Патриархальная идилия

 

Центральным пунктом русской жизни является спор труда, капитала и земельной ренты в землевладении.

Н. Рубакин , 1910 г.[1].

 

Второе рождение помещичьего хозяйства началось после смерти Петра. Передавая состояние России того времени С. Соловьев писал: «казна истощена, крестьяне разорены, войско и приказные люди тяжело лежат на народе… Платежем подушных денег земские комиссары и обретающиеся на вечных квартирах штаб и оберофицеры так принуждают (крестьян), что те не токмо пожитки и скот распродавать принуждены, но многие и в земле посаженный хлеб за бесценок отдают, и от того необходимо принуждены бегать за чужие границы…»[2]. Основная причина этого явления, по мнению Птенцов гнезда петрова (1726 г.), заключалась в том, что: «ныне над крестьянами разве десять и больше командиров находится, вместо того что прежде был один…, из которых иные не пастырями, но волками, в стадо ворвавшимися, называться могут…»[3].

Один хозяин, отвечавший за своих крестьян, казался решением этой проблемы. И именно с этого времени 1730-1760 гг. основной акцент деятельности дворянства стал смещаться с военной к хозяйственной «дабы земля праздна не лежала»[1]. Служивый дворянин постепенно превращался в помещика-крепостника, добивавшегося и получавшего все больше привилегий и прав, а крепостной - в полного раба. В. Ключевский говорил об этом факте, как об установлении «третьего крепостного права»[4]. Его характерные особенности наглядно демонстрировали следующие примеры:

 

Новгородский губернатор Сиверс находил установившиеся помещичьи поборы с крестьян «превосходящими всякое вероятие». По мнению графа П. Панина, «господские поборы и барщинные работы в России не только превосходят примеры ближайших заграничных жителей, но частенько выступают и из сносности человеческой» и обращался к императрице с предложением ограничить беспредел помещиков[5]. Однако произошло прямо наоборот казенный оброк подтянулся к помещичьему: если в 1760 г. с казенного крестьянина он составлял 1 руб., а помещичьего - 2 руб., то в 1780 –х гг. уже - 3 и 4 рубля соответственно[6]. Некоторые помещики, по словам Ключевского, вообще «превратили свои деревни в рабовладельческие плантации»[7].

Граф П. Румянцев установил следующие наказания для своих крестьян штраф, цепь, палка, плеть. Пример наказания: 10 коп. за непосещение церкви (это при том, что оборок с крестьянина составлял всего 2 рубля). Согласно правилам другого помещика, если  крепостной говел, но не приобщался, то наказывался 5 тысячами розг[8]. И эти наказания, за «идеологические» проступки, можно считать минимальными. Множество подобных фактов приводилось в юбилейном сборнике, изданном в 1911 г. к 50-летию отмены крепостного права. Его авторы в итоге приходили к выводу, что «жестокие расправы были так распространены в эпоху крепостного права, что, можно сказать, не было помещика, который не считалъ бы своею нравственной обязанностью воздействовать на своих крепостных посредством внушенiя в виде съченiя розгами, кнутьями, палками и т.п. О жестокости и иногда прямо звърствах помещичьих расправь с дворовыми и крестьянами до нас дошло весьма много свидътельств»[9]. Не случайно Ключевский приходил к выводу, что «помещик XVIII в. сумел быть строже «Русской правды» XII в.»[10]

От негодных к труду, помещик мог избавиться простым и доходным образом: «перед каждым (рекрутским) набором помещики ссылали в Сибирь неисправных или слабосильных крестьян», на «освоение Сибири», помещику их засчитывали как рекрутов. Правда, по мнению Сиверса, вряд ли хотя бы четвертая часть сосланных доходила до места[11].

 

Со становлением «нового крепостного права» у новообращенных помещиков возникла потребность в капиталах для поднятия хозяйств. Такая же потребность возникла и у той их части, которая устремилась не в деревню, а к светской жизни. Проблемы с деньгами были даже у высшего дворянства, входившего в придворный круг, где поддержание своего статуса требовало соответствия царившей там безудержной роскоши. И с конца первой половины XVIII в. помещики начали активно закладывать свои имения ростовщикам под неоплатные проценты.

