Мозг революции

 

Весь идейный багаж, все духовное оборудова­ние вместе с передовыми бойцами, застрельщиками, агитаторами, пропагандистами был дан революции интеллигенцией. Она духов­но оформляла инстинктивные стремления масс, зажигала их своим энтузиазмом, словом, была нервами и мозгом гигантского тела ре­волюции. В этом смысле революция есть духовное детище интел­лигенции...

С. Булгаков[1]

 

Кадеты

 

Кадеты - крупнейшая либеральная партия России, возникла на волне первой русской революции в октябре 1905 г. Кадеты считали себя партией «внеклассовой» и отвергали идею социальной революции, хотя и признавали возможность, в крайнем случае, революции политической. В январе 1906 г., к названию партии было прибавлено: Партия народной свободы[2]. «К весне 1906 г. по всей России возникло более 360 комитетов разного уровня партии кадетов, в ней насчитывалось около 70 тыс. членов. Они создали обширную прессу — до 70 центральных и местных газет и журналов, много партийных клубов и кружков. По интенсивности пропаганды и качеству ораторов им не было равных — кадеты распространяли бесплатные брошюры, расклеивали плакаты, снимали для избирательных собраний хорошие помещения, куда стекались по нескольку тысяч человек»[3]. Главным лозунгом либеральной интеллигенции провозглашалась: «Борьба за политическое освобождение России на началах демократизма»[4]. Цель партии осталась неизменной с времен предтечи кадетской партии - «Союза освобождения»: «Считая политическую свободу даже в самых ее минимальных пределах совершенно несовместимой с абсолютным характером русской монархии, Союз будет добиваться, прежде всего, уничтожения самодержавия и установления в России конституционного режима».

С момента появления парламента в России кадеты занимали ведущее место в политической жизни страны, являясь лидерами Думской оппозиции. С этого времени «1906 г. конституционно-демократическая партия, - по словам М. Горького (в 1918 г.), - была той духовной язвой страны, которая десять лет разъедала ее интеллигенцию своим иезуитским политиканством... «Оппозиция Его Величества», она не брезговала ничем для того, чтобы пробраться к влас­ти. Тогда этого не случилось - кадеты надеются, что это случится теперь»[5].

После февральской революции кадеты вместе с октябристами стали правящей партией первого Временного правительства[6]. Однако их лидеры - П. Милюков и А. Гучков, всего через два месяца после прихода к власти, столкнувшись с первыми трудностями, сами вышли из правительства. Через два месяца, после ухода из правительства лидеров партии, в ответ на очередной кризис 2 (15) июля из него ушли министры-кадеты.

 

Конечно виной всему были Советы, которые не дали реализовать кадетам их идеи … Однако оказалось, что их то как раз и нет, кадетам нечего было предложить не только для будущего развития, но и для решения самых насущных проблем. Кадеты не могли выполнить даже своей собственной программы, поскольку ее реализация неизбежно вступала в непримиримое противоречие с их же принципами. Например, аграрная программа кадетов была настолько левой, что ее реализация, по словам, как П. Столыпина, так и М. Вебера, неизбежно вела к радикальному усилению … социалистических тенденций в деревне…[7].

В национальном вопросе кадеты выступали за свободу культурно-национального самоопределения, ибо «у личности нет более ценных и дорогих прав, чем права национальные»[8]. И национальности, после свержения монархии, не замедлили воспользоваться этим правом. Чем ответила на это партия кадетов? – в ответ на провозглашение автономии Украины, ее представители вышли из правительства. Позже «выдающиеся государствоведы» кадетов попытаются сдержать формализацию растущего украинского национализма юридической казуистикой в виде «инструкции» от 4 августа. Ответом на нее станет резолюция Украинской Рады: «Обратиться ко всей нации Украины… с призывом… к организованной борьбе за свои интересы»[9].

Но главным вопросом тех дней была война. Либералы обвиняли царское правительство в предательстве и измене. «Мы все критиковали власть..., - вспоминал В. Шульгин, - Но совершенно неясно было, что мы будем отвечать, если нас спросят: «Ну хорошо, la critique est aisee — довольно критики, теперь по­жалуйте сами! Итак, что надо делать?» Мы имели «вели­кую хартию блока», в которой значилось, что необходимо произвести некоторые реформы, но все это совершенно не затрагивало центрального вопроса: «Что надо сделать, чтобы лучше вести войну?»[10]. На этот вопрос попытался ответить лидер октябристов А. Гучков, ставший военным министром, и который через два месяца сам … вышел из правительства.

