Турбокапитализм

 

Есть трещина во всем, что создал Бог

 Р. Эмерсон[1].

 

Рост производительности труда является ключевым фактором, обеспечивающим экономического развитие и процветание общества. Эту данность подтверждают, например, известные данные Э. Денисона, согласно которым именно повышение производительности труда обеспечило 68% роста реального национального дохода США в период 1929-1982 гг.[2].

Однако все не так просто. Проблему с предельной откровенностью обрисовала М. Тэтчер: «Мы ясно сознаем, что повышение уровня жизни не всегда влечет за собой повышение ее качества»[3]. Более того согласно модели  Форрестера – Медоуза с ростом уровня жизни, ее качество - имеет тенденцию снижаться. По мнению Д. Форрестера (1971), «глобальный максимум качества жизни» был достигнут в середине-конце 1960-х гг. в дальнейшем (ближайшие 50-100 лет) человечество ждет «коллапс» (драматический спад населения и качества жизни)[4].

Рождаемость действительно начнет снижаться, однако причиной этого станут отнюдь не ресурсные ограничения, как прогнозировал Д. Форрестер.

 

Одну из версий причин, грядущего спада рождаемости еще в первой половине XIX в. предсказывали критики мальтузианства с биологической стороны: английский писатель Даблей, а затем Г. Спенсер. Последний утверждал, что при переходе к индустриальному обществу процесс индивидуализации усложняет индивидуальность и находится в обратном отношении к процессу размножения. «Прогресс, - говорит он, - в отношении величины, сложности строения и подвижности предполагает регресс по отношению к плодовитости…». На этом основании Спенсер делает заключение, что прогресс цивилизации выразится в повышении духовных способностей, в усложнении нервной системы, которая приведет, в числе других последствий, к ослаблению плодовитости[5].

Шведский социолог лауреат нобелевской премии Г. Мюрдаль, уже в 1930-е гг. приходил к выводу, что развитое западное общество в целом имеет тенденцию к меньшей фертильности, чем это необходимо для устойчивости его дальнейшего существования[6].

 

Проблеме изменения динамики численности населения посвящено множество различных научных трудов[7]. Свою версию для объяснения данного явления дает и политэкономия: С точки зрения этой науки решение завести ребенка для родителей - это долгосрочные инвестиции сроком на 20, а то и более лет. Рациональное поведение требует, чтобы эти инвестиции сочетались с повышением собственного качества жизни, карьерного и делового развития. С другой стороны успех родителей создает тот самый первоначальный капитал, который дает возможность их ребенку иметь более успешный старт в жизни, т.е. он напрямую влияет на успех их долгосрочных инвестиций. В противном случае последние просто теряют рациональный смысл.

Инстинкт размножения, который определяет существование всех биологических видов на земле, в современном обществе подавлен… «рациональными ожиданиями». Чем выше уровень образования, тем больше рациональности в принятии решений, поэтому зачастую процесс депопуляции связывают напрямую с ростом образования, особенно среди женщин. «Рациональные ожидания» в полной мере проявили себя уже в эпоху расцвета промышленной революции, в XIX в., обеспечившей стремительный рост производительности труда. И именно в этот период, в развитых странах, произошел первый демографический переход - темпы рождаемости, впервые в современной истории, стали неуклонно снижаться.

 

Коэффициенты рождаемости, в ‰[8]

 

 

  Тем не менее, численность населения продолжала увеличиваться. В результате в конце 1960 - начале 1970-х гг. многие были охвачены неомальтузианским страхом перед перенаселением, о чем свидетельствуют, например, работы первопроходцев Римского клуба Дж. Форрестера - Д. Медоуза, или книга П. Эрлиха «Демографическая бомба».

 Однако именно этот период ознаменовался событием, кардинально изменившим динамику последующего демографического развития: в эти годы в развитых странах мира произошел новый, кардинальный демографический переход. Естественный прирост многих ведущих стран, например таких, как Германия упал ниже уровня простого воспроизводства. Что поразительно подобный переход, произошел и в Советском Союзе – казалось бы, полностью изолированном от внешнего рынка.

 

Естественный прирост населения

США, Германии и СССР/России, в ‰[9]

 

 

 

В большинстве других развитых стран происходили аналогичные процессы резкого падения темпов рождаемости в 1960-1970 –х гг.

 

Одна из первых и наиболее известных попыток объяснения закономерностей демографической динамики принадлежит Мальтусу. Часто многочисленные критики сводят закон Мальтуса к его первой работе 1798 г., где Мальтус вывел закон народонаселения для аграрного общества, однако он оказался неприменим к индустриальному. В индустриальном обществе, для нормального развития, человечеству необходим баланс между потреблением и производством. В случае нарушения баланса, говоря словами Мальтуса, «… гибель в той или иной форме просто неизбежна…»[10].

В каком же случае может быть нарушен «баланс Мальтуса»? Для того, что бы ответить на этот вопрос обратимся к несколько модернизированной неоклассической модели экономического роста Р. Соллоу, в которой выпуск – Q, является функцией от

 

P – производительности труда;

K – капитала;

L1 – труда;

R – ресурсов.