Для того, чтобы избежать полного разорения высшего сословия в 1754 г. наряду с купеческим был создан дворянский банк, предназначенный для кредитования помещиков под низкий процент. Капиталы банка формировались от доходов государственной винной монополии. Массовая просрочка кредитов и постоянные махинации с ними привели к фактическому банкротству обоих банков. В результате Петр III приказал взыскать долги и закрыть банки. Но был убит гвардейцами и с благословления Екатерины II, и ее наследников, кредиты частью пролонгировали, частью списали, частью они были съедены инфляцией (с 1786 по 1813 гг. курс рубля в серебре упал почти в 5 раз[12]), а банки пройдя череду преобразований, продолжили свою работу.

Особенно быстро долг помещиков начал расти после 1812 г., основной причиной тому были убытки нанесенные войной. Очередной виток роста долгов произошел во время кризиса 1833 г., тогда было заложено (в государственный заемный банк, опекунские советы и приказы общественного призрения) около 4 млн. душ крепостных крестьян: под эти души было выдано казною до 270 млн. руб. серебром. Однако, не смотря на последующий рост цен на зерно и хлебных оборотов, задолженность помещиков продолжала расти. Н. Чернышевский в 1858 г. отмечал, что «бы­вают случаи, когда наследник отка­зывается от получения огромного количества десятин…, потому что долговые обязательства… равны всей сумме доходов, доставляемых помес­тьем»[13]. К 1859 г. уже 65% всех душ, принадлежавших помещикам, были в залоге. А в черноземных губерниях,превраща­вшихся в «хлебную фабрику» было заложено 70-80% и более душ…[14].

Закладывать больше уже было нечего, в свою очередь попытка усиления эксплуатации крепостных (например, в виде расширения применения «месячины») привела, к тому, что с одной стороны «перед самым освобождением размножение крепостного народа не только шло медленно, но одно время приостановилось и даже пошло на убыль»[15],[2]. «Менее решительные элементы, нестерпя своей горькой доли, оканчивали жизнь самоубийством, причем только в одном юго-западном крае бывало их вначале 50-х годов от 200 до 300 ежегодно»[16]. А с другой – к росту крестьянских волнений: по словам А. де Кюстина, Россия стала напоминать «плотно закупоренный котел с кипящей водой, причем стоит он на огне, который разгорается все жарче; я боюсь, как бы он не взорвался»[17]. В результате «главное опасение» Александра Николаевича, по его собственноручному признанию, состояло в том, чтобы освобождение крестьян «не началось само собою снизу»[18].

 

Задолженность помещиков, млн. серебряных рублей;среднегодовое количество

крестьянских восстаний и доля крепостных в общей численности населения, в %[19]

 

 

 

Но главное «кредит был почти исчерпан... Вопрос: откуда достать денег… — стал вопросом классового самосох­ранения русского дворянства. На такой почве возник первый прак­тический план крестьянской реформы, исходившей не от юридических или моральных соображений, а от чисто экономи­ческого расчета... Продать крестьянам их свободу и вместе те наделы, которыми они пользовались при крепостном праве — и, этим путем раскви­тавшись со старым долгом, получить новый такой же капитал, уже не в долг, а без возврата — такова, - по словам М. Покровского, - была основная идея этого гени­ального плана, под пером дворянских и буржуазных публицистов получившего красивое название — «освобождения крестьян с зем­лей». По расчетам Кошелева, несколько даже преувеличивавшего задолженность помещичьего землевладения, это последнее, пере­ведя весь свой долг на освобожденных крестьян, могло приобрести еще до 450 миллионов рублей серебром, сохранив при этом в не­прикосновенности совершенно очищенную от всяких долгов барскую запашку… проекты Кошелева немногим отличались от того, что действительно реализовано…, — притом отличались в сторону большей скромности, помещикам удалось получить больше, нежели надеялся самый расчетливый и предпри­имчивый из их представителей»[20].

