Великобритания

 

Все державы отказались от активной борьбы с русской революцией. Не потому, конечно, что бы русская революция нравилась правительствам всех держав, а потому, что они осознали свое полное бессилие ее сокрушить.

Н. Устрялов[1].

 

16 января 1919 г. Д. Ллойд Джордж заявил в Париже: «Большевистское правительство теперь сильнее, чем несколько месяцев тому назад... Крестьяне боятся, что любые другие партии, если им удастся восстановить старый режим, отнимут землю, которую дала крестьянам революция»[2].Ллойд Джордж заявлял, что мысль о подавлении боль­шевизма вооруженной силой является чистым безумием. Если даже представить, что это даст положитель­ные результаты, то кто мог бы оккупировать Россию? Если было бы предположено послать для этой цели британские войска, то и они взбунтовались бы.

11 февраля Ллойд Джордж писал Черчиллю: «Интервенция бросит антибольшевистские партии в объятия большевиков... Если Россия действительно настроена враждебно к большевикам, то снабжение боеприпасами даст ей возможность освободиться. Если же Россия стоит за большевиков, то мы не только не имеем права вмешиваться в ее внутренние дела, но это было бы даже пагубно, потому что усилило бы большевистские настроения и консолидировало бы силы сторонников большевизма»[3].

16 февраля Ллойд Джордж снова возвращался к теме: «Может быть только одно оправдание вмешательству в дела России, а именно то, что Россия этого желает. Если это так, то в таком случае Колчак, Краснов и Деникин должны иметь возможность собрать вокруг себя гораздо большие силы, чем большевики. Эти войска мы могли бы снабдить снаряжением, а хорошо снаряженное войско, со­стоящее из людей, действительно готовых сражаться, скоро одержит победу над большевистской армией, состоящей из насильно завербованных солдат, особенно в том случае, если все население настроено против большевиков… Если же, с другой стороны, Россия не идет за Красновым и его помощниками, то в таком случае мы нанесли бы оскорбление всем британским принципам свободы, если бы ис­пользовали иностранные армии для того, чтобы насильно ор­ганизовать в России правительство, которого не желает рус­ский народ»[4].

23 февраля Ллойд Джордж убеждал Хауза: «Не предпринимать иностранной интервенции против России и не посылать никаких иностранных войск на помощь небольшевистской России, кроме добровольцев, но оказывать материальную помощь правительствам тех территорий, которые не желают подчиниться большевистскому владычеству, с тем, что бы помочь им удержаться на своих территориях. Россия должна спасти себя сама. Если она будет спасена внешней интервенцией, то фактически спасена она не будет»[5].

Ллойд Джордж в начале 1919 г. с трибуны Парижской мирной конференции говорил: «Не следует преуменьшать значение факта превалирования большевизма, как политического направления в России. Крестьяне – основное население России – принимают большевизм по той же причине, по которой французские крестьяне принимали французскую революцию, а именно она дала им землю. Нечего ходить вокруг да около, большевики являются фактическим правительством России… Избирать самим представителей великой державы противоположно всем принципам, за которые мы сражались. Возможно, что большевики не представляют Россию. Но определенно, что князь Львов, как и Савинков не представляет ее.... Мы формально признавали царское правительство, хотя знали, что оно было коррумпированным. Мы признавали Донское правительство, архангельское правительство и омское правительство, хотя ни одно из них не удовлетворяло подлинным критериям демократии, но при этом мы отказываемся признать большевиков. Думать, что нам принадлежит право самим избирать руководителей великого народа, противоречит идеалам, ради торжества которых мы вели войну. Британское правительство уже однажды во времена Великой французской революции, совершило ошибку, придя к заключению, что эмигранты представляют собой Францию. В конечном счете, такое умозаключение привело к войне с Наполеоном, которая длилась двадцать пять лет»[6].

После осенних неудач белых армий в 1919 г. Ллойд Джордж уже открыто заявлял в парламенте, что большевизм не может быть поражен мечом, и что необходимо искать путей для соглашения с РСФСР. 18 ноября он убеждал палату общин в невозможности до бесконечности финансировать белые русские правительства и о необходимости созвать международную конференцию для решения русского вопроса[7].

Ллойд Джордж объяснял: «Я не могу решить­ся предложить Англии взвалить на свои плечи такую страшную тяжесть, какой является водворение порядка в стране, раскинувшейся в двух частях света, в стра­не, где проникавшие внутрь ее чужеземные армии всегда ис­пытывали страшные неудачи... Я не жалею об оказанной нами помощи России, но мы не можем тратить огромные сред­ства на участие в бесконечной гражданской войне... Больше­визм не может быть побежден оружием, и нам нужно при­бегнуть к другим способам, чтобы восстановить мир и изменить систему управления в несчастной России...»[8].

Черчилль, выступавший активным поборником интервенции и тройственного союза «между Англией, Францией и Германией в целях взаимной помощи и поддержания общей безопасности», негодовал: «премьер-министр повел совершенно иную поли­тику... Главной целью по­литики премьер-министра была Москва. Он хотел, чтобы Великобритания находилась в возможно более тесных отно­шениях с большевиками и являлась в Европе их покровите­лем и поручителем. В такой политике я не вижу решительно, никаких выгод для Великобритании... Благодаря нашей позиции по отношению к России, мы оказались отчужденными от обеих великих демократий, с которыми мы всего сильнее связаны, то есть от Соединенных Штатов и Франции... Я уверен, что, если б мы сохранили дружбу и расположение обеих этих стран, мы могли бы оказывать большое влияние на их поведение и оп­ределенным образом изменить его. При данных условиях из-за русского вопроса мы пошли почти на полный разрыв с Фран­цией»[9].

