Россия которую мы потеряли

Какую Россию мы потеряли в 1917 г.? Не ослабевающий и даже усиливающийся интерес к поиску ответа на этот вопрос обусловлен не только стремлением к восстановлению исторической справедливости, но и поисками путей дальнейшего развития России. Особенную остроту этому вопросу придает тот факт, что он приводит к жесткому и непримиримому столкновению противоборствующих сторон:

 

«Господи! Какое же это было время!.., Россия развивалась невиданными темпами... Впервые за всю свою тысячелетнюю историю быстро становилась процветающей страной... Везде и всюду открывались школы... Страна была завалена продуктами питания, товарами потребления..., - восклицал один из главных «архитекторов перестройки» А. Яковлев, - Россия имела практический шанс уберечься от разрушительной смуты октября 1917 года... Первая мировая война и большевистский контрреволюционный мятеж определили трагический характер развития России на все XX столетие»[1].

 

В фильме 1992 г. «Россия, которую мы потеряли», режиссер С. Говорухин с тоской говорил о России до 1917 г.: «Как можно было разграбить и уничтожить такую богатую страну… История России, которую мы учили в школе, была написана услужливыми лакеями, как раз теми, кто растоптал и разграбил эту страну ее убийцами… Россия кормила хлебом всю Европу... Ее называли «житницей Европы»…»[2]. Успех фильма привел к тому, что его название получило нарицательное значение.

 

Попытки научного обоснования этой точки зрения начались с 1980-х гг. на Западе, в работах П. Грегори,  П. Гатрелла,  Дж. Симмса, С. Хока, стремившихся доказать, что аграрная экономика Российской империи находилась на пути поступательного развития[3]. Примерно в то же время, «с середины 1980-х гг. в теоретических, методологических, идеологических и научных представлениях российских историков, - по словам Б. Миронова, - произошла настоящая революция»»[4]. Ее апофеозом можно считать появившуюся в 2010/2012 гг. под эгидой РАН и содействии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям работу самого Б. Миронова «Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII – начало ХХ века». Работу, получившую такую рекламную поддержку, о которой, по словам А. Островского, «ни один автор научного исследования не может даже мечтать»[5].

 

В то же время современники событий были не столь оптимистичны. Так, например, член Государственного совета, один из авторов «столыпинской» аграрной реформы, ярый монархист В. Гурко, в работе «Наше государственное и народное хозяйство» уже в 1909 г., пессимистически констатировал, что Россия начинает проигрывать во всемирном соревновании, что она и до революции 1905 г. «занимала последнее место среди других мировых держав», после же революции «ее экономическое положение проявляет грозные признаки ухудшения; количество многих производимых страной ценностей уменьшается, удовлетворение главнейших народных потребностей понижается, государственные финансы приходят во все большее расстройство»[6].

 

Современный американский исследователь Р. Аллен, в свою очередь, пришел к выводу, что экономический бум в России перед Первой мировой войной носил преимущественно конъюнктурный характер, связанный с ростом цен на зерно, и не имел никаких шансов в последующем, когда цены на зерно начали снижаться, и Россию должна была ожидать судьба Аргентины или, хуже того, Индии[7].

 

Эти примеры не дают ответа на вопрос данной Темы, а лишь демонстрируют степень остроты противостояния противоборствующих точек зрения, подкрепленных огромным количеством различного рода исследований и оценок. Однако, не смотря на то, что многие из этих работ носят серьезный научный характер, они не дают убедительного, системного ответа на вопрос о причинах произошедших событий. Именно это побудило В. Галина начать свое собственное исследование, которое в итоге привело к появлению книги «Капитал Российской империи».

 

Однако это только первый шаг: с момента издания книги прошло всего чуть более года, но уже сейчас накопилось огромное множество нового материала, дополняющего и углубляющего понимание той эпохи. Все желающие, на данной площадке, могут принять участие в этой работе, которая будет способствовать более глубокому пониманию «потерянной» России.

 

 



[1] Яковлев А. Омут памяти. М., 2001. С. 67, 69, 71. (Ерофеев Н.Д. Уровень жизни населения России в конце XIX – начале XX в. // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2003. № 1.) http://scepsis.net/library/id_2163.html#_ftnref9

[2] Говорухин С. Россия, которую мы потеряли. 1992 г.

[3] Gregory P. Russian National Income. 1885-1913. Cambridge, 1982; Gatrell P. The Tsarist Economy. 1850-1917.  N. Y., 1986; Simms J. The Crisis in Russian Agriculture at the End of Nineteenth Century: A Different View //Slavic Review. 1977. Vol. 36. N 3; Hoch S. On Good Numbers and Bad: Malthus, Population Trends and Peasant Standard of Living in Late Imperial Russia //Slavic Review. 1994. Vol. 53. N 1. (Нефедов С.А. Уровень потребления в России начала ХХ века и причины Русской революции - «Общественные науки и современность», 2010, №  5. С. 126-137.)

[4] Миронов Б.Н. Страсти по революции. Нравы в российской историографии в век автоматизации. М., 2013., с. 173.

[5] См. подробнее: Островский А.В.Процветала ли Россия накануне Первой мировой войны? – СПб.: Полторак, 2016. - 252 с., с. 200-201.

[6] Гурко В.И. Наше государственное и народное хозяйство. СПб., 1909. С. 1. http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/gurko-vi.php

[7] R. Allen. Farm to Factory. Princeton and Oxford. 2003. P. 35 (цит. по: Ханин Г. И. Вперед, к авторитаризму? // Родина, 2004, № 6, с. 82-83). http://www2.warwick.ac.uk/fac/soc/economics/staff/academic/harrison/archive/noticeboard/bergson/allen.pdf

Оставить комментарий

Комментарии (0)

    Вставить статью
    Подписаться
    Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.

    Я согласен с условиями Политики Конфиденциальности