 

103 тыс. помещиков должны были получить за 49,5 лет 897 млн. руб., выкупных платежей, выданных им в виде ценных бумаг под 5% годовых. Кроме этого помещикам причиталось еще 500 млн. руб. оброка, которые крепостные должны были выплатить им до выхода на откуп. Плюс в сам момент выхода - особую доплату по соглашению с помещиками[21]. В западных губерниях, согласно расчетов А. Лосицкого, выкупная стоимость примерно соответствовала рыночной стоимости земли, в черноземных превышала рыночную почти на 60%, а в нечерноземных в 2,2 раза![22]

Видный русский экономист В. Берви-Флеровский в своих статьях призывал правительство Александра II хотя бы уменьшить выкупные платежи, детально разъясняя, что вскоре, за счет роста потребления и активизации деловой жизни, задавленных ныне налогами крестьян, казна получит много больше того, что первоначально потеряет[23]. Властям, однако, такое предложение показалось настолько диким, что его автор был объявлен душевнобольным. Впоследствии В. Берви-Флеровский навсегда покинул Россию.

Выкупу подлежали не только земли помещиков, но так же с 1863 г.  удельные и с 1866 г., через оброк, казенные. Дороже всех были оценены помещичьи земли – примерно в два раза выше, чем удельные или казенные[24]. При этом наделы помещичьих крестьян (3,2 дес.), по европейским губерниям, были в среднем в 2 раза меньше, чем у государственных (6,7 дес), и в 1,5 раза, чем у удельных (4,8 дес.)[25].

 

Помимо выкупных платежей, как и предполагалось проектом Кошелева, помещики получили и «очищенную от всяких долгов барскую запашку». Была лишь одна проблема – кто ее будет обрабатывать, ведь с отменой крепостного права помещики лишились прежних крепостных. Для того, что бы вернуть крестьян на помещичьи поля, необходимо было снова закрепостить их. «Существование помещичьих хозяйств… - пояснял А. Энгельгардт, - возможно только при существовании подневольных так или иначе – будут ли крепостные по «Положению», или крепостные по экономическим причинам, - обязанных работать на помещичьих полях»[26]. «Следовательно, чтобы было кому работать в помещичьих хозяйствах, нужно, чтобы были нуждающиеся, бедные… суть, основа, система остается все та же, как и до 1861 г… только разница что работают не крепостные, а задолженые»[27].

 



[1] Окончательную черту под этим переходом подвел указ 1762 г. о вольности дворянству Петра III, освобождавший дворян от государственной службы. Новый статус дворянина был утвержден Екатериной II в 1785 г. предоставлением жалованной грамоты дворянству.

 

[2] Снижение естественного прироста у крепостных крестьян, на фоне высокого у вольных, было одной из основных причин сокращения доли крепостных. Таким образом,крепостное право начало постепенно «отменяться» само собой. Продолжение этой тенденции угрожало оставить помещиков вообще без крепостных и средств к существованию.



[1] Рубакин Н.А…, §15.

[2] Соловьев С.М…, Рассказы по русской истории XVIII века. V. Птенци Петра Великого, с. 632.

[3] Соловьев С.М…, Рассказы по русской истории XVIII века. V. Птенци Петра Великого, с. 632. (Имеется в виду совместный документ Меньшикова, Остермана, Макарова и Волкова)

[4] Ключевский В.О…., Лекция LXXII, с. 959.

[5] Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1075, 1077.

[6] По данным: Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1078, 1082.

[7] Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1077.

[8] Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1078.

[9] Великая реформа 1861 Русское общество и крестьянской вопросъ в прошломъ и настоящемъ, в VI томах. Историческая комиссия учебнаго отдъла О. Р. Т. 3. Редакция А. К. ДЖИВЕЛЕГОВА, С. П. МЕЛЬГУНОВА, В. И. ПИЧЕТА. - Издание Т-ва И. Сытина, Юбилейное издание 1911. т. III, В. Бочкарев, с. 26.

[10] Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1078.

[11] Ключевский В.О… Лекция LXXX, с. 1079.

[12] Витте С.Ю. Конспект лекций…, с. 366-367, 597-603.

