Последний Пакт

 

Апокалипсическое настроение охватило нынче землю. Нас уже не оставляет ощущение близящегося рока.

В. Шубарт, 1939 г.[i]

 

 

Направление следующего удара возникло неожиданно, хотя пока ничто не предвещало грозы.

В первые годы своего существования в ХХ веке Польша «восстанавливала историческую справедливость» ведя захватнические войны против всех своих соседей - России, Германии, Литвы, Чехословакии. У. Ширер в полном соответствии с американской доктриной назвал этот период польской агрессии, принесшей гибель многих сотен тысяч людей, годами «возрождения» Польши. Итогом этой агрессии, активно поддержанной лично У. Черчиллем, а так же Францией и США стало превращение Польши в одну из очередных «версальских миниимперий»: «Из 31 миллиона населения, - отмечал Гитлер в Польше, кроме поляков, насчитывалось, - 2,5 миллиона немцев, 4 миллиона евреев и 9 мил­лионов украинцев. В противоположность фанатически на­строенной Варшаве весь остальной народ в целом апатичен и индифферентен»[ii].

В результате по словам У. Ширера, Польша оказалась не способна создать стабильное правительство или решить проблемы промышленности и сельского хозяйства[iii]. И миниимперией правила диктатура полковников, наследников Пилсудского, являвшихся, по словам У. Ширера, «толпой заурядностей»

 

[4]. Однако «великими демократиями» Францией, Англией и США, Польша была признана «оплотом демократии» Запада на Востоке Европы. И было за что, мало, кто ненавидел русских больше, чем польская шляхта, с такой-то индульгенцией...

После прихода Гитлера к власти, в 1934 г., Польша подписала с Германией пакт о ненападении, направленный против Лиги Наций и системы «коллективной безопасности»[5], Польша сохраняла благожелательный нейтралитет во время аншлюса и рейнского кризиса, не смотря на страстные призывы своей крестной матери - Франции, а потом вообще вместе с Германией, по словам У. Ширера, «словно гиена» приняла участие в разделе Чехословакии[6]. Польша уже строила дальнейшие планы своего «возрождения» - захват Литвы[1], а затем вместе с Германией раздел Украины.

Предложение Риббентропа, сделанное им всего через месяц после подписания Мюнхенского соглашения, казалось, полностью соответствовало этим планам. Оно включало присоединение Польши к Антикоминтерновскому пакту, ее участие вместе с Германией в походе на Россию и долю в разделе Украины. Риббентроп обольщал поляков Великой Польшей от Балтийского до Черного моря. В обмен Гитлер требовал лишь Данциг и возможность обустройства Польского коридора, (прокладку автомобильной и железной дороги)[7].

 

По Версальскому договору немецкий Данциг становился «вольным городом» под управле­нием Лиги Наций, огра­ниченные функции (таможня, по­лиция, пограничная охрана) передавались Польше. Т.е. Данциг формально Польше не принадлежал и находился под юрисдикцией Лиги Наций. Польский коридор также был наследством Версаля и предназначался для связи, с отрезанной от Германии Восточной Пруссией. Дороги были необходимы Германии для свободного транзита, без двойных обысков поль­ской таможни и двойного унижения перед польскими пограничниками. А самое главное — без ежегод­но увеличивающейся платы за «прусский транзит», взимаемой Польшей в валюте![8]

Двадцатью годами ранее Ллойд Джордж в Версале предупреждал: передача свыше 2 млн. немцев под власть поляков «должна рано или поздно привести к войне». Кроме этого, отмечал У. Ширер: «Ни один из пунктов Версальского договора не раздражал Германию так, как тот, по которому был образован Польский коридор, дававший Польше выход к морю и отсекавший Восточную Пруссию от рейха»[9]. Не случайно в отличие от западных границ Германия никогда добровольно не признавала внесенных Версальским договором территориальных изменений на Востоке, что было фактически подтверждено Англией и Францией в Локарнских соглашениях[10].

Министр иностранных дел Германии Штреземан в интервью Б. Локкарту в 1929 г. говорил, что он «искренне работал ради мира и согласия между народами Европы. Он способствовал англо-франко-германскому взаимопониманию. Он добился поддержки своей политики 80-тью процентами населения Германии… Он подписал договор в Локарно. Он уступал, уступал, уступал - до тех пор, пока соотечественники не обернулись против него… Нет ни одного немца, говорил он, готовых воевать ради  возвращения Эльзаса и Лотарингии, но нет и никогда не будет также немца, начиная с императора и кончая самым нищим коммунистом, который согласился бы признать нынешнюю германо-польскую границу. Исправление польской границы принесло бы Европе столетний мир…»[11].

Историк Дж. Фуллер приводил слова М. Фоллика, сказанные в 1935 г.: «Создание Польского коридора в тысячу раз более тяжкое преступление, чем создание Германией в случае ее победы в войне коридора, допустим, через нынешний Каледонский канал и передача Голландии этой полосы с единственной целью ослабить Британию. Примерно так поступила Франция, предоставив Польше коридор, разрезавший одну из наиболее плодородных областей Германии. Согласившись на этот преступный акт, союзники Франции совершили одно из самых тяжких, известных в истории преступлений против цивилизации… Чтобы дать Польше морской порт, было совершено другое преступление против Германии - у нее отобрали Данциг. Но из всего более немецкого в Германии Данциг является самым немецким[2]… Рано или поздно Польский коридор стал бы причиной будущей войны»[12]. Из этого видно, пишет Дж. Фуллер, что «требования, предъявленные Германией, не были неразумными» [13].