Кадеты и октябристы не  могли созидать не потому, что у них не было силы, а потому, что у них не было никаких созидательных идей. «Я неоднократно с самого основания блока добивался ясной практической программы…, - вспоминал В. Шульгин, - но они (кадеты и октябристы) отделывались от меня разными способами, а когда я бывал слишком настойчив, отвечали, что практическая программа состоит в том, чтобы добиться «власти, облеченной народным довери­ем». Ибо эти люди будут толковыми и знающими и поведут дело. Дать же какой-нибудь рецепт для практического управления невозможно; «залог хорошего управления - достойные министры» - это и на Западе так делается. Тогда я стал добиваться, кто эти достойные министры... были ли мы го­товы? Знали ли мы, хотя бы между собой кто. Ни ма­лейшим образом»[11].

И в этом парадоксе не было ничего удивительного, еще в конце октября 1916 г. в своем донесении начальник московского охранного отделения полк. Мартынов отмечал: «все речи участников совещания (будущих февралистов)… лишний раз подчеркнули глубокое лицемерие к.-д. Идя «штурмом» на правительство, бросая по его адресу страстные обвинения, к.-д. в интимных своих беседах признают, что наблюдающаяся сейчас разруха – явление чисто стихийного порядка, полное урегулирование которого не под силу ни правительству, ни общественным организациям»[12]. Сам П. Милюков, присутствовавший на том совещании, признавал, что оно «явило картину полнейшей растерянности и беспомощности представителей общественности в деле борьбы с экономической разрухой. Обвиняя правительство «в отсутствии определенного плана», участники совещания у Коновалова ярко продемонстрировали, что у них нет ровно никакого плана, никакой подготовки для решения этого сложного вопроса»[13].

 

Кадеты сами отказались от власти, оказавшись неспособны справиться с растущим хаосом. Да они входили и во второе, и в третье коалиционное Временное правительство, но это была уже только видимость партии. Уже в августе 1917 г. лидер российских либерал-демократов П. Милюков в письме членам ЦК своей партии обреченно заявлял, что «спасение России в возвращении к монархии... народ не способен вос­принять свободу»[14]. К осени кадетская партия, которая в лучшие свои годы насчитывала 100 тыс. членов, как реальная политическая сила практически перестала существовать. «Куда-то, вдаль от нас, отодвигались и наши партийные группы в провинции. Их общее настроение, и прежде более левое, не поспевало эволюционировать за нами...», - вспоминал Милюков[15]. Уже к сентябрю «либеральная интеллигенция утратила всякое влияние на народные массы, - отмечал Головин, - Последние относились к ней прямо враждебно»[16]. В стране к этому времени, по словам Милюкова, «создалось «парадок­сальное положение»: буржуазная республика защищалась «од­ними социалистами умеренных течений», утратив в то же время «последнюю поддержку буржуазии», которая окончательно отказалась от буржуазной демократии и реформистских идей»[17].

 

Эсеры

 

Если либеральные партии опирались в основном на средние имущие классы, то социалистические - на образованные низшие и неимущие слои общества. Основным представителем этих слоев было студенчество. «Молодое поколение» - русское революционное студенчество 1861 г., происходившее в основном из бедных классов имело остросоциальную направленность». Именно в их среде «впервые со времен Пестеля произнесено, а напечатано вообще впервые на Руси слово республика. Впервые зазвучали требования социальной революции…»[18].

Создание социалистических партий началось с образования в 1901-1902 гг., из ряда подпольных групп, остатков разгромленной в 1881 г. «Народной воли», партии социалистов-революционеров (эсеров). Они считали себя наследниками революционных народников и тяготели к философии боевого действия. Выдающийся народник Н. Михайловский обосновывал право террора тем, что «Дюринг, обосновавший теорию справедливости на чувстве мести, здорового возмездия, гораздо больше подходит к современной русской действительности, чем Маркс, который изучает явления только объективно и не обладает достаточно боевым темпераментом, чтобы понимать условия русской политической борьбы»[19].

М. Покровский объяснял террористическую тактику революционеров ограниченностью их материальных ресурсов, что позволяло осуществлять только самые дешевые способы борьбы - террористические: «Слабость сил революционеров вела к террору»[20]. Революционный радикализм эсеров достался им в наследство от народовольцев, лидер которых Желябов утверждал, что: «история движется ужасно тихо, надо ее подталкивать. Иначе вырождение нации наступит рань­ше, чем опомнятся либералы и возьмутся за дело»[21]. Террор был жестом отчаяния, ответом на радикализм властей, и как следствие, на полную невозможность изменить мир другим путем.

 

Эсеровский террор находил полное понимание и поддержку в либеральной среде. Она всегда и везде вставала на их защиту. Историк А. Бушков приводит множество примеров тому. Так, например, «14 мая 1906 г. в Севастополе была брошена бомба в коменданта города генерала Неплюева. Генерал уцелел, но погибли восемь случайных прохожих, несколько десятков человек ра­нены. Но депутаты Государственной думы публично именуют суд над схваченными на месте преступления бомбистами «кровопроли­тием»»[22]. Во время революции 1905—1907 гг. и перед ней эсеры совершили 263 крупных террористических акта, в результате которых погибли 2 министра, 33 губернатора, 7 генералов и т. д.[23] В то время партия насчитывала 63 тыс. членов (всех социал-демократов было тогда около 150 тыс.).

