Тотальная мобилизация

 

Военный коммунизм» был вынужден войной и разорением мерой. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой.

В. Ленин[1].

 

Мобилизацию своих экономик во время мировой войны осуществляли все, принимавшие в ней участие, самые передовые и демократические страны. И прежде, чем обратиться к России, имеет смысл поближе познакомиться с их примерами для того, чтобы иметь базу для сравнения и лучше понимать общие принципы мобилизационной политики.

 

Великобритания

Премьер-министр Великобритании Д. Ллойд Джордж 10 ноября 1914 г. призывал: «Эта величайшая война требует чудовищных усилий и огромных жертв – жертв достоянием и богатством, всем тем, что подразумевается за этими словами. Нельзя участвовать в войне, подобной нынешней, без огромного напряжения всех источников ресурсов нашей страны, а война эта обойдется дороже всех прежних войн»[2].

Говоря о целях мобилизационной политики, Ллойд Джордж отмечал: «Настоящая война - война материальной части. Мы воюем с наилучшим образом организованным государством в мире, наилучшим образом организованным как для войны, так и в мирное время… Все решительно, что только может помочь нам справиться с нашими затруднениями и по­крыть наши нехватки, все это должно быть мобилизова­но так, чтобы можно было наладить производство в крат­чайшие сроки наилучших военных материалов в макси­мальном количестве. Это принесет победу»[3].

Методы мобилизационной политики были определены в британском «Законе о безопасности государ­ства». Представление о его сущности дают разъяснения Ллойд Джорджа: «Он (закон о безопасности) дает нам полнейшую власть над всеми заводами и фабриками страны. Он позволяет нам требовать вы­полнения в первую очередь правительственных заказов, то есть заказов самого государства. Правительственные заказы не должны замедляться из-за выполнения заказов частных, как бы важны они ни были. Государственные заказы должны иметь преимущество, ибо иначе не останется страны, для нужд которой вообще стоило бы рабо­тать. Мы можем неограниченно распоряжаться всеми заводами как таковыми, можем распоряжаться всеми машинами и станками на них… Почему потребовали мы такие полномочия? Потому, что обладание этими полномочиями сберегает время, которое иначе по необходимости затрачивалось бы на убеждение. Это ограждает нас от любых задержек, кото­рые могли бы иметь место, если бы вам пришлось столк­нуться с упрямством, непонятливостью или эгоизмом со стороны того или другого лица, с кем вам надлежит иметь дело»[4].

«В наших руках, - дополнял министр вооружений У. Черчилль, - находились почти все рудники и заводы Британии. Мы контролировали все главные отрасли британской промышленности и фактически управляли ими. Мы регулировали снабже­ние сырьем. Мы организовывали распределение всех про­изводимых ими готовых изделий. Под нашим непосредствен­ным началом находилось почти пять миллионов человек, и на­ша деятельность тесно переплеталась со всеми областями экономической жизни страны»[5]. Говоря о мобилизации рабочих Ллойд Джордж указывал: «Мы не можем затрачивать десять месяцев на вербовку великой промышленной армии»[6].

«Законом о защите королевст­ва», вводился государственный контроль над транспортом, заводами, допускалась конфискация любых вещей, строго запрещались стачки, вводился принудительный арбитраж по трудовым конфликтам. В 1915 г. дополнительно был принят «Закон об обороне Индии», вводивший строжайшую цензуру и учреждавший специальные трибуналы, приговоры которых не подлежали обжалованию. Была введена обязательная воинская повинность, установлен жесткий контроль за уровнем заработной платы и прибылями предпринимателей. «Проводилась кампания за всеобщую экономию - газеты поучали, как из старой шляпы сделать новую, перелицевать одежду и починить обувь. При­зывали воздерживаться от роскоши - дескать, стоимость бутылки шампанского равна 5 винтовочным обоймам, а дорогого платья - 4 снарядам»[7].

И такую мобилизационную политику проводила Англия, еще даже толком не вступившая в войну. Ллойд Джордж 28 февраля 1915 г. отмечал в этой связи: «Никто посетивший наши берега, не заметит, что мы участвуем в том же конфликте и что на изрытых полях европейского материка…, где решается ныне на целые поколения вперед не только участь Британской империи, но и судьба всего рода человеческого. Мы ведем войну так, как будто войны совсем нет»[8].

