Без альтернатив

 

Не может быть никакого сомнения, что в связи с развивающимся кризисом борьба за рынки сбыта, за сырье, за вывоз капитала будет усиливаться с каждым месяцем, с каждым днем. Средства борьбы: таможенная политика, дешевый товар, дешевый кредит, перегруппировка сил и новые военно-политические союзы, рост вооружений и подготовка к новым империалистическим войнам, наконец – война… Это значит, что опасность войны будет нарастать ускоренными темпами.

И. Сталин. Из политического отчета ЦК XVI съезду ВКП(б), 27 июня 1930 г.

 

 

Подготовку Германии к войне «историки» праволиберального толка обычно начинают с ее военно-экономического сотрудничества с Советской России в 1922-1932 гг. Пропагандистское клише: «фашистский меч ковался в СССР» стало для них каноническим[1]. А. Некрич лишь уточнял: «политическое и военно-экономическое сотрудничество Советского Союза и Германии способствовало созданию военного потенциала, как в той, так и в другой стране»[2].

Сотрудничество между странами действительно было. Оно началось с подписания Рапалльского договора в 1922 г. Правда, первое время отношения между странами носили чисто экономический характер. Военная сторона вопроса даже не рассматривалась, поскольку Германия ни при каких условиях не хотела обострять отношений с победителями. К военному сотрудничеству Германию подтолкнул «Рурский кризис» 1923 г. Оккупация Рура показала, что Франция и Бельгия, опираясь на свое абсолютное военное превосходство, не воспринимают Германию иначе, как свою колонию[1]. После этого сколь ни привержены были все правительства Веймарской республики принципам Версальского мира, безропотно соглашаясь на выплату кабальных репараций, создание собственной армии расценивалось ими, как необходимое условие возрождения Германии.

Аналогичная ситуация складывалась и в Советской России, где иностранная интервенция закончилась только в 1922 г. Большевикам было не до войны, все ресурсы они концентрировали на восстановлении экономики. Однако установившийся шаткий мир и международная изоляция не давали Советам уверенности в будущем. Не мировое господство или мировая революция толкали Германию и Россию к сотрудничеству, а инстинкт самосохранения.

Советская Россия, пойдя на взаимовыгодное военное сотрудничество с Германией[2],[3] не нарушила никаких своих международных обязательств, поскольку не только не участвовала в подписании Версальского договора, но и выступила с его резкой критикой. Веймарская республи­ка в свою очередь имела конституцию гораздо более демократичную, чем любая из стран Антанты и, не смотря на отчаянное экономическое положение, неуклонно следовала ей вплоть до 1933 г.

Мало того Советская Россия и Германия, в то время, имели самые малочисленные (на душу населения) армии и самые низкие военные бюджеты в Европе. Для Германии ограничения были установлены Версальским договором. Советская Россия сама сократила Красную Армию до минимума, сразу после окончания интервенции и гражданской войны.

 

Количество солдат на 10 000 населения в 1924 г.[4]

 

 

 

Но главное, для веймаровской Германии военно-экономическое сотрудничество с СССР имело лишь третьестепенное значение, по сравнению с такими либеральными и демократическими странами, как Голландия или Швеция. В последней Г. Крупп в 1921 г. приобрел контрольный пакет сталелитейной фирмы «Акциельболагет Бофорс», которая, с этого времени, совместно с голландской фирмой Круппа «Блессинг-Холландсхе индустри-Сидериус» стала выпускать «последние образцы тяжелых орудий, танки, вооруженные пулеметами, способными производить тысячу выстрелов в минуту, противотанковые пушки, газовые бомбы и многое другое». Фирма в виде холдинга «Бофорса», просуществовала до 1935 г. Покупателем ее продукции, в частности 75 мм пушек выступала нейтральная Голландия, для своих колониальных операций. Лучшее орудие Второй мировой войны 88 мм пушка была разработана компанией Krupp на мощностях все той же фирмы Boforce. Этим орудием, в частности были вооружены все выпущенные позже 1355 танков «Тигр»[5]. Когда в 1926 г. Париж стал протестовать, против деятельности немецко-голландского военного концерна, Амстердам ответил, что правительство королевы Виктории не намерено вмешиваться в то, что по законам Голландии является частной корпорацией.

