Мы наняли Гитлера

    

К Первой мировой Германия занимала второе после США место в мире по объему промышленного производства. Темпы его роста в 1890-1914 гг. у обоих стран были практически одинаковы - 4,2% (в два раза выше, чем у Англии). Наемные рабочие составляли почти 80% самодеятельного населения страны. В 1900 г. в Германии впервые эмиграция стала превышать иммиграцию, которая еще 10 лет назад достигала 100 000 человек ежегодно. Германия имела самое передовое по тем временам социальное законодательство, оно покоилось на принципах сформулированных Гегелем в «Философии права», еще в начале века.

     Движущей силой толкавшей к социальным переменам являлся «Всеобщий германский рабочий союз» (1863-75 гг.) возглавляемый Ф. Лассалем. Бисмарк использовал «союз», в качестве одной из опор в деле объединения Германии. Усиление позиций социалистов привело к тому, что в 1878 г. Бисмарк инициировал принятие исключительного закон против них. Но уже в 1880-х гг. по инициативе канцлера были приняты законы о страховании по болезни, безработице, увечья, пенсий по старости, однако их размеры и были явно недостаточными. Так закон о пенсиях по старости предусматривал их выплату только после 70 лет, до которых тогда редко кто из рабочих доживал. В начале 1890-х гг. был введен обязательный воскресный отдых, 11-часовой рабочий день для женщин и запрещен труд детей не достигших 13-лет. В немецких профсоюзах состояло 2,5 млн. человек. На выборах 1912 г. социал-демократическая партия (СДПГ) получила 4,5 млн. голосов и завоевала более четверти мест, в рейхстаге[i].

     Программа СДПГ принятая в 1891 г. гласила: «Только превращение капиталистической частной собственности на средства производства... в общественную собственность... может привести к тому, что крупное производство и постоянно растущая производительность общественного труда станут для эксплуатируемых до сих пор классов не источником нищеты и порабощения, а источником высшего благосостояния и всестороннего гармонического развития». Реальную политику СДПГ, как классической социал-демократической партии, отражали взгляды Э. Берштейна, который в своей книге «Предпосылки социализма и социал-демократии» (1899 г.), писал, что капитализм существенно изменился со времен Маркса и продолжает меняться, и что лозунг классовой борьбы необходимо сменить на лозунг классового сотрудничества, постепенного врастания капитализма в социализм[ii].

     Не случайно СДПГ всеми силами старалась укрепиться, в качестве легальной парламентской партии. Этот мотив был далеко не последним, когда сильнейшая партия II Интернационала, вопреки многочислен­ным решениям довоенных партийных съездов, спустя несколько дней после начала Первой мировой проголосовала за военные кредиты, открыто поддержав тем самым германскую агрессию. Откровенно шовинистическая позиция СДПГ, на фоне растущих экономических и социальных проблем, привела к тому, что в апреле 1917 г. из нее выделилась группа независимых социал-демократов, образовавших свою партию (НСДПГ) выступавшую против предоставления военных кредитов. За один год число членов НСДПГ выросло до 100 тыс. чел.

 

     Революционная ситуация в Германии осенью 1918 г. привела к свершению «либеральной революции» сверху - в конце сентября Вильгельм II  выпустил манифест о введении в Германии парламентской системы правления. А 3 октября было сформировано «коалиционное монархически-демократическое правительство», во главе с принцем М. Баденским. В правительство были приглашены представители СДПГ. Однако новое правительство оказалось не способно решить ни одного существенного вопроса, стоявшего перед германским обществом.

     В стране наступал хаос. Людендорф вспоминал о том времени: «В Германии проливается братская кровь. Германское до­стояние уничтожено. Государственные деньги растрачены и употреблены на эгоистические цели; финансы империи, отдельных государств и общин расшатываются с каждым днем. Народ с пониженным нравственным чувством разгу­ливает, пользуясь свободой революции; низменные инстин­кты получили полный простор и не считаются ни с чем. Везде господствуют хаос, страх перед работой, обман и по­гоня за чрезмерной наживой. Рядом с миллионами могил павших за отечество и на глазах многих калек во многих местах ведется отвратительная, разгульная жизнь... Революция превратила немцев в париев среди других на­родов, в илотов на службе у иноземцев и иностранного капи­тала, в людей, которые сами перестали себя уважать»[iii].

     Именно в эти октябрьские дни конференция «Союза Спартака»[1] выдвинула программу социалистической революции в Германии. Революция началась 5 ноября. Самым популярным лозунгом среди рабочих стал лозунг русской революции – «Вся власть Советам». По призыву левых социал-демократов началась всеобщая забастовка рабочих, а к вечеру вооруженное восстание в Берлине, Гамбурге, Любеке, Бремене, Киле и т.д. Повсюду создаются Советы рабочих и солдатских депутатов. В Киле моряки германского флота подняли красные флаги, пехотные части выступили на стороне восставших. Вооруженное восстание побеждает в Мюнхене,Бремене, Ростоке, Шверине, Дрездене, Лейпциге...[2]. 9 ноября кайзер отрекается от престола и покидает страну, а два дня спустя было подписано перемирие в Компьене. М. Баденский был заменен на своем посту одним из лидеров СДПГ Ф. Эбертом.