Очевидно аналогичного мнения придерживался и Гитлер и поэтому надеялся на взаимопонимание Польши и воевать с ней в ближайшее время не собирался. Так, 25 марта 1939 г. Гитлер в беседе с Браухичем говорил о нежелатель­ности насильственного решения Данцигского вопроса, одна­ко считал все-таки заслуживающей обсуждения военную ак­цию против Польши при «особо благоприятных политичес­ких предпосылках»[14]. Ключевое слово в данном случае, впрочем как и прежде, оставалось за Лондоном.

Однако на этот раз неожиданно все пошло иначе: в ответ на зондаж Риббентропа относительно Данцига, правительство Чемберлена дало гарантии безопасности Польши. Гитлер был вне себя. И. Фест приводит воспоминания адми­рала Канариса, который был у Гитлера, когда поступило извес­тие об английских гарантиях, по его словам, Гитлер воскликнул: «Я заварю им такое сатанинское зелье, что у них глаза на лоб полезут»[15]. «Уже на следующий день он использовал спуск на воду линейного корабля «Тирпиц»… для того, чтобы выступить с речью против британской «политики окружения» Германии»[16]. «Все лично встречавшиеся с Гитлером в это время рассказывают о его яростных нападках на Англию. Имперское министерство пропаганды в начале апреля дало указание изображать Англию самым опасным противником Германии»[17].

А пока 1 апреля, явно имея в виду Лондон, Гитлер обрушился на тех, кто «таскает каштаны из огня» чужими руками. Гитлер был уверен, что Англия ни за что не будет воевать за Польшу, как и за любую другую страну, да ей собственно и нечем. А следовательно, британские гарантии являются даже не блефом, а сознательной провокацией - провокацией войны с Польшей. Ведь британские гарантии автоматически превращали Польшу во врага Германии.

 

К этому времени у Гитлера уже не было пути назад и 11 апреля он издает директиву о все­общей подготовке вооруженных сил к войне в 1939-1940 гг., которая, помимо охраны границ и «Плана Вейс», включала присоединение Данцига. «В приложении к этому документу, озаглавленному «Поли­тические гипотезы и цели», говорится, что следует избегать столкновения с Польшей. Однако в случае, если Польша из­менит свою внешнюю политику и займет позицию, угро­жающую Германии, то будет необходимо прибегнуть к окончательному разрешению вопроса, невзирая на пакт с Польшей».

Главный обвинитель от Великобритании на Нюрнбергском процессе Х. Шоукросс утверждал, что на тот момент доказательств было «недоста­точно для того, чтобы утверждать, действительно ли было принято решение о времени нападения на Польшу»[18]. И. Фест придерживался аналогичного мнения, по его словам, после Мюнхена: «Политика Гитлера… была строго последовательным широкомасштабным маневром по осуще­ствлению этого поворота (на Запад – В.Г.) и созданию новых фронтов в Европе в соответствии с его тактическими соображениями»[19].

Однако уже 23 апреля Гитлер заявляет своим генералам: «Для меня было ясно, что рано или поздно, но конфликт с Польшей должен произойти. Я принял решение уже год тому назад, но я полагал сперва обратиться к Западу, и только спустя несколько лет обернуться к Востоку. Но течение событий не может быть предусмотрено. Я хотел сперва установить приемлемые отношения с Польшей, чтобы иметь раз­вязанные руки для борьбы с Западом. Но этот мой план не мог быть осуществлен. Мне стало ясно, что Польша нападет на нас сзади в то время, когда мы будем заняты на Западе, и что та­ким образом нам придется воевать с ней в невыгодный для нас момент»[20].

Очевидно на решение Гитлера повлиял отказ Польши от предложений Риббентропа. И не то чтобы Польшу не интересовали предложения Гитлера, Бек отвечал, что в его планы входит и раздел Украины, и Великая Польша от моря до моря, и поход против России. Но страх перед Германией был сильнее.

 

Страхи «польских полковников» были не беспочвенны. Например, руководство рейхсвера, в лице Г. фон Секта еще в 1922 г., призывало: «Существование Польши непереносимо и несовместимо с условиями существования Германии. Польша должна исчезнуть - и исчезнет, с нашей помощью – из-за своей слабости и действий России… Уничтожение Польши должно стать основой политики Германии…»[21].

