Дипломатический фронт

 

На дипломатическом фронте главным стоял вопрос - признания. Несмотря на то, что СССР установил дипломатические отношения практически со всеми странами мира, в том числе с Францией, Англией и др., несмотря на неоднократные обращения Москвы к Вашингтону, последний упорно отказывался признать СССР. На политических картах мира в американских школах на месте Советского Союза зияло белое пятно, учителям не разрешали ничего говорить о нем, и «все потому, что под ним подразумевался Советский Союз»[1].

Американское правительство последовательно держалось мнения, которое американский посол в России Фрэнсис высказал еще в первые дни Русской революции. Посол рекомендовал госдепартаменту, на случай прекращения мирных переговоров с Германией, установление лишь неофициальных отношений с советским правительством. Фрэнсис, более, чем послы других союзников, из­бегал всякого контакта с советскими властями, который хоть как то мог быть истолко­ван как признание[2].

Какие же мотивы определяли позицию США в отношении непризнания СССР? В качестве обобщающего ответа можно привести слова ярого противника Советов, да и России вообще - американского историка Д. Данна: «Коммунистическое правительство России стремилось к дипломатическим отношениям с Соединенными Штатами практически с тех самых пор, как пришло к власти в 1917 г. Отношения с Соединен­ными Штатами представлялись ему средством предотвращения антикоммунистической коалиции капиталистических стран и мостом к молодому, мощному капиталистическому государству, которое могло предоставлять экономическую и техническую помощь Советскому Союзу по мере того, как он превращался в грозную военную и индустриальную державу. Соединенные Штаты, тем не менее, старались держаться подальше от комму­нистов. Каждая американская администрация после большевис­тской революции 1917 г., от Вильсона до Гувера, упрямо отказывалась обмениваться послами с Советской Россией. Объяснялось это тем, что советское правительство поддерживало мировую революцию и задачу свержения американского правительства посредством Коммунистического Интернационала, или Комин­терна, подвергало открытому преследованию религию, конфис­ковало американскую собственность в России без компенсации, уклонялось от выплаты взятых прежними правительствами дол­гов у Соединенных Штатов и в целом проявляло недружелюбие, ксенофобию и скрытность»[3].

 

С приближением Великой Депрессии настроения стали меняться. Тому были вполне прагматические причины. Так, в 1929 г. сенатор Бора в очередной раз внес резолюцию о признании СССР. «Главный аргумент… в пользу признания, совпадает с общей политикой администрации Гувера: необходимость усиленного расширения внешних рынков для продуктов США. Бора подчеркивает колоссальные возможности советского рынка и целесообразность для Соединенных Штатов сближения с СССР....»[4]. Подавляющее большинство посетивших Советских Союз американцев сразу же выступало за его признание. Сенатор Барклей, после возвращение из Союза заявлял: «Я считаю, что прави­тельству США придется вскоре подумать над тем, как долго оно может откла­дывать возобновление формальных отношений с нацией, рынки которой столь искушающи для нашей промышленности. Естественно, имеются многие труд­ные проблемы, которые должны быть разрешены, прежде чем возможно будет подписать договор о признании. Но я считаю, что ни одна из них не является неразрешимой. Приходится прибегнуть к большому умственному акробатиче­скому трюку, чтобы возможно было представить себе, что этой страны не суще­ствует в дипломатическом смысле, поскольку дело касается США…»[5].

Сенатор Фей после пребывания в Москве, пришел к выводу: «… темпераменту и нравам русского народа отвечает советский строй, который вполне его удовлетворяет и который дал превосходные результаты в области и экономических, и культурных, и политических отношений; но этот строй ни в коей мере не подходит к характеру американского народа, преуспевающего, благоденствующего и прогрессирующего в нынешних условиях. Вывод: каждый из народов установил у себя режим, отвечающий его особенностям, но это отнюдь не является препятствием для увязки нормальных отношений; напротив, для этого имеются все предпосылки; было бы величайшей ошибкой, если бы одна из сторон старалась искусственно навязать другой стороне свой строй; такая ошибка имела бы роковые последствия»[6].

Формальный лидер в палате представителей, лидер демократов, конгрессмен Рейни 4 января 1931 г. в своем выступлении по радио говорил: «Я провел значительную часть прошлого лета в России. Вы не можете советизировать СШ, и вы не можете американизировать русских. Они сейчас имеют лучшее прави­тельство, чем когда бы то ни было. Такое правительство не подходяще для нас. Но они сейчас перестраивают свою страну Сейчас больше строят в одной Рос­сии, чем во всем остальном мире, взятом вместе. Они строят 5000 миль железно­дорожного пути в то время, как мы разбираем свои. Перестройка России про­длится по меньшей мере 25 лет. В течение этого времени Россия будет лучшим рынком для мира. Европейские страны подписывают торговые соглашения с Россией. Наша политика изоляции держит нас вне этих торговых соглашений. Я повторяю, что я заинтересован в том, чтобы снова открылись наши фабрики. Я заинтересован в предоставлении работы нашим семи или восьми миллионам безработных. Если этой зимой в наших больших городах будут происходить ком­мунистические демонстрации, причиной будут закрытые фабрики. Лучшим пу­тем борьбы с коммунизмом [является] открытие фабрик. Достичь же этого мож­но лишь путем получения рынков за границей; а Россия является самым большим и лучшим рынком. Мне кажется, что патриотические организации,церкви должны были бы поддержать предложение, которое даст работу и зарпла­ту и предупредит этим путем бунты и беспорядки этой зимой в наших городах»... По словам Рейни, «непризна­ние СССР является экономическим преступлением» [7].

 



[1] Стр. 546

[2] Советско-американские отношения..., с. 758.

[3] Данн Д..., с. 24-25

[4] Б.Е. Сквирский - М.М. Литвинову о дискуссиях в конгрессе США и в американской прессе по вопросу признания СССР. 4.05.1929. (АВП РФ. Ф. 0129, оп. 12, п. 125, д. 305, л. 42-45.) (Советско-американские отношения…, с. 164).

[5] Г.В. Чичерин - В.М. Молотову о высказываниях американского сенатора Фея об отношениях США с СССР, 22.07.1927. (АВП РФ, ф. 04, оп. 3, п. 12, д. 183, л. 84.) (Советско-американские отношения…, с. 36.)

[6] Г.В. Чичерин - В.М. Молотову о высказываниях американского сенатора Фея об отношениях США с СССР, 22.07.1927. (АВП РФ, ф. 04, оп. 3, п. 12, д. 183, л. 84.) Советско-американские отношения…, с. 36.)

[7] Б.Е. Сквирский - М. М. Литвинову об экономических отношениях между СССР и США. 6 января 1931 г. (Авп РФ. ф. 0129, оп. 14, п. 128, д. 327, л. 18-20.) (Советско-американские отношения..., с. 394-395)

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.