 

США

Америка вступила в войну, через 2,5 года после ее начала, весной 1917 г. и сразу же приняла ряд законов направленных на мобилизацию экономики. Первым стал Акт о шпионаже, который предусматривал наказание за создание помех производству или перевозке необходимых для войны товаров, но в то же время разрешал забастовки, направленные на увеличение заработной платы или иных условий работы[1]. Закон о продовольственном контроле 1917 г. дал правительству право национализировать предприятия и улаживать трудовые споры. По этому закону также контролировались выпуск топлива и цены на него. Для разрешения споров между рабочими и администрациями предприятий была создана федеральная Военная трудовая коллегия. В 1918 г. Военной промышленной коллегии были даны полномочия устанавливать приоритеты производства продукции и цены на нее, а также контролировать государственные закупки. Всего в США за короткий срок было создано более пяти тысяч мобилизационных институтов различного толка– коллегий, комитетов, корпораций и администраций. Современники представляли политику американского правительства в виде «военного социализма», что признавал позже американский исследователь того времени Р. Хиггс «представляется полностью оправданным».

В дополнение к экономическим мобилизационным актам, в 1918 г. был принят закон о подстрекательстве, устанавливавший уголовную ответственность за критику мобилизационной политики правительства. (По этому закону был брошен в тюрьму Ю. Дебс. Писатель А. Синклер был арестован за то, что он читал на митинге Билль о правах. Многие иностранцы были насильственно депортированы.) И такую мобилизационную политику проводила самая мощная страна мира, находившаяся за тысячи морских миль от линии фронта, даже отдаленно не знавшая того истощения и жертв, которые уже достались на долю европейских стран.

 

Теория мобилизационной политики будет изложена Дж. Кейнсом в работе "How to Pay for the War" в 1939 г.[9]: «В ходе войны, такой как идет сейчас, количество товаров, доступных для потребления должно быть уменьшено… Следовательно, увеличение количества денег в карманах потребителей столкнется с не увеличившимся количеством товаров. Если мы не установим жестких рамок, ограничивающих количество продаваемого и устанавливающих максимальные цены на все предметы потребления, чтобы ничего не оставалось непроданным…, остаются две альтернативы. Либо будут найдены меры для изъятия покупательной способности с рынка, либо цены будут расти, пока стоимость доступных для покупки товаров не поглотит возросшие расходы - другими словами, это метод инфляции».

«Поэтому, общий смысл нашего решения должен состоять в пропорциональном полученному доходу изъятии из потребления. Это единственный путь, помимо дефицита товаров и повышения цен, для обеспечения баланса между количеством денег и товаров. Принудительные сбережения могут эффективно послужить этой цели, если они будут существенными...». Кроме этого схема, предложенная Кейнсом, предполагала «обеспечить отложенное потребление за счет послевоенных сборов с капитала… защитить от каких бы то ни было ограничений тех, чей уровень жизни ненамного отличается от прожиточного минимума. Это достигается при помощи установления необлагаемого минимума, резко прогрессивной шкалы и системы семейных норм довольствия».

При этом добавлял Кейнс, «необходимо отметить, что высказанные здесь предложения чрезвычайно мягкие… по сравнению с мерами, принятыми в двух воюющих странах - одной вражеской и другой союзной». И тут же он приводит пример Германии, ведущей тотальную войну и вынужденную мобилизовать практически все свои ресурсы: «я полагаю, - писал Кейнс, - что если бы мы хотели бы ввести в нашей стране столь же радикальный контроль общего потребления, такой как действует в Германии, мы бы смогли увеличить военные расходы на 50% и, может быть, даже гораздо больше».

Говоря о Франции Кейнс замечал: «Я полагаю, что британское общественное мнение практически не в курсе того, насколько далеко зашел контроль (во Франции)… Рядом декретов… был установлен полный государственный контроль над заработной платой и условиями труда… работодателям запрещено выплачивать заработную плату сверх оговоренного уровня…, работники не могут увольняться с нынешнего места работы без разрешения, но могут быть перемещены по желанию властей на другое место работы… Кроме того, создан Фонд национальной солидарности, из которого финансируются все связанные с войной расходы в гражданской сфере... В фонд направляются налоги на сверхприбыль и сборы с заработной платы… Кроме этого, приняты жесткие меры для сдерживания стоимости жизни на довоенном уровне…»[10].

 

После публикации серии статей "How to Pay for the War" Дж. Кейнса обвинили в пропаганде социалистических идей. Действительно модель Кейнса была пропагандой социализма – «военного социализма» - мобилизационной политики, классический образец которой давала Германия во время обоих мировых войн. Впрочем, подобные методы применялись еще во времена французской революции 1790-х годов - ограничение цен на продовольствие и установление «максимума» заработной платы. Аналогичные меры мобилизационной политики «военного социализма» в той или иной мере использовали практически все страны Европы участвовавшие, как в Первой, так и Второй мировой войне. Один из ведущих немецких генералов Э. Людендорф в этой связи замечал: «В неприятельских демократических государствах правительственная власть все больше приобретала характер диктатуры»[11].

