От Маркса

 

Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьёт час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют.

К. Маркс «Капитал»[i].

 

Первым общепринятым пророком конца капитализма выступил К. Маркс. Его критика воспевала капитализм, как пускай и жестокий, но безальтернативный двигатель человеческого прогресса[1], и вместе с тем, не оставляла ему никакого будущего. И человечество на протяжении полутора последних столетий катилось по пути предсказанным Марксом, как по рельсам. Единственным исключением стала Русская революция, которая перевернула все сверх на голову, и вызвала на Западе к жизни общество всеобщего благосостояния. Но она оказалась лишь временной передышкой, закончившейся уже к концу ХХ в. И человечество вновь вернулось на путь, описанный К. Марксом.

Могильщиком капитализма, утверждал К. Маркс, становятся те же силы, которые обеспечивают и его развитие. Этот вывод вытекает из неравновесной природы капитализма, определяемой законом «убывающей отдачи капитала». Этот закон вынуждает капитал ради своего выживания постоянно искать пути для повышения нормы прибыли, а их не так много:

Рост производительности труда. Согласно К. Марксу: «Повышение производительности труда заключается именно в том, что доля живого труда уменьшается, а доля прошлого труда увеличивается, но увеличивается так, что общая сумма труда, заключающаяся в товаре, уменьшается; что, следовательно, количество живого труда уменьшается больше, чем увеличивается количество прошлого труда»[ii]. В результате рост производительности труда, повышая прибыль в краткосрочной перспективе, в среднесрочной - приводит к снижению покупательной способности, кризису перепроизводства и росту безработицы. «Но чем больше эта резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, - отмечает К. Маркс, - тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого прямо пропорциональна мукам труда активной рабочей армии. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм. Это — абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления»[iii].

Концентрация капитала. Концентрация капитала обеспечивает повышение нормы прибыли за счет снижения издержек и установления монопольных цен. К. Маркс описывал этот процесс следующим образом: «...превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда, — эта ужасная и тяжелая экспроприация народной массы образует пролог истории капитала... Частная собственность, добытая трудом собственника… с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы. Когда этот процесс превращения достаточно разложил старое общество вглубь и вширь, когда работники уже превращены в пролетариев, а условия их труда — в капитал… тогда дальнейшее обобществление труда… приобретает новую форму. Теперь экспроприации подлежит уже… капиталист… Рука об руку с этой… экспроприацией многих капиталистов немногими…, идут сознательное техническое применение науки, планомерная эксплуатация земли, превращение средств труда в такие…, которые допускают лишь коллективное употребление, экономия всех средств производства…, втягивание всех народов в сеть мирового рынка... Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации…»[iv].

«Политической надстройкой над новой экономикой, над монополистическим капитализмом…, - дополнял В. Ленин, - является поворот от демократии кполитической реакции. Свободной конкуренции соответствует демократия. Монополии соответствует политическая реакция. «Финансовый капитал стремится к господству, а не к свободе»… В этом смысле неоспоримо, что империализм есть «отрицание» демократии вообще, всей демократии»[v].

Свобода торговли. Свобода торговли обеспечивает повышение нормы прибыли за счет расширения рынков сбыта и областей вложения капитала. В этом В. Ленин отмечал «…прогрессивную историческую работу капитализма, который разрушает старинную обособленность и замкнутость систем хозяйства (а, следовательно, и узость духовной и политической жизни), который связывает все страны мира в единое хозяйственное целое»[vi]. Но именно она, утверждает К. Маркс, и является признаком агонии капитализма «… система свободной торговли действует разрушительно. Она вызывает распад национальностей и доводит до крайности антагонизм между пролетариатом и буржуазией. Одним словом, система свободной торговли ускоряет социальную революцию…»[vii].

 

«Может ли капитализм выжить? - задавался вопросом любимец А. Гринспена Й. Шумпетер и отвечал, — Нет. Не думаю»[viii]. «Истинными провозвестниками социализма, - утверждал Й. Шумпетер, - были не интеллектуалы и не агитаторы, которые его проповедовали, но Вандербильты, Карнеги и Рокфеллеры»[ix]

 

Какая же эпоха, по мнению Маркса  должна будет наступить после социальной революции?

Но вот на этот ключевой вопрос К. Маркс не оставил не только никакого ответа, но и даже никаких практических идей, кроме всеобщего равенства, планирования и трудовых армий. Но какие силы будут двигать дальнейшим развитием общества? – Маркс ответа на это не дал. По словам современного марксиста Т. Иглтона, Маркс «демонстрирует очень мало интереса к будущему вообще» и «в основном отмалчивался относительно того, что может ждать нас впереди», он «считал социализм неизбежным, но поразительно мало высказывался о том, на что он будет похож»[x]. Марксизм оказался настолько же силен в критике капитализма, насколько слаб в созидании идеи нового общества.

Единственное, что он оставил взамен умирающей политэкономии – это «научная идеология», на которой должно было строиться все здание светлого будущего. И тут марксизм сам попадал под огонь ожесточенной критики. Главная проблема, указывает Л. Фойер, заключается в том, что для идеологии, в отличие от науки, нет объективной истины, поскольку идеология связана с интересами[xi]. Именно здесь отмечают Е. Гайдар и В. Мау: «возникает конфликт между религиозной и научной сторона­ми марксизма…»[xii].

Марксизм, который все привыкли обвинять в голом рациональном материализме, с концом капитализма, неожиданно сам превращается в самого последовательного религиозного проповедника. Ведь идеология – это ни что иное, как светская форма религии, которая задает обществу не материальные, не религиозные, а нравственные ориентиры и ценности. Именно в этой идеологии заключается вся суть философии марксизма, отмечал В. Шубарт: «В конечном счете, весь марксизм есть не что иное, как протест против этого овеществления челове­ка, против победы вещи над ее творцом, против наруше­ния равновесия между духом и средой»[xiii].

