Принцип борьбы

 

Герберт Спенсер, последователь Чарльза Дарвина, ввел в обиход выражение «выживание наиболее приспособлен­ных», отражавшее философию конкуренции, которая стала преобладающей установкой американцев того времени…

 А. Гринспен, глава ФРС США[1].

 

Ни один шельмец никогда не одерживал победу в войне, умирая за свое отечество. Он одерживал победу, заставляя другого беднягу умереть за свое отечество.

Дж. Паттон, американский генерал[2]

 

 

В своей знаменитой речи 6 марта 1946 г. в Фултоне У. Черчилль заявит: «Никогда еще в истории не было войны, которую было бы легче предотвратить своевременными действиями, чем та, которая только что разорила огромные области земного шара. Ее, я убежден можно было предотвратить без единого выстрела…»[3]. Почему же тогда эта война не была предотвращена?

 

Для европейцев очередная мировая война представляла смертельную угрозу. Она, как и  20 лет назад бросала их в бездну горя и страданий, причем реальной выгоды без риска быть уничтоженным не было видно ни для кого из них. В Советской России полным ходом шла индустриализация, война грозила не только похоронить все ее достижения, но и обернуться полным разорением и окончательным уничтожением страны. Большевики, может быть, и были мечтателями о светлом будущем, но не сумасшедшими. Не смотря на всю браваду Гитлера, мировая война и для него была скорее жестом отчаяния, чем до конца осознанным планом.

Единственной страной, для которой война в Европе была относительно безопасным делом, являлись Соединенные Штаты. Мало того новая война сулила Америке невиданные выгоды, многократно превосходившие все то, что она получила от Первой мировой. На этот раз война хоронила европейские колониальные империи, открывая неограниченные пути для торгово-экономической экспансии; война подрывала планы создания могущественного конкурента - Пан-Европы; война делала доллар единственной мировой валютой; война обрушивала золотой дождь на американский берег в один момент решая вопросы безработицы, экономический кризис мгновенно превращался в бурный экономический рост; и наконец, идеологические враги - большевики исчезали со сцены мировой истории. Вторая мировая война обещала принести Соединенным Штатам, почти даром, такие невероятные и баснословные дивиденды, которых невозможно было получить никаким другим путем. Могли ли в таком случае Соединенные Штаты безучастно наблюдать за событиями, происходившими по другую сторону океана?

Подобные попытки связать причины возникновения Второй мировой войны с деятельностью будущих победителей встречают вполне закономерное яростное сопротивление. Начиная, например, с заявления Ф. Папена, что за Вторую мировую войну: «вне всякого сомнения, ответственен (только) Гитлер»[4], или Ф. Тиссена: «Ответственность за развязывание войны несут нацистские лидеры… и только они»[5], или главного обвинителя от Великобритании Х. Шоукросса на Нюрнбергском трибунале: «Доверчивые люди введенные в за­блуждение фанатичными и бесчестными пропагандистами, приходят к убеждению, что это не они, а как раз их против­ники виноваты в действиях, которые они сами бы осудили»[6]. И, кончая таким авторитетом, как И. Фест: «Ответ на вопрос, кто несет ответственность за развязывание Второй мировой войны, совершенно очевиден. Тем не менее, порой предпринимаются попытки при помощи надуманных схем представить его, как дискуссионную проблему. В этих случаях объективность суждений историка приносится в жертву апологетике или же склонности испытать остроту ума в обосновании невозможного»[7].

Что касается Соединенных Штатов, действительно, в широком доступе нет сколько-нибудь существенных фактов свидетельствующих о том, что их правящие круги открыто или целенаправленно способствовали бы развязыванию Второй мировой войны. Причина этого может быть кроется и в том, что «американские архивы закрыты, причем, закрыты, несмот­ря на то, что с начала войны прошло полвека»[8].

Однако дело в данном случае не в конкретных фактах, на которых базируется «объективное суждение историка», видимые факты часто противоречат истине. Так, инквизиторы, утверждая божественную сущность мироздания, веками твердили, что солнце вращается вокруг земли, сжигая несогласных на кострах «между тем истина, добытая пытливым умом человека, противоречит этой правде»[9]. Истина опасна и далеко не всегда соответствует интересам тех, кто судит или «пишет» историю и тогда что бы ее скрыть прибегают к помощи инквизиторов - «бесчестных пропагандистов».

Истина истории скрывается в естественных законах развития общества, а не в суждениях историков. Нас, в данном случае, интересует тот из них, который сформулировал один из героев О. Генри: «Спрос создать нельзя, можно создать лишь условия для спроса». Америка не создавала спроса на войну в Европе, она создала условия для его возникновения: хищнические условия Версальского мира, разжигание европейского национализма и звериного антисоветизма, обескровливание Европы долгами, обрушение мировой экономики в Великую Депрессию, развязывание Мировой Торговой войны, вооружение и финансирование гитлеровской Германии... «самоопределение наций», «Холодная война», «долги», «финансовые пузыри», «Великая Депрессия», «протекционизм»… - все это шаги по созданию условий для возникновения спроса на войну.