 

Российская империя

В Российской империи попытки милитаризовать промышленность предпринимались неоднократно но, на деле оставались лишь разговорами. Так, летом 1915 г. Пет­роградское общество заводчиков и фабрикантов решило «хо­датайствовать... о милитаризации рабочих»[12]. 9 июля, оно принимает решение добиваться "всеобщей милитаризации" работающих на войну предпри­ятий через государственные учреждения. По настоянию одного из крупнейших промышленников П. Рябушинского аналогичные требования месяц спустя выдвигаются Московским областным военно-промышленным комитетом[13]. «Правая пресса рьяно готовила обще­ственное мнение к всеобщей милитаризации промышленных рабочих. Фабрика должна была превратиться в казарму с аб­солютно воинской дисциплиной... Согласно законам военного вре­мени, тех, кто прекратил работу, можно было заставлять возобновлять ее силой»[14].

 Милитаризация действительно началась, но далеко не в тех размерах, которых требовала война. О причинах этого говорил в своей статье «Промышленная мобилизация России во время войны» подп. Ребуль: «Главной ошибкой в тыловой работе России являлось, отсут­ствие единого руководства и общего плана работы. В Петрограде не было создано того единого центра, который мог бы составить объединенную в одно целое про­грамму; только такая программа может урегулировать работу каждой технической службы, каждого производственного центра в зависимости от степени потребнос­ти Армии и наличия сырья и полуфабрикатов. Иначе неизбежен полный разнобой в производстве»[15]. «Нужно признать, - замечал ген. Н. Головин, - что по существу дела подполковник Ребуль прав»[16].

Причина провала милитаризации крылась не только в бездарности и нерадивости чиновников, но и в том, что единый мобилизационный план требовал милитаризации не только рабочих, но и промышленников, т.е. их прибылей, от которых они отказываться не собирались.

Премьер правительства Б. Штюрмер в ответе заместителю министра военного снабжения Франции А. Тома указывал еще на одну причину этого не провала: Тома в мае 1916 г. говорил премьеру: «Ваши заводы работают недостаточно напряженно, они могли бы производить в десять раз больше. Необходимо милитаризировать рабочих» - «Милитари­зировать наших рабочих! - воскликнул Штюрмер. - Да в таком случае вся Дума поднялась бы против нас»[17]. Историк В. Шамбаров по этому поводу замечает: «Да, действовали вот такие цепочки парадоксов - либералы не давали навести порядок в тылу и сами же обрушивались за беспорядок на царя и правительство. А иностранцы, прекрасно сознающие необхо­димость наведения порядка, поддерживали и поощряли не правитель­ство, а Думу»[18].

Например, английский посол Дж. Бьюкенен, в то время, убеждал Николая II: «я заметил, что Россия не исчерпала своих огромных запасов человеческой силы, и что хотя она крайне нуждается в некоторых металлах, но ее минеральные богатства не эксплуатируются надлежащим образом. Не пред­полагал ли как-нибудь его величество, спросил я, пос­ледовать примеру Германии и установить какую-либо форму обязательной для всех вспомогательной службы?»[19]

Милитаризировать промышленность частично удалось только в 1916 г. однако сразу после февральской революции либерально-демократическое Временное правительство отменило все экономические мобилизационные меры царского правительства, как слишком социалистические. Позже второй коалиционный состав Временного правительства попытается осуществить хотя бы урезанную мобилизацию, но было уже поздно, «готовив­шиеся Временным правительством решения о введении всеобщей трудовой повинности выполнять было некому - разру­шались не только хозяйственные механизмы, но и государственные структуры в целом».

 

Пример из «жизни» Временного правительства приводил министр продовольствия А. Наумов: «Члены Особого Совещания ездили осматривать городские холодильники за Балтийским вокзалом. Холодильники в полном порядке. Мясо в них не портилось, но зато кругом были навалены горы гниющих туш. Оказалось, что это мясо, предназначавшееся для отправки в армию. Его, видите ли, негде было хранить. Когда поставщики обращались за разрешением построить новые холодильники, им не давали ни средств, ни разрешения.

