Час доллара настал

 

Народы белой расы, не смотря на все громкие слова об ужасах войны, без борьбы не пожелают уступить захваченного ими господствующего положения на Земле.

Н. Головин, 1921 г.[1].

 

Первая мировая перевернула финансовый мир. Эмигрировавший из революционной России великий князь Александр Михайлович в те дни писал: «В Соединенных Штатах произошло одно коренное из­менение... Американские фи­нансисты, занимавшие прежде деньги в Лондоне, Па­риже и в Амстердаме, оказались сами в положении кре­диторов»[2],[1]. Другой эмигрант - Вильгельм II, добавлял: «Америка извлекла из (Первой) мировой войны значительные выгоды: она сосредоточила у себя почти 50% всего мирового золотого запаса, и теперь уже не английский фунт, а американский доллар определяет валютный курс во всем мире...»[3].

Последствия этого мирового финансового переворота, еще до выступления США в войну в декабре 1916 г., предсказывал один из богатейших промышленников России М. Рябушинский: «Американцы взяли наши деньги, опутали нас колоссальными долгами, несметно обогатились; расчетный центр перейдет из Лондона в Нью-Йорк. У них нет науки, искусства, культуры в европейском смысле. Они купят у побежденных стран их национальные музеи, за громадный оклад сманят к себе художников, ученых, деловых людей и создадут себе то, чего им не хватало»[4]. Спустя десять лет в 1926 г. академик А. Иоффе после посещения Америки приходил к выводу, что там действительно не столько делали науку, сколько покупали ее по всему миру[5].

 

Справедливости ради необходимо отметить, что технический и научный прогресс, который выдвинул Соединенные Штаты в лидеры мировой цивилизации, обеспечил не только приток капитала из Европы и других стран, не последнюю роль здесь сыграли и те уникальные условия, которые были созданы в США, для реализации научных и других достижений. И если в Европе порой и гений мог закончить свои дни в общей могиле для нищих, то в США даже малейший талант имел шанс на реализацию[2].

 

О. Генри пророчески описывал будущий мир в 1904 г. — за десять лет до мировой войны в своей книге «Короли и капуста». Уже тогда его «звездно-полосатый» консул в банановой Анчурии говорил о США как о «са­мой великой, твердовалютной и золотозапасной державе ми­ра»... После Первой мировой американцы вполне осознавали свою новую роль. Сенатор Джонсон по поводу присоединения США к Суду Лиги Наций заявлял: «Мы являемся мировой нацией-кредитором. Мы не пользуемся особенной любовью мира. Мы имеем особые интересы и, возможно, особые международные пробле­мы. Эта нация не должна подчинить себя трибуналу, возглавляемому иностран­ными судьями»[6].

Главным противником США на этом пути стоял прежние мировые лидеры - Великие европейские Державы и прежде всего Великобритания. На конференции в Генуе в 1922 г. именно фунт стерлингов и доллар США были объявлены эквивалентами золота и введены в международный оборот. В ответ американцы пустили в ход свое «экономическое оружие», которое, работающая под полковником Хаузом исследовательская группа «Инквайери», рекомендовала задействовать еще за два года до окончания войны. И уже в июле 1917 г. президент Вильсон утверждал, что Англия «наконец-то в наших руках». Весной 1918 г. этот факт в полной мере осознали и англичане, тогда Дж. Кейнс в письме министру финансов Б. Лоу констатировал: «Американское министерство финансов смотрит с удов­летворением на то, что мы ослабеваем до положения полной финансовой беспомощности и зависимости»[7].

Сущность «экономического оружия» заключалась в долгах. За время войны государственный долг Англии вырос с 0,65 до 8 млрд фунтов (в том числе внешний до 1,15 млрд, из них США – 0,85 млрд. (4,3 млрд. долл.)) В свою очередь европейские союзники задолжали Англии почти 8,5 млрд. долл. (из них Россия – 5,3), кроме этого на Британскую империю приходилось 22% репарационных выплат Германии.