[13] Из «Критики философских предубеждений против общинного зем­левладения», напечатанной в 1858 году. Цит. по ст. Г. В. Плехано­ва «Освобождение крестьян» (Современный мир, 1911, февраль) (см. в: Покровский М..., с. 144)

[14] Покровский М..., с. 94-95. См. так же: Ключевский В…, с. 1165.

[15] См. подробнее: Рубакин Н.А…; см. так же: Ключевский В..., Лекция LXXXVI, с 1164.

[16] Великая реформа 1861. Русское общество и крестьянской вопросъ в прошломъ и настоящемъ, в VI томах. Историческая комиссия учебнаго отдъла О. Р. Т. 3. Редакция А. К. ДЖИВЕЛЕГОВА, С. П. МЕЛЬГУНОВА, В. И. ПИЧЕТА. - Издание Т-ва И. Сытина, Юбилейное издание 1911. т.III, В. Бочкарев, с. 37.

[17] Кюстин А…, т.1, с. 247.

[18] См. Попельницкий, Секретный комитет в деле освобождения крестьян от крепостной зависимости // Вестник Европы, 1911, февраль, с. 63-64 (Покровский М..., с. 103).

[19]  Построено на основании данных: Задолженность на начало XIX в. по: Покровский М..., т.3, с. 93-95. Задолженность на конец XVIII  в. рассчитано по Федоров В.А...; Доля крепостных: с 54-53% в 1743-1796 гг. (Ю. Готье по 2-5 ревизиям), до 45% в 1830-х гг. (Ключевский В..., Лекция LXXXVI, с. 1164), и до 34% в 1859 г. («Крепостное население в России, по 10-й народной переписи", 1861 г. http://www.demoscope.ru/weekly/2007/0293/nauka02.php). Восстания средние по Федорову В.А…: «за первую четверть XIX в. было зарегистрировано 651 крестьянское волнение (в среднем по 26 волнений за год), за вторую четверть этого столетия - уже 1089 волнений (43 волнения за год), а за последнее десятилетие (1851-1860) - 1010 волнений (101 волнение за год)». (Задолженность землевладельцев… Лист 1)  См. так же: Юбилейный сборник посвященный 50 летию отмены крепостного права: За пятилетие 1826-29 гг. произошло 85 крестьянских волнений; за 1830-34 гг. – 60; за 1835-39 – 78; 1840-44 – 138; 1845-49 – 207; за 1850-54 – 141 волнение. При этом рост волнений происходил крайне неравномерно, например, в юго-западном крае количество волнений увеличилось за период 1840-44 гг. по 1845-49 гг. почти в 4 раза с 7 до 26. (Великая реформа 1861 Юбилейное издание 1911. Русское общество и крестьянской вопросъ в прошломъ и настоящемъ, в VI томах. Историческая комиссия учебнаго отдъла О. Р. Т. 3. Редакция А. К. ДЖИВЕЛЕГОВА, С. П. МЕЛЬГУНОВА, В. И. ПИЧЕТА. - Издание Т-ва И. Сытина, т.III, с. 46.)

[20] Покровский М..., с. 94-95

[21] Кн. Д. И. Шаховской. Выкупные платежи. Великая реформа, т. VI, стр. 105 и след (См. подробнее: Рубакин Н.А…)

[22] См. подробнее: Великая реформа 1861 Русское общество и крестьянской вопросъ в прошломъ и настоящемъ, в VI томах. Историческая комиссия учебнаго отдъла О. Р. Т. 3. Редакция А. К. ДЖИВЕЛЕГОВА, С. П. МЕЛЬГУНОВА, В. И. ПИЧЕТА. - Издание Т-ва И. Сытина, Юбилейное издание 1911. т.III, с. 116; см. так же Рубакин Н.А…

[23] Берви-Флеровский  В.В. Избр. эконом. произведения. М., 1958. Т. 1. (Менцин Ю.Л…)

[24] См. подробнее: Рубакин Н.А…

[25] См. подробнее: Рубакин Н.А…

[26] Энгельгардт А.Н.., с. 395.

[27] Энгельгардт А.Н.., с. 396.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.