воинственный отсталый Север, движимый инстинктивной потребностью, обрушится всей своей мощью на цивилизованный мир и навяжет ему свои законы» - Revue du Nord, 1838 г. «Россию изображали «Дамокловым мечом, подвешенным над головами всех европейских государей, нацией варваров, готовых покорить и поглотить половину земного шара»» - Wiegel[9]. Призыв «не допустить до Европы дикие орды с Севера… Защитить права европейских народов» звучал в 1830 г. в манифесте польского сейма[10].

Не случайно западные историки XIX века, отмечает С. Кара-Мурза, назвали Карла I, "очистившего" Центральную Европу от славян, главной фигурой истории Запада - выше Цезаря и Александра Македонского и даже выше христианских героев. Когда Наполеон готовил поход на Россию, его назвали «воскресшим Карлом». В 30-40-е годы XIX века в Европе считали неизбежным «крестовый поход» Запада против «восточного тирана»[11].

 

Угроза была настолько ощутима, что даже А. Пушкин в те годы писал:

 

Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной отвага

И ненавидите вы нас…

 

В 1830 г. Пушкин утверждал: «озлобленная Европа покамест нападает на Россию не оружием, но ежедневно бешеной клеветой»[12]. То же восприятие Европы сквозит в строках Ф. Тютчева:

Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась:

Для них – закон и равноправность,

Для нас насилье и обман…

И закрепила стародавность

Их, как наследие славян…

 

Не пройдет и века, когда клеветы уже покажется недостаточно. К началу ХХ века европейцы уже пару столетий пугали друг друга угрозой с Востока, а русские все никак не шли и не шли. Однако угроза с Востока верно служила оправданием любого насилия, агрессии (экономической, военной, политической…) Запада против России. Все, кто громче всего кричал об угрозе - Черчилль, Клемансо, Чемберлен, Папен, Вильгельм II, Пилсудский, Гитлер и т.д. - были и главными идеологами, и организаторами всех агрессивных войн против России.

Зачем был этот крик? – Затем, что любая агрессия для того, чтобы она вообще началась должна получить легитимность по крайней мере в глазах собственного народа и «мировой общественности». На эту данность указывал канцлер Б. Бюлов в своих мемуарах: «в 1866 и даже в 1870 годах князь Бисмарк сумел добиться того, что клей­мо инициатора войны оказалось припечатанным к его против­никам. В этом мире важно не быть, а казаться. Еще греки это знали: образы, представления, а не реалии правят миром»[13].

 



[1] Мяло К.Г. Хождение к варварам, или Вечное путешествие маркиза де Кюстина. Россия XXI. 1994 3-5., Москва, 1996, 12.

[2] Евангелие от Иоана. Х, 16. Ответ епископа Уинчестерсого сарацинам просившим помощи против татар в 1238 г. (Матфей Парижский Великая Хроника. Арабески истории. - М.: Русский разлив. 1993. - 558 с., с2268-295).

 

[3] Кюстин А. Де Россия в 1839 году. В 2.т. Т.1. – М.: им. Сабашниковых. 1996. – 528 с., с. 33.

[4] Записки Чанселлора. Открытие России Ричардом Чанселлором при поиске северного пути в Китай 1553. (Архангельск. Правда Севера. 1998. 126 с.)

[5] Кюстин А. Де Россия в 1839 году. В 2.т. Т.1. – М.: им. Сабашниковых. 1996. – 528 с., с. 340.

[6] Кюстин А. Де Россия в 1839 году. В 2.т. Т.1. – М.: им. Сабашниковых. 1996. – 528 с., с. 342.

[7] Астольф де Кюстин. Россия в 1839 году. Пер. В. Мильчиной. Т.1, Т.2. - М.: Изд. Им. Сабашниковых, 1996. - 528 с., с. 341.

[8] Меттерних в 1827 г.; Bertier de Sauvigny G. Metternich et son temps. P. 1959. P., 198

[9] Подробнее См. Комментарии В. Мильчина, А. Осповат к книге: Кюстин А. Де Россия в 1839 году. В 2.т. Т.1. – М.: им. Сабашниковых. 1996. – 528 с., с. 436.

[10] Куняев С…, 24.

[11] Кара-Мурза С. Советская цивилизация. Книга первая. От начала до великой победы. М.: Алгоритм, 2002. С. 331.

[12] Куняев С…, с. 22.

[13] Макдоно Д..., с. 554-555

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.