Однако англичане не строили иллюзий относительно платежеспособности последней, как и разоренной войной России. Советское правительство после начала интервенции Антанты, окончательно отказалось от выплаты долгов. Таким образом, вся их тяжесть обрушивалась на Великобританию.

 

Дж. Кейнс разработал планы экономичес­кого контрнаступления: урожай 1918 г. обещает быть хорошим; Британия при помощи своего огромного флота снабдит себя американской пшени­цей, расплачиваясь долларами; в то же время ее флот повезет из Аргентины и прочих далей пшеницу во Францию и Италию, требуя платы в фунтах стерлингов. Министр финансов Б. Лоу с надеждой писал 25 марта 1918 г.: «Британское и американское министерства финансов могут работать вместе в бесконечно сложном и трудном деле совмещения ресурсов в мире, потемневшем от преследования собственных интересов»[8].

«Ответственный за эту проблему в американском правительстве Г. Гувер встал на дыбы. Предложение «создать единый пул» он назвал попыткой европейцев сокрушить американский рынок и подорвать благополучие трудолюбивых американских фермеров посредством наводнения мира про­дуктами Южного полушария. Неомеркантилисты в Вашинг­тоне требовали: если уж вы берете займы у Америки, то постарайтесь и продукты на эти займы покупать у нее. И хотя дивизии Людендорфа рвались к Парижу, американское пра­вительство хладнокровно осуществляло нажим на поиздер­жавшихся в войне европейцев во главе с англичанами. И правительство Вильсона вовсе не собиралось ослаблять ношу Британии, фактически финансирующей западную коалицию»[9].

 

В 1920 г. английское правительство, понимая, что военные долги никогда не могут быть выплачены, предложило всеобщее прощение военных долгов. Категорически против выступили США и Франция. 9 февраля 1921 г. сенат США потребовал от союзников выплаты всех долгов «до последнего пенни».

Но это была только основная часть выплат, дополнительная – вытекала из того, что долги должны были выплачиваться в долларах или золоте. Для того чтобы получить доллары европейцы были вынуждены продавать свои товары в США, и тут, в 1922 г., Соединенные Штаты резкого поднимают ставки ввозных таможенных пошлин. В результате европейцам, прежде чем рассчитаться по долгам, необходимо было заплатить США пошлины за возможность получения долларов. В сумме это увеличивало объем выплат союзников по их американским долгам почти в полтора раза. Франция в свою очередь отказалась принимать репарации в виде немецких услуг и товаров, а Британия ввела 26% пошлину на все ввозимые из Германии товары.

Тем не менее, еще надеясь реализовать свою программу всеобщего прощения 1 августа 1922 г. Ллойд Джордж объявил, что Великобритания больше не будет требовать взимания долгов со своих должников. Однако США остались непоколебимы, и в декабре Англия была вынуждена согласиться выплатить все военные долги США, если проценты по этим долгам будут уменьшены с 5 до 3,5%. Это означало, что Англия соглашается платить по 175 млн. долларов ежегодно в течение 62 лет.

 

В отношении США к долгам явно прослеживались не только ростовщические, но и глобальные интересы. Они наиболее ярко выразились в Плане Дауэса представлявшего целенаправленную финансовую интервенцию США в германскую экономику. Она позволила занять Америке прочное место в центре Европы, а заодно создать экономический и политический противовес Франции и Англии[10]. В рамках плана Дауэса Франция получила 4 млрд марок, в то время как Германия – 15-20 млрд марок займов и кредитов, что позволило последней восстановить свой военно-экономический потенциал и обогнать Францию в промышленном развитии. После этого Франция окончательно утратила возможность экономического и политического доминирования в Европе[11].

Однако этим влияние Плана Даурса на недавних европейских союзников не ограничивалось. Механизм воздействия заключался в том, что план Даурса снижал уровень репарации с Германии, что било в первую очередь по Франции и Англии, которые за их счет покрывали свои долги США, которые оставались неизменными.

