Экономика

 

В истории рождения Великой цивилизации Древнего Рима удачно сошлись два принципиально важных момента: во-первых,  - это наличие по соседству затухающей, но некогда Величайшей в Европе цивилизации Древней Греции, от которой римляне позаимствовали самый передовой для того времени опыт общественной и экономической жизни[1].

 

Жители эллинистических «городов впервые освоили способ массового производства товаров, рассчитанный на неограниченный рынок сбыта, основали банковское и кре­дитное дело и сумели не только установить и ввести в обиход основные правила морской торговли — так называемое Родос­ское морское право, — но также положили начало развитию единого гражданского права, которое действовало на всем про­странстве эллинистического мира»[1].

 

Во-вторых, - это расположение Рима на берегах Средиземного моря, что значительно облегчало сообщение. Например, по данным историков П. Гарнси, К. Хопкинса и С. Уитэйкера, транспортировка по суше в эпоху античности обходилась в среднем в 60 раз дороже, чем морем, и - в 10 раз, чем по реке[2].

Вклад самих римлян в рождение своей цивилизации, на первом этапе, заключался в их стремлении к завоеваниям. Со дня его основания, говорят легенды Древнего Рима, над римлянами тяготело клеймо «народа с разбойничьими наклонностями, буйного и беззаконного»[3]. Успешные войны принесли Риму необходимые капиталы.

Внешняя безопасность, наличие огромных свободных капиталов и дешевых транспортных путей, создало исключительно благоприятные условия для специализации производства и разделения труда. И Римская Республика вступила в эпоху торгового капитализма. Все его основы римляне позаимствовали у своих соседей: «в экономическом отношении (в Риме), - отмечает М. Ростовцев, - мы наблюдаем капитализм почти того же самого типа, который был распространен на Востоке до и во время эллинистического периода. В пределах римского государства, а также между ним и его соседями су­ществовала свобода торговли…»[4].

Другими словами, уже в V в. до н.э. в восточном Средиземноморье начал формироваться свой локальный образец глобальной рыночной экономики. После Пунических войн и уничтожения Карфагена, все препятствия для его расширения были уничтожены, а новые завоевания Рима значительно ускорили процесс глобализации. К I-II вв. н.э. глобальная экономика Рима включала, помимо восточного и центрального Средиземноморья, практически все завоеванные Римом территории - Испанию, Северную Африку, Галлию, придунайские и прирейнские территории и Британию...[5].

И первое с чем, мы сталкиваемся при вступлении Древнего Рима в глобальную экономику – это резкое повышение производительности труда. Например, урожайность зерновых в Северной Африке (с учетом двух урожаев в год) в античности была примерно в 3-5 раз выше, чем в Италии[6]. И подобное соотношение касалось многих различных наименований товаров. Основным средством реализации этого потенциала была торговля, не случайно именно она и «стала главным источником роста благосостояния в Римской империи»[7]. Общее повышение производительности труда привело к быстрому образованию капиталов и расцвету римского общества.

 

На эти капиталы повсюду строились дороги, водопровод и канализация, роскошные бани, сооружения для фи­зических занятий, великолепные храмы и алтари, внушительные об­щественные здания, театры, цирки, стадионы, публичные библиотеки, художест­венные галереи, и т.п. Даже в мелких городах глухого галльского захолустья, археологи, обнаружили водопроводы, бани, базилики и форумы, декоративные мозаики, статуи на площадях и произведения местного искусства в жилых домах[8]. «Можно сказать, -  констатировал М. Ростовцев, - что в отно­шении комфорта, красоты и гигиены города Римской империи… ни в чем не уступали многим нашим современным европейским или американским городам»[9].

 

Однако период процветания оказался весьма краток. Быстрый рост производительности труда, вызвал опустошительный аграрный кризис, разразившийся в Италии. «Аграрный кризис, - по словам С. Булгакова, - был обусловлен конкуренцией более дешевого хлеба, производимого в странах со свободной или более дешевой землей…»[10].