Q = Q(P,K,L1,R);

 

При этом общий выпуск определяется объемом лимитирующего фактора. Таким образом, например, если объем ресурсов - R снижается ниже определенного уровня, то одновременно снижается и выпуск, что приводит к появлению невостребованного труда и капитала, и, как следствие, в соответствии с моделью Форрестера – Медоуза, к «драматическому спаду населения и качества жизни».

 

Теперь обратимся к другой стороне формулы, ведь Q – это ни что иное, как стоимость всех произведенных товаров, которые в равновесной экономике, в конечном счете, должны быть полностью потреблены. Т.е. они определяют объем конечного спроса или рынка сбыта конечной продукции, который, в упрощенном виде, является функцией от покупательной способности конечных потребителей - L2.

Очевидно, что для того, что бы эта машина производящая прибыль работала, конечный спрос должен превышать стоимость вложенного труда, т.е. L2 > L1. Не случайно появление самого капитализма связано именно с феноменом перенаселения, возникшим на заре его появления. Аграрное перенаселение снижало цену на избыточный труд, относительно аграрного, обладавшего средствами производства и земельными ресурсами. Избыточный труд, вытесняемый из деревни в города, становился первым рабочим классом, а аграрный – основным источником спроса, на производимую в городах промышленную продукцию.

 

Этот вывод не новость, еще в конце XIX в. М. Ковалевский отмечал: «Весь капитализм, вся наша теперяшняя промышленность, все богатство нашей эпохи связано с тем состоянием перенаселения, которое человечество испытало накануне капитализма…»[11]. «Необходимость свободных рук, как условие развития капитализма, была выяснена Марксом…, - отмечал на рубеже XIX/ХХ вв. С. Булгаков, - Основным пунктом развития капитализма является, во всяком случае, перенаселение, все равно естественное или искусственное усиленное экспроприацией… первоначальное предкапиталистическое перенаселение, с сопровождающими его горем, нуждой и бедствиями, было необходимым условием создания теперяшней цивилизации, ценой прогресса: перенаселение это было экономически прогрессивным, как необходимое условие перехода к высшей форме производства…»[12],[1].

 

Для того, что бы двигаться дальше, необходимо ввести в формулу еще один параметр, который побуждает к повторению и расширению торгово-промышленного цикла. Им является прибавочный продукт, прибыль - ∆k. Для конечного спроса ∆k = Q(L2) - Q(L1), т.е. для получения прибыли должен существовать какой-то дополнительный, внешний источник спроса ∆L, который покрывает расходы на потребление произведенной прибавочной стоимости. Поскольку полученная прибыль реинвестируется, то ∆L превращается в ∆k, что возвращает нас к традиционной формуле потребления и сбережений.

 

* * * * *

* * * * *

* * * * *

 



[1] С. Булгаков известный политэкономист, не смог преодолеть тех же самых проблем, возникших перед Россией в начале ХХ в., и ушел в религию став, получившим известность в эмиграции, «отцом Сергием».



[1] Ralph W. Emerson, “Compensation”, from Essays: First Series (first published 1841). (Боннер У., Уиггин Э…, с. 302.)

[2] Edward F. Denison. Trends in American Economic Growth, 1929-1982. Washington: The Brookings Institution. 1985.

[3] Тэтчер М…, с.85.

[4] Форрестер Дж. Мировая динамика. 1971. (русский перевод 1979).

[5] Булгаков С.Н…, с. 323-324.

[6] Саррацин Т…, с. 326

[7] См. например: Habakkuk 1953; Kuznets 1960; ; Boserup 1965; Postan 1950, 1972; Braudel 1973; Abel 1974, 1980; Cameron 1989; Artzrouni and Komlos 1985; Lee 1986; Grossman and Helpman 1991; Kremer 1993; Aghion and Howitt 1992, 1998; Simon 1977, 1981, 2000; Komlos and Nefedov 2002. и т.д. А. В. Коротаев, А. С. Малков, Д. А. Халтурина ЗАКОНЫ ИСТОРИИ: Компактные макромодели эволюции мир-системы. М. 2004.

[8] Построено на базе данных: Население России в ХХ веке. В 3-х т./т. 1. – М.: РОССПЭН. 2000.- 463 с., с. 59.

[9] Россия http://www.opoccuu.com/demograph.htm  (Рождаемость 1950-1995 США-Германия)

[10] Мальтус Т. "First Essay on Population" 1798. Сакс Д., Ларрен Ф. Макроэкономика. Глобальный подход. -М.: Дело, 1996. -848 с.

[11] Булгаков С.Н…, с. 323.

[12] Булгаков С.Н. Капитализм и земледелие. Т.2, СПб. 1900. Антология социально-экономической мысли в России. Дореволюционный период. – СПб.; РХГИ, 2000. – 832 с., с. 507-508.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.