Там же в Голландии размещались приборостроительные и машиностроительные заводы Круппа, и его судоверфи, на которых было создано «конструкторское бюро германских подводных лодок». Покупателем продукции «бюро» стали Финляндия и Испания. Грузонский завод с 1928 г. выпускал танки, а Крупп регулярно демонстрировал новое оружие в Меппене. НСДАП имела тогда только 12 мест в Рейхстаге. Немцы вынесли свои авиационные мощности в Швейцарию, Данию, Голландию, США. Самый большой в истории гидросамолет  Доронье Д-Х, с 12 моторами взлетел с Баденского озера в 1929 г.

Не отставали и либерально-демократические творцы Версаля - Париж, Лондон, и Вашингтон, в обострившемся противоречии друг с другом, стремившиеся перетянуть Берлин на свою сторону. Заместитель наркомвоенмора И. Уншлихт сообщал в декабре 1926 г. из Берлина, что развитие авиации в самой Германии связано с уступками, на которые Франция по­шла в вопросах германского авиационного строительства. В отношении флота (также подводно­го) наблюдается сотрудничества германского морского ведомства с Англией[6]. Аналогичные сообщения в 1929 г. присылал И. Уборевич: «немецкие офицеры имели длительный доступ в Америке для изучения постановок химического дела в Эджевском арсенале (1927 г.), для изучения самых последних образцов танков осенью 1928 г, и для изучения военных учреждений во время командировки осень 1927 г. генерала Хайе. Таким образом, нужно фиксировать, что достижения американской военной техники в широких размерах доступны рейху. Следующим источником нужно считать Англию, куда немецкие офицеры имеют доступ к танковым маневрам, и авиационным. Неплохое отношение по вопросам технического изучения военного дела у немцев и с Чехословакией»[7].

Великая Депрессия привела к обострению реваншистских настроений в Германии. Однако препятствием для возрождения полноценной армии являлись бюджетные ограничения накладываемые планом Даурса. «Оковы» снял план Юнга, принятый в январе 1930 г. Он предусматривал отмену всех форм и видов контроля над Германией, ее народным хозяйством и финансами. У Германии появилась возможность создать «тайный фонд» для перевооружения армии.

В итоге констатировал американский посол в Германии У. Додд: министр иностранных дел Штреземан и канцлер Брюнинг, «заверявшие, что они честно сотрудни­чают с Англией и Францией, в действительности давали эти сред­ства из огромного тайного фонда, созданного по решению рейхста­га. Таким образом, в 1933 году Германия имела значительно больше обученных солдат, чем утверждалось по данным рейхсвера»[8]. По словам У. Черчилля, к этому времени: «Все немецкие предприятия были с невероятной детализацией подготовлены для производства военной продукции. Эти приготовления, хотя тщательно скрываемые, были, тем не менее, известны разведслужбам Франции и Англии. Но нигде в правящих кругах двух стран не нашлось властной силы, которая призвала бы Германию остановиться…»[9].

Мало того 11 декабря 1932 г. на конференции по разоружению Германия была признана равноправной, в вопросах вооружений, с другими странами Европы. Месяц спустя в германской политике начнутся радикальные перемены, к власти придет – Гитлер: военное сотрудничество с Советской Россией будет свернуто, а военные расходы и военное сотрудничество с Великими  Демократиями наоборот начнут расти скачкообразными темпами.

 

Объёмы советско-германской торговли, млн. марок[10]

 

 

Военные расходы великих держав Европы (млн. $)[11]

 

 

Судить об этих темпах можно и на примере роста потребления Германией стратегических материалов. Так, импорт железа в 1933 г. по сравнению с 1932 г. увеличился с 14 тыс. до 40 тыс. т., меди в полтора раза, никеля, вольфрама и железного лома с 44 тыс. до 269 тыс. т. По словам Феглера, главного управляющего Стальным трестом, потребление железа в Германии за 1933 г. выросло с 59 до 104 кг, на душу населения, по сравнению со 140-150 кг. в Англии и Франции, и 200 кг. в США. Куда шла сталь? – уже осенью 1933 г. новый германский артиллерийский парк, ограниченный по Версальскому миру 292 легкими орудиями, насчитывал 2400 тяжелых и 4800 легких орудий[12]. Э. Генри в 1934 г. отмечал, что автомобильный завод в Эйзенахе и фабрика газовых счетчиков Пинч в Фюрстенвальде изготавливали тяжелые гаубицы и крупнокалиберные мортиры. Вагоно и автостроительные заводы Линке-Гофман в Бреславле, Даймлер Бенц в Оффенбахе и Блейхер в Лейпциге производят танки и т.д.[13].