В ответ на обращение Лондона пропорционально снизить долг и привязать его к выплатам репараций администрация Гувера неизменно отвечала, «что репарации и долги по разному влияют на общественное потребление, Макдональд (премьер министр Великобритании) неизменно напоминал, что они взаимосвязаны»[12]. После неоднократных обращений Лондона и Парижа Вашингтон пошел лишь на увеличение срока выплат долгов и снижение процентов по ним[3]. Однако последовавший план Юнга снова снижал уровень репараций, как следствие вызвал новые обращения европейцев. На этот раз Америка проигнорировала их призывы. Президент Кулидж не желал выслушивать сложных аргументов, он попросту спросил: «Они ведь взяли у нас в долг, не так ли?»

 

Гордый Альбион сдаваться не собирался. Для того, что бы вернуть себе прежнее положение на мировом финансовом рынке ему, прежде всего, было необходимо восстановить золотой стандарт фунта стерлингов, отмененный во время войны. Эту цель новый управляющий Английским банком М. Норман провозгласил уже в своей первой официальной речи (15 июня 1920 г.): «Мы изо всех сил стараемся вернуться к... золотому стандарту. Страна-долж­ник не может позволить себе более низкую процентную ставку, чем страна-кредитор, а наша процентная ставка сейчас ниже, чем в Америке»[13]. Как только Нор­ман был избран управляющим, процентная ставка в Лондоне поднялась с 6% до 7% — на целый пункт выше, чем в Нью-Йорке[14]. Высокая процентная ставка стимулировала приток капиталов в страну, но одновременно подавляла ее промышленность. По мнению биографа Нормана А. Боуле «Норман буквально душил Британию семипроцентной ставкой, «доведя численность безработных более чем до одного миллиона человек»[15]. Норман в ответ заявлял, что «безработные в настоящий момент просто не могут быть обеспечены работой»[16].

В начале 1924 г. к власти в Британии пришло первое лейбористское правительство. В июне того же года неожиданно финансовые потоки между Лондоном и Нью-Йорком изменили свое направление. Причина крылась в повышении процентных ставок Федеральным резервным банком Нью-Йорка. В результате золото, ранее накопленное Лондоном, потекло на Уолл-стрит[17]. Все усилия Нормана направленные на введение золотого стандарта оказались под угрозой. Отток капитала привел к обострению экономической ситуации и падению правительства лейбористов в октябре 1924 г. Ему на смену пришло правительство консерваторов.

Сменила направление и процентная ставка в Нью-Йорке, которая вновь пошла вниз, воскрешая надежды на восстановление золотого стандарта. Не хватало только золота. На помощь своему английскому коллеге поспешили и американские банкиры, предоставив Норману необходимые кредиты: золотой запас Английского банка составлял тогда 153 млн. ф. ст. руководитель ФРС Б. Стронг организовал резервный кредит Федеральной резервной системы в 200 млн. долл., Морган добавил еще 100 млн. Таким образом, золотой стандарт Великобритании создавался главным образом на заемные американские капиталы.

Но главное золотой запас был крайне ограниченным. С самого начала Норман опе­рировал «весьма скудным золотым резервом», то есть с «покры­тием», редко превосходившим 2-3% от общей денеж­ной массы[18]. При такой тонкой золотой прослойке, по мнению Г. Препарата, любое требование возмещения золотом сколько-либо значительной суммы могло потрясти систему[19]. Аналогичное мнение высказывал Дж. Кейнс: «Воз­врат к золотому стандарту, от­даст послевоенную Британию на милость чиновников Федеральной ре­зервной системы США. Золотой запас США в 6 раз выше Британского, а это означало, что если американцы и смогут выдерживать колебания своего золотого запаса, то на Британии это отзовется в 6 раз чувствительнее. К тому же Британия была должником Соединенных Штатов — в отличие от прошлых времен, когда она являлась их главным кредитором»[20].

