Интервенты

 

Союзникам необходимо от­править в Архангельск несколько полков для того, что­бы японская экспедиция не выглядела больше такой изолированной, перестала быть «желтым нашествием» и вошла в рамки крестового похода союзников во имя освобождения русского народа, угнетаемого большеви­ками.

Л. Робиен[1].

 

Провал дипломатических усилий не был случайностью, итог был предрешен еще до их начала. Указания на причины провала звучали в свидетельствах журналиста при французском консульстве Р. Маршана: «Французская миссия и консульство в Москве по поручению Нуланса имели и поддерживали в 1918 г. связь… с каждой из политических группировок в России… Деятельность генерального консульства все время, даже в тот период, когда велись переговоры с Советской властью… в действительности была исключительно направлена к свержению Советской власти… Презрение Нуланса к России было чем то поразительным…: «довольно нам этих социалистических экспериментов в России и мы больше никаких социалистических экспериментов не намерены допускать»[2].

 

О том, как развивались события, наглядно свидетельствует их краткая хронология:

 

30 ноября 1917 г. - всего через 3 недели после Октябрьской революции, госсекретарь США Р. Лансинг указал американскому послу в России Фрэнсису исследовать возможность формирования на юге России армии для противоборства большевикам[3].

1 декабря премьер министр Франции Ж. Клемансо потребовал от представителя американского президента Э. Хауза начать военную интервенцию в Россию и настаивал на посылке на русский Дальний Восток японских экспедиционных сил[4].

3 декабря Британский Военный кабинет принял решение, что «правительство Великобритании готово поддерживать любой ответственный орган власти в России, который активно выступает против движения максималистов (большевиков), и в то же время свободно финансирует в разумных пределах такие органы по мере их готовности помочь делу союзных держав»[5].

4 декабря Лансинг в своем меморандуме заявил, что большевики являются «опасными радикальными социалистами-револю­ционерами», угрожающими Америке и мировому порядку, и сделал вывод (позднее уже никогда не менявшийся), что большевизм деспотичен, бесчестен, безрассуден и беспринципен в своих методах. Он создает авторитарную систему, насильно созданную и поддерживаемую, возглавляемую самозваными представителями одного-единст­венного класса и поставившей своей целью свержение и замену капитализма крайней формой социализма[6]. По словам американского историка В. Уильямса, в течение всего пяти недель после большевистской революции «американские руководители приняли решение об интервен­ции как о целенаправленной антибольшевистской опера­ции... Лансинг для прекраще­ния отношений с большевиками воспользовался аргументом о том, что большевики — агенты Германии. Однако на самом деле он никогда в это не верил»[7].

9 декабря британский министр иностранных дел лорд А. Бальфур заявил, относительно продолжающегося немецкого наступления в России: «Немцы еще не скоро освоятся на оккупированных территориях... Простое перемирие между Германией и Россией в течение еще многих месяцев не поможет удовлетворить германские нужды за счет снабжения из России. Мы должны постараться, чтобы этот период затянулся вероятно дольше»[8]. Подобная точка зрения, по мнению консула США в Архангельске Коула, была «должна в конечном счете оправдать интервенцию, а имен­но: наша политика в России должна быть такой, чтобы последняя оставалась в разрухе. Это помешает Германии использовать Рос­сию так же, как после революции Германия помешала союзникам использовать Россию, способствуя сохранению там разрухи и бес­порядка»[9].

10-12 декабря госсекретарь США Лансинг просил американского посла в Лондоне проконсультироваться с «соответствующими британскими и французскими властями» относительно займа Каледину и напоминал ему «о необходимости действовать срочно и убедить тех, с кем вы будете говорить, ни в коем случае не допускать утечки информации о том, что Соединенные Штаты рассматривают возможность высказать сочувствие движению Каледина, тем более предоставить ему финансовую помощь»[10].Требование сохранения  секретности объяснялось тем, что Каледин и его сторонники не были признанными де-юре, а американский закон запрещал предоставление подобных займов[11].