Новая идеология была нужна Марксу прежде всего для организации сил способных изменить ход истории. Он выразил эту задачу в своей известной фразе: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»[xiv]. Для того, чтобы изменить мир ему нужно дать идею, которой бы он поверил и за которой бы он пошел. В этом заключается и сила, и одновременно слабость марксизма, поскольку переход к чистой идее, - это возвращение к строю, где идеологические постулаты доминируют над материальными интересами. Не случайно, что критики не оставили от будущего нарисованного К. Марксом даже руин:

Плановая экономика, - Ф. Хайек бил этот тезис Маркса тем, что она имеет ограниченные возможности поскольку: «Ум не способен предвидеть свои достижения»[xv]. Конкуренция представляет ценность потому и только потому, что ее результаты непредсказуемы и в целом отличны от тех, к которым каждый сознательно стремится или мог бы стремиться. «Конкуренция, — писал Хайек, — важна как исследовательский процесс, в ходе которого первооткрыватели ведут поиск неиспользованных возможностей, доступных в случае успеха и всем остальным»[xvi].

Равенство, – критиковал В. Шубарт: «Маркс стремится к идеальному го­сударству равных, Ницше — к деспотии сверхчеловека. Однако не может быть равенства без деспота, который га­рантирует это равенство; и не может быть деспотии, кото­рая не вела бы к равенству порабощенных. Сверхчеловек и человек толпы произрастают на одной почве. Учение о сверхчеловеке и социализм — это то же самое явление, лишь рассматриваемое с разных сторон. Ницше и Маркс в одинаковой мере являются духовными предвестниками диктатуры и заката нравственной свободы»[xvii].

Армии труда. Доминирование идеологии над материальным интересом неизбежно ставит вопрос о самом смысле трудовой деятельности. И если представители творческих профессий могут ответить на него стремлением к самореализации, самовыражению и т.п., то, какая цель будет понуждать к работе всех остальных? Немецкий философ Э. Фромм в 1966 г. в этой связи отмечал, что потеря экономических стимулов к труду ставит перед многими вопрос о смысле жизни, и перед всеми о ее качестве.

 

Что могут возразить на эту уничтожающую критику оппоненты? -

Все технологические прорывы последних десятилетий были сделаны именно государством: проекты освоения космоса, атомная энергия, компьютеры, интернет, расшифровка генома человека и т.п. вышли непосредственно из государственных научных центров. Частный бизнес осуществляет лишь коммерческое использование и развитие этих технологий, т.е. действует в тех областях, где он действительно превосходит государство.

Равенство устанавливает, прежде всего, ни кто иной, как либерализм – который декларирует формальное равенство прав. Но при этом он не дает равных возможностей для их реализации. Идея левого равенства заключается не в подавлении индивидуума, а наоборот в установлении равенства возможностей для его наиболее полной самореализации[xviii].

Идея превалирования идеологии над материализмом основывается на том, что после смерти капитализма должно появиться постэкономическое общество, то общество, о котором мечтал в 1930-х гг. Дж. М. Кейнс, а затем футурологи 1960-х гг. Общество, у которого все основные материальные проблемы будут уже решены. У этого общества должна появиться какая-то новая идея, которая позволит ему развиваться дальше.

При этом практики марксизма отмечали, что достижение этих целей это дело весьма отдаленного и неопределенного будущего. Между этим будущим и настоящим лежит длительный период созревания, конвергенции, когда старое и новое взаимно проникают друг в друга, и несут в себе родовые черты обоих систем - период социализма[xix].

 

 

* * * * *

* * * * *

* * * * *

 



[1] «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые….!» - К. Маркс «Манифест».



[i] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, сс. 772—773 Здесь и далее цитаты из работ К. Маркса и Ф. Энгельса приводятся по 2-му изданию сочинений. В. И. Ленина - по 5-му ПСС.

[ii] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч., с. 286

[iii] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 659

[iv] Маркс К., Энгельс Ф. 2-е изд. Т. 23, с. 771—773.

[v] В. И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 93

[vi] В. И. Ленин. ПСС, т. 3, с. 57

[vii] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., Москва, 1955, т. 4, с.418, 414-417

[viii] Шумпетер Й.А.Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. С. 103. (Линдси Б…, с. 84)

[ix] Шумпетер Й.А.Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. С. 103. (Линдси Б…, с. 84)

[x] Иглтон Т…, с. 98, 99.

[xi] Jeyer L. Ideology and the Ideologist. – Oxford; Blackwell, 1975. – p. 181 (Фурсов А. И. «Биг Чарли», Или о Марксе и марксизме: эпоха, идеология, теория… (РИЖ. Весна 1998, с. 376))

[xii] Гайдар Е., Мау В...№ 5, с. 19.

[xiii] Шубарт В. Европа…, с. 371-372

[xiv] Маркс К. Тезисы о Фейербахе, 11-й тезис. 1845

[xv] F.A. Hayek, Constitution of Liberty (Chicago: University of Chicago Press, 1960), 24. (Линдси Б…, с. 86)

[xvi] F.A. Hayek, “Competition as a discovery procedure,” in New Studies in Philosophy, Politics, Economics and the History of Ideas (Chicago: University of Chicago Press, 1978), 179–180. (Линдси Б…, с. 86)

[xvii] Шубарт В. Европа…, с. 238

[xviii] См. например: К. Маркс в «Капитале»: «развитие человеческих сил является самоцелью».

[xix] К. Маркс указывал на эту данность в «Критике Готской программы» где указывал, что новое общество будет сохранять родимые пятна старого порядка, из которого оно вышло.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.