 

     Своим успехом революция в Германии, была обязана не только примеру Советской России, но и американскому президенту. В. Вильсон заявлял, что если Соединенные Штаты будут иметь дело с «военными ли­дерами и монархическими самодержцами Германии, то они будут требовать не переговоров, а капитуляции». По мнению А. Уткина Вильсон по существу жестко требовал трансформации германских поли­тических институтов. Он хотел революции в Германии[iv]. Людендорф подтверждал - предложения Вильсона: «отвечали получившему в Германии господство социал-демократическому мировоззрению»[v]. Смесь большевизма, вильсонизма и жестких репарационных требований порождало в правящих кругах Германии парадоксальные обобщения. Например, Вильгельм II в своем обращении к Военному совету утверждал, что суще­ствует всемирный заговор против Германии, участниками ко­торого являются большевики, поддерживаемые президентом Вильсоном, «международное еврейство» и Великая Восточ­ная ложа фримасонов...[vi].

 

     СДПГ выступала категорически против социалистической революции и «русского пути». Особое ее раздражение вызывали Советы. В начале ноября 1918 г. газета СДПГ «Vorwarts» писала о Советах как о «русской заразе»[vii]. Ф. Эберт до конца надеялся на сохранение монархии. Однако не в силах справиться с революционной стихией лидеры правых социал-демократов попытались перехватить инициативу власти. Для этого они провозгласили Германию «свободной республикой» и одновременно постарались захватить большинство в Берлинском Совете. Не смотря на сопротивление левых 10 ноября правые социал-демократы получили большинство во вновь созданном временном правительстве Германии получившем название «Совет народных уполномоченных», его фактическим главой стал Ф. Эберт. Берлинский совет немедленно провозгласил: «революция победно завершена. Германия стала социалистической республикой… Носителями политической власти теперь являются рабочие и солдатские Советы… Быстрое и последовательное обобществление капиталистических средств производства, учитывая социальную структуру Германии и уровень зрелости ее экономической и политической организации, возможно без серьезных потрясений»[viii].

     Спустя два дня правые социал-демократы, в принятой ими «Программе действий», изложили свое истинное отношение к революции. В программе отмечалось, что мировая война стала мощным революционным фактором, однако социал-демократия не должна позволить «увлечь себя событиям», поскольку «Социализм развивается сам по себе... Он не нуждается в подталкивании», поэтому, преобразование «старого авторитарного государства»[3] в  новое, «демократически-социалистическое» должно осуществляться на эволюционной основе парламентскими методами[ix]. В программе говорилось, что правительство будет «охранять упорядоченное (т.е. капиталистическое) производство и защищать собственность». Во исполнение этой программы между представителями крупнейших германских корпораций и профсоюзов было заключено соглашение о «трудовом сотрудничестве». Признавалось право на заключение коллективных договоров, создание фабрично-заводских комитетов, объявлялось, что с 1 января 1919 г. будет введен 8 -часовой рабочий день.



[1] «Союз Спартака» образовался в 1918 г. из группы «Интернационал», в которую левые социал-демократы объединились в 1916 г. Во главе «Союза Спартака» стояли Р. Люксембург, К. Либкнехт, К. Цеткин и т.д.  С момента создания «Союз Спартака» примкнул к НСДПГ. Спартаковцев тогда было всего несколько сот человек.

[2] Советы создаются в  городах: Пархим, Бранденбург, Кенигсберг, Познань, Глогау, Яроцин, Лигниц, Бреслау, Герлиц, Рейдт, Мец, Мангейм, Дармштадт, Кассель, Эйзенах, Арфут, Веймар, Плацем и т.д.

[3] В германской империи, в соответствии с конституцией 1871 г., абсолютной главой государства был император – король Пруссии. Он назначал главу правительства, созывал и распускал парламент, возглавлял вооруженные силы, имел право объявлять войну. Верхняя палата парламента – бундесрат назначалась из представителей входивших в Германскую империю государств. Нижняя палата избиралась, на основании имущественного ценза. Император и бундесрат имели право вето к решениям рейхстага.



[i] Язьков Е.Ф..., с. 68.

[ii] Язьков Е.Ф…, с. 65.

[iii] Людендорф Э.…, с. 792

[iv] Prince Max of Baden. The Memoirs of Prince Max of Baden. V. II. N.Y., 1928, p. 102-161 (Уткин А. И. Унижение России..., с. 190-191)

[v] Людендорф Э.…, с. 751

[vi] Gilbert M.The First World War. N.Y., 1994, p. 398 (Уткин А. И. Унижение России..., с. 72)

[vii] Язьков Е.Ф..., с. 77.

[viii] Язьков Е.Ф..., с. 79.

[ix] Язьков Е.Ф..., с. 71.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.