14 декабря протокол британского военного кабинета № 298 предписывал не отказывать в запрашиваемых деньгах для поддержки в юго-восточной России сопротивления центральным властям, то есть большевикам[12]. В тот же день Англия и Франция предоставили генералу Каледину 10 млн. ф. ст.[13] для создания армии в 2 мил­лиона человек. Шеф британской разведки настаивал, что «Каледин должен быть поддержан как глава самой боль­шой оставшейся лояльной по отношению к союзникам организации в России. Либо он, либо румынский ко­роль должны обратиться к Соединенным Штатам с просьбой о посылке двух дивизий в Россию - номиналь­но для помощи в борьбе против немцев, а на самом деле для создания сборного пункта лояльных прежнему правительству элементов. Решительный человек даже с относительно небольшой армией может сделать очень многое»[14].

21 декабря Военный кабинет Великобритании подготовил меморандум, в котором отмечалось: «В Петрограде союзники должны немедленно вступить в контакт с большевиками через посредство неофициальных агентов. Мы должны показать большевикам, что не желаем вмешиваться во внутренние дела России… Но мы считаем необходимым поддерживать связи с Украиной, Финляндией, Сибирью, Кавказом… Было бы желательно убедить южную русскую армию возобновить войну. Но это, по-видимому, невозможно. Нашей первой задачей должно быть предоставление субсидий для реорганизации Украины, на содержание казаков и кавказских войск… Необходимо, чтобы США также приняли участие в расходах. Помимо этих финансовых вопросов, необходимо, чтобы мы имели своих агентов и чиновников, а также, чтобы мы могли воздействовать и оказывать поддержку местным правительствам и их армиям. Необходимо это делать по возможности тихо, чтобы никто не смог нас обвинить, что мы готовимся к войне с большевиками»[15].



[1] Робиен Л. 14.05.1918… (Голдин В.И…, с. 174.)

[2] ЦГАОРБ ф.1005, оп. 1-а, д. 346, л. 176-177; д. 362, л. 33, 35, 37. (Голинков Д…, с. 90-91).

[3] Лансинг Фрэнсису, 30.11.1917. FRUS, 1918, Russia, 1:273. (Дэвис Д.Э., Трани Ю.П…, с. 169.)

[4] Хауз…, т.2, с. 248.

[5] Заседание военного кабинета N 289, 3.12.1917, PRO (Дэвис Д.Э., Трани Ю.П.. с. 167-168)

[6] Lansing, Statement on Recognition, 4.12.1917, Lansing Papers, box 2, Princeton, NJP (Дэвис Д.Э., Трани Ю.П.. с. 171)

[7] Williams W. A. American Intervention in Russia, 1917-1920// Studies on the Left// 1963, Vol. 3, N 3, 35 (Дэвис Д.Э., Трани Ю.П.. с. 414)

[8] Ллойд-Джордж, Военные мемуары., с.89-91.

[9] Письмо консула США в Архангельске Коула послу Фрэнсису. Архангельск, 1.06.1918. (United States. Department of State. Papers relating to the Foreign Relations of the United States (FRUS), 1918, Russia. Washington, 1932, Vol. II, p. 477-484 (Голдин В.И…, с. 441-442)

[10] Уорт Р…, с. 210.

[11] Дэвис Д.Э., Трнаи Ю.П.. с. 184.

[12] Ротштейн Э., Когда Англия вторглась в Советскую Россию, М, 1982, с. 59.

[13] Ullman R, Intervention and the War. – Princeton: Princeton University Press, 1961, p. 43.

[14] Lloyd Gardner C. Safe for Democracy. The Anglo-American Response to Revolution, 1913-1923. N. Y., 1984, p. 154-155 (Уткин А.И.. с. 473)

[15] Ллойд-Джордж Д., Военные мемуары, т.5, М., 1934-1937, с. 94-95

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.