За три года до рассматриваемых событий (в 1936 г.) появилось предупреждение Э. Генри: «Восточная лига Гитлера и Бека марширует. Оба они идут вместе…, до тех пор пока не будет достигнута их непосредственная цель — поражение большевизма. Но когда это будет достигнуто… тогда произойдет маленькое изменение — последний акт в этой современно-средневековой фантазии. Торжествующий победу «Бал­тийский орден» германского фашизма… уничтожит наследников Пилсудского... Он вдребезги разобьет «поляков», «польскую свинью», этих «наследственных врагов германской расы»... Гитлер раздавит свою союзницу Польшу… всей своей колоссально увеличившейся мощью и устроит новый раздел Польши, го­раздо более тщательный, чем три первых: с Украиной и Литвой в каче­стве частей «федерации» под германской гегемонией в соответствии с пер­воначальным планом Розенберга; планом, который был «модифицирован» временно, по «тактическим» соображениям, но от которого никогда не отказывались»[22].

 

Уверенность Варшаве придавали британские гарантии. Они легли в основу польской стратегии войны, построенной на сдерживании германских войск в ожидании удара союзников с Запада. Бек в этой связи убеждал представителя Лиги Наций Буркхарда по Данцигу, что польские вооруженные силы «подготовлены для гибкой, сдерживающей противника подвижной войны. Мир будет изумлен»[23]. Тем временем, 27 апреля, Англия, в подтверждение серьезности своих гарантий, вводит всеобщую воинскую повинность.

В ответ 28 апреля, в своем знаменитом ответе Рузвельту Гитлер, на том основании, что Лондон и Варшава заключили между собой соглашение, фактически денонсировал англо-германский морской договор 1935 г. и польско-германский пакт о ненападении. Поскольку Англия «при определенных обстоятельствах вынудит Польшу предпринять военные действия против Германии»[24].

Гитлер возложил всю ответственность за неизбежность войны с Польшей на Англию. По его словам, только английское вмешательство сде­лало Польшу такой непримиримой; только благодаря ему все германские попытки мирного разрешения вопроса о Данциге потерпели неудачу[25]. Спустя месяц, 23 мая Гитлер, уже утверждал: «Польша вовсе не «случайный непри­ятель». Она всегда будет на стороне наших противников. У нее всегда тайное желание использовать все возможности, чтобы нас уничтожить... Дело вовсе не в Данциге. Речь идет о расширении нашего жизненного пространства к востоку, приобретении базы пита­ния и урегулировании балтийской проблемы... Поэтому не может быть вопроса о пощаде, и это приводит нас к следующему решению: атаковать Польшу при первой же возможности»[26]. Чиано в авгу­сте 1939 г. на вопрос, «что вы, в сущности, хотите: Дан­циг или коридор?», получил от Риббентропа ответ: «Нет… мы хотим войну»[27].

 

 

 



[1] От войны Польшу удержал только жесткий протест СССР.

[2] В 1924 г. из 384 тыс. жителей Данцига и прилегающей области 95% были немцами. (БСЭ, 1-е изд., т. 20., 1930, с. 414).



[i] Шубарт В…, с. 378-379.

[ii] Гитлер – Чиано 12 апреля 1939 г. (Картье Р..., с. 26-27)

[iii] Ширер У…, т.1, с. 493.

[4] Ширер У…, т.1, с. 498.

[5] Ширер У…, т.1, с. 493.

[6] Ширер У…, т. 1, с. 501.

[7] Картье Р..., с. 75

[8] Усовский А…, с. 68-69

[9] Ширер У…, т.1, с. 493.

[10] Пыхалов И…, с. 91-92.

[11] Lockhart B. retreat From Glory. London, 1934. (Папен Ф…, с. 188.)

[12] Follick M. Facing Facts: A Political Survey for the Average Man. 1935, p. 83, 84, 109. (Фуллер Дж. Ф…, с. 18-19).

[13] Фуллер Дж. Ф…, с. 19.

[14] Freund M. Weltgeschichte der Gegenwart in Dokumenten. Freiburg, 1954-1956, Bd. II, S. 58 ff (Фест И. Гитлер. Триумф…, с. 305); См. так же Ширер У…, т.1, с. 498.

[15] Gisevius H. B. Bis zum bitteren Ende, Zurich, 1946, Bd. II, S. 107 (Фест И. Гитлер. Триумф…, с. 311)

[16] Domarus M. Hitler: Reden und Proklamationen 1932-1945, Wuerrzburg, 1962-63, S. 119 ff (Фест И. Гитлер. Триумф…, с. 311)

[17] Фест И. Гитлер. Триумф и падение…, с. 311

[18] Из речи Главного обвинителя от Великобритании Х. Шоукросса (Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 486)

[19] Фест И. Гитлер. Триумф и падение…, с. 310-311

[20] Документ Нюрнбергского трибунала 798 P.S. Картье Р..., с. 66

[21] Ширер У…, т.1, с. 493.

[22] Генри Э…, с. 338-339.

[23] Burckhardt C.J. Meine Danziger Mission 1937-1939. Zurich; Munchen, 1960, S. 164. (Фест И. Триумф…, с. 346)

[24] Ширер У..., т.1, с. 507.

[25] Картье Р..., с. 74-75

[26] Гитлер из речи на большом военном совещании, 23 мая 1939 г.  (Картье Р..., с. 66).

[27] Дневник Чиано август 1939 г. Документ Нюрнбергского трибунала 2987 P.S. (Картье Р..., с. 75)

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.