 

Главным поставщиком дешевого зерна был Карфаген, и это решило его судьбу. Три Пунические войны, каждая из которых велась с крайним ожесточением, возникли по инициативе и единодушному решению всего римского народа[11]. Решением римского сената  великолепный город с 500-летней историей, который мужественно отстаивали его граждане[12], был стерт с лица земли, все его жители были либо убиты, либо обращены в рабство, а на территориях, где раньше зеленели поля и оливковые рощи, было запрещено что-либо сеять и выращивать. Правда запрет продлился недолго, вскоре земли перешли под контроль римских богачей[13], которые возобновили поставки...

Подобная участь в 146 г. до н.э. постигла Коринф в Греции, который был единственным городом эллинистического мира, имевший прямой выход в Адриатическое море и он, единственный из крупных греческих городов, с давних времен специализировался на экспорте в Италию товаров из Греции… По словам Т. Моммзена, «Коринф был разрушен именно по настоянию той финансовой олигархии, которая захватила в свои руки огромные торговые обороты Коринфа»[14].

 

Не выдержав конкуренции, мелкие и средние имения разорялись и переходили в собственность крупным землевладельцам. Хозяйство последних, так же претерпело изменения, «зерноводство (у них) вытесняется скотоводством и происходит своеобразное сельскохозяйственное вырождение», - отмечает С. Булгаков, проводя прямую аналогию с Англией XIX в.[15] Подобное мнение высказал еще Плиний, который считал, что именно латифундии погубили Рим[16].

«К влиянию аграрного кризиса, - добавляет С. Булгаков, - присоединяется еще конкуренция рабского труда»[17]. Результатом такого «двойного вырождения»[18], помимо демографического кризиса стал социальный. И именно последний имел в виду Т. Моммзен, в поисках причин падения Римской империи: «Рим падал, потому что один из двух факторов, на которые издревле опиралось государство, был в корне разрушен: хозяйство мелких землевладельцев было теперь совершенно подавлено капиталом, который оперировал колоссально развитым невольничьим трудом…»[19].

Бывшие мелкие собственники оказывавшись не у дел и либо превращались в городской плебс[2], либо эмигрировали[3], либо шли в армию,

 

Говоря о последних, Тиберий Гракх во II в. до н.э. замечал: «Дикие звери в Италии имеют свои норы и логовища, у людей же, которые сражаются и умирают за Италию, не осталось ровным счетом ничего, кроме воздуха и света. Бездомные бесприютные, они блуждают повсюду с женами и детьми. И полководцы говорят неправду, побуждая воинов во время битвы отстаивать свои гробницы и домашние алтари, ни у одного из такого множества римских воинов нет в доме ни отцовского очага, ни усыпальницы предков. Они – эти люди, которых называют владыками мира, - сражаются за чужое богатство, за чужую роскошь, не владея лично даже клочком земли»[20].

 

Предвестники первого кризиса проявятся уже в середине II в. до н.э. после того, как «в последний раз была проведена раздача неимущим вновь приобретенной земли и теперь в период глубокого мира, количество полноправных граждан стало сокращаться»[21]. Со временем кризис будет лишь обостряться все более наглядно демонстрируя свой древнеримский вариант «английской болезни». Истинная причина кризиса, по словам М. Ростовцева, - «заключалась в неуклонном ухудшении возможнос­тей сбыта, вызванном экономическим развитием западных про­винций»[22]. И уже в I в. н.э. «упадок Италии, выразился в страшном сокращении численности населения полуострова и одновременном упадке сельского хозяйства»[23]. За сельским хозяйством последовали другие отрасли производства, причиной тому, по мнению М. Ростовцева являлась конкуренция со стороны  Испании, Галлии, Африки и восточных провинций. Так, Галлия во II в.н.э. стала «тем, чем была Италия в I в. до Р.Х. – ведущей промышленной страной Запада»[24].