 

Программа эсеров являлась развитием программы народовольцев и совмещала в себе черты веяний с Запада с поиском особого исторического пути России.  «Эсеры утверждали, что буржуазная революция, которая выразится лишь в смене правительства, но не затронет соци­альную структуру и отношения собственности, открыв путь гегемонии капитализма во всех сферах экономической жиз­ни, в России невозможна. Российская буржуазия не способ­на возглавить революцию такого типа, ибо, судя по прошло­му опыту, она склонна к союзу с реакционными силами…»[24]. Поэтому необходимо было найти другую силу способную повести за собой буржуазную революцию и эсеры нашли ее в самой массовой партии России - мелкобуржуазном крестьянстве.

Численность эсеровской партии к середине 1917 г. была сравнима с численностью всех остальных политических партий России, вместе взятых (700 тыс. членов). Однако партия, получившая большинство в Совете, с самого начала демонстрировала откровенное нежелание брать на себя ответственность власти. Эсеры добровольно уступили место правящей партии меньшевикам и кадетам. Причину этого лидер партии В. Чернов объяснял тем, что: «сама сила партии была источником ее слабости. В ряды эсеров неудержимо стремилась пестрая и многоликая улица. Это напоминало бегство овечьего стада. Ничтожная горстка старых эсеров тщетно пыталась справиться с сырой, неоформленной массой, которая заполнила партию». Я «чувствовал себя в полном одиночестве»[25].

В сентябре 1917 г. Чернов «резко обвинил своих соратников во «властебоязни», в «уступках кадетам», в привычке «топтаться вокруг власти». На возражения, что взятие власти до Учредительного собрания является узурпацией, он отвечал: «Что же касается вопроса об «узурпаторстве», то кто же может оспаривать очевидный факт, что сейчас массы тянутся именно к социалистическим лозунгам и партиям, а, следовательно, пришел их исторический черед...» Чернов сетовал, что власть не была захвачена эсерами ранее. «Надо было, - упрекал он свою партию, - не упускать, когда все шло прямо к нам в руки, а «не удержался за гриву - за хвост и подавно не удержишься»[26].

 



[1] Вехи. Интеллигенция в России. Сборники статей 1909-1901. - М.: Молодая гвардия, 1991.

[2] Шелохаев В. В…

[3] Кара-Мурза С…, с. 93.

[4] Милюков П. Н... с. 243.

[5] Горький М. 7 апреля 1918 г. (Бунин И. Горький М..., с. 317).

[6] П. Милюков говорил, что он председатель Совета министров кн. Г. Львова был исполнителем его политики. (Милюков П. Н…, с. 564-565).

[7] См: Речь П. Столыпина об устройстве быта крестьян и о праве собственности. Госдума 10.05.1907. (Рыбас С. Ю…, с. 291)

[8] Славинский М.А. Русская интеллигенция и национальный вопрос. Интеллигенция в России. (Анти-Вехи…, с. 208.) Кадеты не имевшие своей национальной программы использовали для прояснения своих вглядов на нее работу М. Славинского, включив ее в свой сборник «Интеллигенция в России».

[9] См. подробнее: Милюков П.Н. История…, с. 286-290.

[10] Шульгин В.В..., с. 169-170.

[11] Шульгин В.В..., с. 169-170.

[12] Донесение начальника московского охранного отделения полковника Мартынова директору департамента полиции о совещаниях у А. И. Коновалова  12.10.1916. (Буржуазия накануне Февральской революции…, с. 143).

[13] Донесение начальника московского охранного отделения полковника Мартынова директору департамента полиции о совещаниях у А. И. Коновалова  12.10.1916. (Буржуазия накануне Февральской революции…, с. 143).

[14] Октябрь 1917: Величайшее событие века или социальная катастрофа? с. 31, 149. (Судьбы..., с. 220-226.)

[15] Милюков П. Н... с. 385.

[16] Головин Н.Н. Российская контрреволюция…, т.1, с. 280.

[17] Октябрь 1917: Величайшее событие века или социальная катастрофа? с. 31, 149. (Судьбы..., с. 220-226.)

[18] Покровский М…, т. 3, с. 201.

[19] В.А.Твардовская, Б.С.Итенберг. Н.С.Русанов — искатель истины в социализме. — «Отечественная история», 1995, № 6. (Кара-Мурза С…, 139-140.)

[20] Покровский М…, т. 3, с. 217.

[21] Семнюта Ц. Из воспоминаний об А. И. Желябове // Былое, 04.1906. (Покровский М..., с. 220-221)

[22] Бушков А…, с. 91.

[23] Гейфман А. Революционный террор в России 1894-1917. М.: Крон-Пресс, 1997.

[24] Чернов В.., с. 111-112.

[25] Чернов В…, с. 370.

[26] Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. - М.: 1993,с.349. (Кожинов В.В…, с. 239.)

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.