 

С «течением времени, - отмечает П. Бернстайн, - выяснилось, что предостережения Кейнса оказались серьезнее всех прочих»[21]. Предостережение оправдалось уже в 1927 г. когда у Нормана возникли проблемы с покрытием фунта. Норману не оставалось ничего другого, как просить Стронга о помощи. Тот с охотой согласился. Федеральный резерв не только понизил процентные ставки, но и предоставил Лондону заем на 60 млн. долл. Однако этого оказалось недостаточно, в результате Федеральный резерв, вплоть до октября 1929 г., активно скупал стерлинговые векселя, а в преддверии кризиса летом 1929 г. нью-йоркский банковский консорциум поддержал Нормана, предоставив ему кредитную линию на 250 млн. долл.

 

В защиту М. Нормана выступили Дж. П. Морган, министр финансов Меллон и ряд чиновников Федеральной резервной системы[22]. Основной партнер Моргана Р. Леффингвелл еще в 1923 г. заявлял, что: «продаст последнюю рубашку, чтобы помочь англичанам в беде… Можно ли представить себе картину более обнадеживающую, чем Англия и Америка, объединяющие усилия в борьбе за честные деньги?»[23]. А Дж. П. Морган предупредит Нормана в декабре 1924 г., что вековой авторитет Великобритании вылетит в трубу, если она не осуществит восстановление золотого стандарта[24].

Б. Стронг же, оказывая помощь «европейскому сородичу», очевидно, руководствовался не столь заботой о родственных британцах, сколь собственными чисто прагматичными интересами. Этот вывод можно сделать из его заявления 1924 г. в поддержку М. Нормана: «проволочки с нарушением золотого стандарта в Британии могут привести к «длительным неурядицам, серьезность которых трудно даже представить… Это может побудить всех тех, кто предлагает новые чудодейственные лекарства не на основе золотого стандарта, попытаться продать свой товар»[25]. Стронга беспокоило то, что ослабленные войной европейские валюты, отказавшиеся от золотого стандарта, повышали конкурентоспособность европейских товаров, по сравнению с американскими. И американцы бросились на спасение золотого стандарта своего главного торгового конкурента.

 



[1] Иностранные капиталовложения в американскую экономику за годы войны сократились до 3 млрд долл., а зарубежные инвестиции США выросли до 18 млрд долл. Ежегодный доход от них составлял 850 млн. долл. Инвестиции разделялись на частные в Канаду и Латинскую Америку - 7 млрд и военные займы - 11 млрд долл. (К 1932 г. Америка смогла получить по последним 2,6 млрд долл., в том числе 2 млрд только за счет репараций с Германии.). Кроме этого Америка получила сопоставимую сумму от монопольно высоких таможенных пошлин, которые были вынуждены оплачивать должники, продавая свои товары в США, в целях получения долларов для покрытия долгов.

[2] Например, даже в 1987 г., когда С. Тонэгава получил первую в Японии Нобелевскую премию по медицине, он работал в Массачусетском технологическом университете. Своих соотечественников он поразил фразой: «Когда б я не уехал за границу… ни за что не достиг бы нынешнего успеха». Только в 1985 г. 95 японцев защитили в США докторские диссертации в области науки и техники. Сотни японских ученых работали в национальных и крупнейших частных исследовательских американских лабораториях. (Цветов В…, с. 27, 31). В 1987 г. лауреатом Нобелевской премии по физике, стал гражданин ФРГ Й. Беднорц, который, как оказалось, работает в Швейцарской фирме под контролем «IBM». Немецкий эксперт Ю. Шульте-Хиллен находил недостатки немецкой исследовательской системы не в недостатке финансирования (по которому Гемания занимала первое место в мире), а в том, что она слишком бюрократизирована и не имеет надлежащей связи с промышленностью. (Левин В…, с. 131).