По обыкновению, министерства не могли между собой сговориться: интендантство заказывало, железные дороги привозили, а сохранять было негде, на рынок же выпускать не разрешалось. Это было так же нелепо, как и многое другое: точно сговорились все делать во вред России... Тысячи пудов мяса, конечно, погибли. То же самое происходило и с доставкой мяса из Сибири: от недостатка и неорганизованности транспорта гибли уже не тысячи, а сотни тысяч пудов. Виновников, конечно, не нашлось, так как один свали­вал на другого, а все вместе на общую бесхозяйственность»[20]. И это в 1917 г., когда города, и тот же Петроград, уже голодали.

 

Председатель Временного правительства А. Керенский впоследствии оправдывался: «Судя Временное правительство, не забывайте, что оно возглавило разоренное дотла государство, практически лишенное всякого административного аппарата. Даже армия действовала самостоятельно, без командиров; авторитет Верховного командования улетучился с такой же быстротой, как авторитет центральных и местных властей. Самодержавие не оставило иного наследия, кроме страшной войны, тяжких жизненных лишений, парализованной транспортной системы, истощенной казны, возмущенного и озлобленного народа, разгула анархии»[21].

Попыткой остановить окончательный развал страны стал мятеж генерала Л. Корнилова. Претендент на роль «военного диктатора» России Корнилов требовал: «Для окончания войны миром, достойным великой, свободной России, нам необходимо иметь три армии: ар­мию в окопах, непосредственно ведущую бой; армию в тылу - в мастерских и на заводах, изготовляющую для армии фронта все ей необходимое; и армию железнодо­рожную, подвозящую это к фронту»... «для пра­вильной работы этих армий они должны быть подчине­ны той же железной дисциплине, которая устанавливает­ся для армий фронта»[22]. Но Корнилову, по мнению американского представителя Джадсона, не удалось главное – подчинить себе армию: а «когда в армии нет дисциплины, правительство нигде не может применить силу, ни на железных дорогах, ни на фабриках, ни на шахтах»[23].

«Непосредственная причина крушения России - последняя война, которая привела ее к физическому истощению. Только благодаря этому большевики смогли захватить власть. История не знает ничего, подобного крушению, переживаемому Россией. Если это процесс продлиться еще год, крушение станет окончательным. Россия превратиться в страну крестьян; города опустеют и обратятся в развалины, железные дороги зарастут травой. С исчезновением железных дорог, - подводил итог Г. Уэллс, - исчезнут всякие остатки центральной власти»[24]...

 

Продолжение главы в Книге

 



[1] Правда это положение вовсе не означало, что с резко выросшим с началом войны количеством забастовок (с 1024 в 1914 г. до 4450 в 1917 г.) не боролись. Наиболее популярной мерой борьбы с забастовками стали законы, получившие название «работай или воюй», угрожавшие рабочим в случае участия в забастовках призывом на военную службу.



[1] Н. Ленин. О продовольственном налоге. 21.04.1921.

[2] Ллойд Джордж Д. Правота нашего дела (10.11.1914) (Ллойд Джордж Д…, с. 68)

[3] Ллойд Джордж Д. Обращение к общественности Ланкашира (Манчестер 3.06.1915) (Ллойд Джордж Д…, с. 115)

[4] Ллойд Джордж Д. Обращение к общественности Ланкашира (Манчестер 3.06.1915) (Ллойд Джордж Д…, с. 115-117)

[5] Черчилль У…, с. 95-96.

[6] Ллойд Джордж Д..., с. 62.

[7] Шамбаров В. Е…, с. 561.

[8] Ллойд Джордж Д..., с. 85.

[9] Keynes, J.M…, P. 377–378.

[10] Keynes, J.M…, P. 427.

[11] Людендорф Э.…, с. 516

[12] Лаверычев В.Я. Военный государственно-монополистический капитализм в России. - М., 1988, с. 253.

[13] 6.07.1915. История рабочего класса в СССР: рабочий класс в 1907-1917 гг. - М., 1982.

[14] Чернов В.., с. 128-129.

[15] Парижская газета «Тан» от 4.04.1924. (Головин Н.Н…, с. 229.)

[16] Головин Н.Н…, с. 229.

[17] Палеолог М.  Царская Россия накануне революции. - М., 1923, с. 121.

[18] Шамбаров В. Е…, с. 567.

[19] Бьюкенен Дж…, с. 224.

[20] Крушение империи. Архив Русской Революции. т. XVII. (Головин Н.Н…, с. 254.)

[21] Керенский А. Русская революция…, с. 75.

[22] Корнилов Л. «Обращение к народу» 28.08.1917. (Деникин А. И. (II)…, с. 15)

[23] Меморандум послу, 3.09.1917, Judson Papers, box 8, NL (Дэвис Д., Трани Ю.. с. 130)

[24] Уэллс Г. Россия во мгле…

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.