 

* * * * *

* * * * *

* * * * *

 



[1] Классическим стало выражение «Покоренная Греция пленила своего дикого покорителя», многие вообще говорят о единой греко-римской цивилизации просуществовавшей до 31 г. до н.э. А последовавшая «Римская империя…, - по мнению А. Тойнби, - на самом деле была международной лигой греческих и других связанных с ними в культурном отношении полисов». (Тойнби А…, с. 292-304).

[2] Меры социальной защиты Римского государства сводились к даровой раздаче плебсу хлеба, которые стали регулярными с 123 г. до Р.Х. за полцены, а с 58 г. бесплатно. Количество получавших хлеб колебалось от 150 до 300 тыс. человек. Начиная с Цицерона, одна пятая государственного дохода поглощалась даровыми ежедневными раздачами одного только Рима. Затем к хлебу добавились выдачи масла, свинины, а потом еще и доплата деньгами. К государственным выдачам добавлялись частные, по случаю, чрезвычайные и т.п. Днем же простой римлянин шел в бесплатные бани, а вечера проводил в бесплатных театрах, цирках или наслаждался боями гладиаторов. (Булгаков С.Н…, с. 114).

[3] Только Ю. Цезарь в 40-х гг. до н.э. переселил в заморские колонии 80 000 семей из одного Рима. (Моммзен Т…, с. 359). По данным Ж. Лассера, в римский период в Северной Африке были основаны тысячи городов, в каждый из них с момента основания, приезжало не менее 2-3-х тысяч италиков (Lassere J..., p.274). Другой, поток эмиграции шел в Испанию, Галлию, Британию и Балканы... По подсчетам П. Бранта, число только римских граждан, не считая других италиков, за пределами Италии составляло в 14 г. н.э. почти 2 млн. человек (Brunt P…, p.121).



[1] Ростовцев… 1, С. 21.

[2] Trade in the Ancient Economy. Ed. by P.Garnsey, K.Hopkins, C.Whittaker. Berkley, 1983, p.xx.

[3] Легенды и сказания Древней Греции и Древнего Рима/ сост. А.А. Нейхардт. – М. Правда 1990. – 576 с., с. 550.

[4] Ростовцев М…, т. 1, с. 51.

[5] Кузовков Ю…

[6] Duncan-Jones R. Money and Government in the Roman Empire. Cambridge, 1994, p.55; Jones A. The Later Roman Empire (284-606). A Social Economic and Administrative Survey. Baltimore, 1964, Vol. II, p.767, 768.

[7] Ростовцев М…, т. 1, с. 163.

[8] Кнабе Г.С. Римское общество в эпоху Ранней империи./История Древнего мира. Упадок древних обществ.- М.:Знание, 1983 - с.73-101http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000003/st04.shtml

[9] Ростовцев М…, т. 1, с. 141.

[10] Булгаков С.Н…, с. 112.

[11] Rome et la conquete du monde mediterraneen, ed. par C.Nicolet. Paris, 1979, tome 2, p.896; Аппиан Александрийский. Римская история, VIII/I, 63; Finley M. Ancient Slavery and Modern Ideology. New York, 1980, p.84; Cambridge Ancient History. Cambridge, 2d. ed., 1988, Vol. VII, Part II, p.506. (http://www.yuri-kuzovkov.ru)

[12] Моммзен Т…, с. 194.

[13] Плиний Старший. Естественная история, 18, 35.

[14] Моммзен Т…, с. 261.

[15] Булгаков С.Н…, с. 112.

[16] Булгаков С.Н…, с. 112.

[17] Булгаков С.Н…, с. 112.

[18] Булгаков С.Н…, с. 112.

[19] Моммзен Т…, с. 201-202.

[20] Булгаков С.Н…, с. 113.

[21] Моммзен Т…, с. 203.

[22] Ростовцев М…, т. 1, с. 103.

[23] Ростовцев М…, т.2, с.78-79.

[24] Ростовцев М…, т. 1, с.164

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.