Здесь вряд ли стоит искать злой умысел в целенаправленной подготовке новой войны. Страны и народы шли к войне неосознанно, подчиняясь действию свободных от каких либо ограничений, естественных рыночных сил двигавших развитием общества. Они в равной мере двигали, как Соединенными Штатами, так и старыми европейскими империями. Созданные их совместными усилиями «условия» обрушили на Европу такой обвальный «спрос», что под его давлением «предложение» войны просто не могло не возникнуть. Соединенные Штаты стояли во главе этого процесса, поскольку Америка уже превратилась в абсолютного мирового финансового и экономического лидера, оказывающего самое прямое и непосредственное влияние на экономическое и политическое состояние всех стран мира. И элита Соединенных Штатов вполне осознавала свою новую роль. Это понимание звучит уже в словах, сказанных во время Версальской конференции президентом В. Вильсоном: «Нам предстоит серьезно финансировать мир, а дающий деньги должен понимать мир и руководить им»[10].

 

Но это только часть истины, вторая – субъективная лежит в ответственности Великих Держав за мир. Их твердая и согласованная позиция практически не оставляла шансов для возникновения новой мировой войны. Уже в первые месяцы прихода Гитлера к власти Ф. Рузвельт, обращаясь к М. Калинину, указывал на эту данность: «Здравый смысл указывает: если какая-либо сильная держава откажется искренне участвовать в… совместных усилиях установить политический и экономический мир… то успех может быть затруднен и в конечном счете сорван. В этом случае цивилизованное человечество… будет знать, где искать ответственного за провал»[11]. Главный обвинитель от США на Нюрнбергском трибунале Р. Джексон в сослагательном наклонении выносил в этой связи юридический вердикт: «Своим молчанием другие нации стали бы невольными соучастниками этих преступлений»[12].

 

Пример «молчания» приводил в конце 1936 г. У. Черчилль: «…Великобритания плывет своим бессмысленным курсом, подчиняясь любому ветру, который подует со стороны. Болтовня о поддержке Лиги Наций и защите правАбиссинии, болтовня о пакте Хора — Лаваля, болтовня о его аннулировании, аплодисменты мистеру Идену и политике более энергичных санкций, одобрение и болтовня по поводу полного отказа от них, болтовня о реформировании Лиги На­ций при отсутствии решения о том, следует ли ее укрепить или ослабить, болтовня о новом Локарно на Западе... Но к чему волноваться? У министров замечательные каникулы. За исключением заброшенных территорий, стра­на тучна, довольна и процветает…»[13].

 

Подобное «молчание» слышалось и с другой стороны океана. Именно на него обращал внимание М. Литвинов в своем сообщении: «Рузвельт и Хэлл продолжают дарить мир своими проповедями, но в то же время палец о палец не ударяют в пользу мира»[14]. У. Буллит по этому поводу замечал, что Рузвельт «скорее склонен «выбрасывать идеи», что бы их подхватывали другие государства и сделали из них надлежащее употребление»[15]. На практике США вместе с Англией и Францией являлись последовательными приверженцами политики «умиротворения», другими словами «молчаливого согласия» на милитаризацию Германии, аннексию Австрии, захват Чехословакии...

 



[1] Гринспен А…, с. 273.

[2] Великие мысли великих людей, в 3-х т. Т.3 – М: РИПОЛ-КЛАССИК, 1998 - 736 с., с. 462.

[3] Источник №1, - М., 1998, с. 98

[4] Папен Ф…, с. 26.

[5] Тиссен Ф…, с. 218, 228.

[6] Из речи Главного обвинителя от Великобритании Х. Шоукросса (Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 454)

[7] Фест И. Триумф…, с. 349.

[8] Грызун В..., с. 253.

[9] Столыпин П.А. Речь в Госдуме 31.03.1908. цитата из Менделеева. (Рыбас С..., с. 306.)

[10] Конотопов М.В., Сметанин С.И. Из тупика. - М. Академический проект. 2000. 382 с., с. 101. См. так же Язьков Е.Ф…, с. 33.

[11] Послание президента США Ф.Д. Рузвельт – председателю ЦИК СССР М.И. Калинину, 16 мая 1933 г. (Советско-американские отношения…, с. 690).

[12] Нюрнбергский процесс..., с. 420.

[13] Надвигающаяся буря. Речь 30 октября 1936 г. (Черчилль У.  Мировой кризис. Автобиография. Речи. – М.: Изд-во Эксмо, 2003. – 768 с. – с. 527)

[14] М. Литвинов - А. Трояновскому 26.03.1938. (Советско-американские отношения 1934-1939…, с. 623).

[15] Беседа М. Литвинова с У. Буллитом 18.03.1934. (Советско-американские отношения 1934-1939…, с. 69).

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.