[3] Процент на основную сумму военного долга для разных стран был различен для Англии, Чехословакии, Эстонии, Финляндии, Польши он составлял - 3,4%; для Франции, Бельгии, Югославии 1,3-1,9%; для Австрии, Италии, Греции – 0,1-0,9%. (Советско-американские отношения 1934-1939…, с. 131).



[1] Головин Н. Бубнов А Тихоокеанская проблема в ХХ столетии…, с. 281.

[2] Александр М…, с. 232-233.

[3] Вильгельм II Мемуары: События и люди. 1878-1918.-М.: Петроград: изд. Л.Д. Френкель, 1923. С127, 155 (Власов Ю.П. Временщики-М.: Детектив-Пресс, 1999. -464 с.)

[4] Рябушинский В. Купечество московское. [185]. Петров Ю.А. Династия Рябушинских. - М. Русская книга. 1997. 197 с. [65].

[5] Кремлев С. Россия и Германия: стравить!: От Версаля Вильгельма к Версалю Вильсона. Новый взгляд на старую войну / С. Кремлев. – М.: «Издательство АСТ»: «Издательство Астрель», 2003. – 318 с. (Великие противостояния), с. 288

[6] Б.Е. Сквирский - М.М. Литвинову о проблемах, стоящих перед новым президентом США Г. К. Гувером, в том числе в области советско-американских отношений. 4 апреля 1929 г. (АВП РФ. Ф. 0129, оп. 12, п. 125, д. 305, л. 28-33.) (Советско-американские отношения..., с. 154)

[7] Walworth A. America's Moment. New York, 1977, p. 6—7 (Уткин А. И. Унижение России..., с. 278)

[8] Keynes J. The Collected Writings of John Maynard Keynes.V. XVI, p. 272 (Уткин А. И. Унижение России..., с. 278)

[9] Уткин А. И. Унижение России..., с. 278-279

[10] Вишнев С. Военная экономика фашистской Италии. М.,1946; История Италии. Т.З. М.,1971. С.5—143; Цидизова И.М. К истории итальянского экспансионизма в Европе. (Проникновение в Албанию в начале 20-х гг. XX века)//Италия и Европа. M.I 990. С.259—286. (Мельтюхов М.И...)

[11] Арзаканян М.Ц. Новейшая история Франции. М., 2002, с. 28

[12] Rosen E.A. Hoover, Roosvelt and the Brains Trust. From Depression to New Deal, N.Y., 1997, p. 66. (Шубин А…, с.35).

[13] Henry Clay, Lord Norman, London: Macmillan & Co., 1957, p. 129

[14] Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 234.

[15] Andrew Boyle, Montagu Norman, London: Cassell, 1967, p. 138 (Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 234).

[16] Andrew Boyle, Montagu Norman, London: Cassell, 1967, p. 68; (Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 235).

[17] Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 269.

[18] Derek Aldcroft, From Versailles to Wall Street, 1919-1929, New York: Penguin Books, 1978, p. 165-166 (Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 266).

[19] Препарата Г., Гитлер, Inc., с. 266-267.

[20] Keynes J. M. The Speeches of the Bank Chairmen //Essays in Persuasion, Lnd. Macmillan, 1931, p. 233-235 (Бернстайн П..., с. 258-259)

[21] Бернстайн П..., с. 259

[22] Moggridge D. British Monetary Policy, 1924-1931. The Norman Conquest of $4,86. Cfmbridge Universiny Press, 1972, p.40 (Бернстайн П…, с. 255).

[23] Chernov R. The House of Morgan. New York: Atlantic Monthly Press, 1990, p. 274-275. (Бернстайн П…, с. 255).

[24] Chernov R. The House of Morgan. New York: Atlantic Monthly Press, 1990, p. 274-275. (Бернстайн П…, с. 255).

[25] Boyle A. Montagu Norman: Biography. London: Cassell, 1967, p. 185 (Бернстайн П…, с. 255).

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.