Ллойд Джордж отвечал Черчиллю: «Я убедительно прошу Вас не ввергать Англию в чисто сумасшедшее предприятие из-за ненависти к большевистским принципам. Дорогая агрессивная война против России будет служить делу укрепления большевизма в России и создания его у нас в Англии. Мы не можем взять на себя такую ношу. Чемберлен сообщает мне, что мы едва сведем концы с концами в мирных условиях даже при теперешних огромных налогах, и если мы втянемся в войну против такого континента, как Россия, то это будет прямой дорогой к банкротству и установлению большевизма на Британских островах… Французы не являются верными руководителями в этом деле. Их политика в значительной степени определяется огромным количеством мелких вкладчиков, поместивших свои деньги в русские займы и не видящих в настоящее время перспектив получить их когда-либо обратно. Поэтому я настоятельно прошу Вас не обращать слишком много внимания на их подстрекательство. Они ничего так не хотели бы, как заставить нас таскать для них каштаны из огня. Я также хотел бы, чтобы Вы имели в виду весьма тяжелый рабочий вопрос в Англии. Если бы стало известно, что Вы отправились в Париж для подготовки плана войны против большевиков, то это привело бы организованных рабочих в такую ярость, как ничто другое»[10].

 

Действительно вопрос интервенции решался не только и не столько в кабинетах американского сената и британской палаты общин. С самого начала интервенции в странах Антанты возникло все усиливавшееся движение солидарности с Советской Россией, начавшееся с многочисленных отказов рабочих от погрузки военных грузов для интервенции. В 1919 г. начались настоящие восстания например 55-го французского пехотного полка под Тирасполем. В конце 1918 г. на одесском рейде сначала на миноносце «Протэ», а затем над французскими линкорами «Франс», «Жар Бар», «Вальдек Руссо» и многими другими кораблями поднялись красные флаги[11]. Уже через пару месяцев Антанта убедилась в неэффективности действий своих войск на Юге. Солдаты не желали сражаться и революционизировались.

 

В то время «армии союзников, - отмечал П. Флеминг, - испытывали муки демобилизации, производившейся в британских войсках заведомо столь несправедливо, что дезертирство и мятежи стали обычным делом»[12]. Черчилль вспоминал: «Положение в то время было чрезвычайно трудным. Мы имели значительное число восстаний в армии»…, «за одну неделю из различных пунктов поступали сведения о более чем 30 случаях неповиновения среди войск. В ряде случаев значительные отряды солдат в течение нескольких дней не признавали над собой никакой власти»[13].

«В некоторых военных лагерях возникли Советы солдатских депутатов. Иногда восставшие устанавливали связи с рабочими организациями. 8 февраля 1919 г. в самом Лондоне восстали 3 тыс. солдат. «Теперь, - отмечал Черчилль, - события разыгрывались в столице государства, в самом его центре». Солдатские восстания несли в себе элементы солидарности с Советской Россией, ибо восставшие выступали не просто с требованием более быстрой демобилизации, но и против посылки войск в Россию»[14].

Циркуляр Черчилля требовал в недельный срок сообщить министерству, «выполнят ли войска приказы об участии в поддержании общественного порядка», «помогут ли они в подавлении стачек», «будут ли они готовы отправиться для действий за границей, особенно в России»[15].Ответ отовсюду пришел единообразный: войска пойдут куда угодно, но не в Россию[16]. «Мы не смеем отдать войскам непопулярный приказ, говорил 22 января на заседании кабинета министров начальник имперского Генерального штаба, - так как от дисциплины остались одни воспоминания»[17].

 



[1] Устрялов Н…, с. 54.

[2] Штейн Б.Е…, с. 72.

[3] Штейн Б.Е…, с. 128.

[4] Ллойд Джордж – Филипу Керру, 16.02.1919. (Черчилль У…, с. 230-231)

[5] Хауз-Вильсону 23 февраля 1919 г. (Хауз Э…, т.2, с. 592)

[6] Ullman R. Anglo-Soviet Relations, V. 2. London, 1961, p. 99-100; FRUS, Paris Peace Conference, 1919, V. 3, p. 482-494. (Уткин А.И. Унижение России…, с. 377.)

[7] Какурин Е.Е., Вацетис И.И…, с. 26.

[8] Отчеты о заседаниях английского парламента 8,17.11.1919. (Деникин А. И. (III)…, с. 155-156)

[9] Черчилль У…, с. 465-466.

[10] Трухановский В.Г…, с. 184.

[11] Игнатьев А…, с. 518.

[12] Флеминг П…, с. 131-132.

[13] Трухановский В.Г…, с. 178.

[14] Трухановский В.Г…, с. 178.

[15] Трухановский В.Г…, с. 190.

[16] Уткин А.И. Черчилль…, с. 178.

[17] Флеминг П…, с. 131-132.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.