Перевооружение оказалось подарком для германских промышленников. В результате милитаризации экономии за период 1933-1939 гг. чистые прибыли германских акционерных компаний увеличились с 36 млн. до 1342 млн. марок, т. е. более чем в 40 раз. Германские промышленники шли к этой цели вполне осознанно: еще в марте 1933 г. Крупп отверг «любой международный контроль за вооружением», а Ф. Тиссен, по словам сенатора Р. Балкли, от лица промышленников заявлял: «Это мы заставили германское правительство выйти из Лиги наций»[14]. Американский публицист Г. Мейер рассуждая в этой связи о преимуществах военного производства, отмечал: «Даже тогда, когда 75-90% производственной мощности компании используется для гражданского производства, и только 10-25% - для военных заказов, именно последние играют решающую роль для предпринимателей. Гражданская продукция покрывает расходы на материалы, амортизацию, заработную плату, жалованье служащим, аренду и прочее. А военная продукция дает чистую сверхприбыль»[15].

Угрозу Лига Наций почувствовала в середине 1933 г. и в сентябре отменила собственную декларацию о равенстве вооружений от 12.1932[16]. Но запах денег к тому времени почуяли не только немецкие промышленники. Уже в феврале 1933 г. американский химический трест Дюпона заключил соглашение с «ИГ Фарбенин­дустри» о продаже взрывчатых веществ и боеприпасов, которые шли в фашистскую Германию через Голландию[17]. Осенью того же года французский концерн Шнейдер-Крезо поставил Германии, через ту же Голландию – 400 танков[18].

А в следующем 1934 г. «Германия закупала у американских промышленников по сто (военных) аэро­планов в месяц»[19], только «в январе и феврале… на миллион долларов»[20]. Различные английские и американские фирмы в 1934-1935  гг. продали гитлеровской Германии сотни авиационных двигателей, в том числе и самых последних образцов. Так, Роллс-Ройс продал строительной фирме «Байерише моторенверке» лицензию на свой наиболее совершенный двигатель. Сотнями продавала Германии новейшие авиационные двигатели Германии фирма «Армстронг-Сидли»[21].

По данным комиссии Конгресса США под председательством Нея, экспорт самолетов и моторов из США в Германию увеличивался следующим образом:

1931 г. - 2 тыс. долл.;

1932 г. – 6 тыс. долл.;

1933 г. – 272 тыс. долл.;

1934 г. (по 31 августа) – 1445 тыс. долл.[22].

Так, например, только за восемь месяцев 1934 г. американская авиационная фирма «Эйркрафт корпорейшн» увеличила свой экспорт в Гер­манию по сравнению с 1933 г. в 6,4 раза[23]. Не отставала и «Pratt & Whiney», которая например в марте 1934 г. продала ВMW 420 авиационных моторов «Хорнет–Д» вместе с лицензией на их производство[24]. Авиационную технику поставляли и другие компании «Дуглас», «Кэртисс Райт» и т.д.[25]. По мнению Ф. Тиссена мастерские Юнкерса к концу 1934 г. стали настоящим промышленным предприятием только благодаря заимствованным в США технологиям[26]. Юнкерс не производил ничего кроме бомбардировщиков.

В конце 1934 г. У. Додд отмечал, что крупнейший английский военно-промышленный концерн «Армстронг-Виккерс» поставлял Германии военные материалы. Когда эти факты всплыли, по словам американского посла «Англия заявила протест против разглашения бесчестных действий своих военных промышленников…»[27]. Случайно ли? Ведь, например, будущий премьер-министр, а тогда министр финансов Н. Чемберлен до этого занимал пост директора бирмингемских заводов стрелкового оружия в сочетании с положением крупного акционера «Империал Кемикалз», как и активный сторонник сближения с фашистами министр иностранных дел Дж. Саймон. Другой премьер-министр Ст. Болдуин вла­дел военными заводами «Болдуинс лимитед». Министры Хэйлшем, Гилмур, Кэнлиф-Листер, по словам С. Кремлева, кормились от «Виккерса»[28].

В том же 1934 г. У. Додд сообщал, что американские промышленники усиленно ста­рались заключить в последние полтора года сделки по продаже немцам вооружения[29]. Для расследования поставок оружия из США в Германия была создана сенатская комиссия Найта. Она показала, «что различные военные промышленники прода­ли в Германию большое количество оружия, за которое было уплачено золотом в нарушение договора между Германией и Соединен­ными Штатами. Англичане тоже не лучше. – писал У. Додд, - Они сами нарушили Версальский договор, продавая Германии самолеты и другую воен­ную технику»[30].

В 1934 г. американский посол записывал в свой дневник; военные «промышленники во всем мире являются главной причиной напряжен­ности в Европе»[31]. Британская радиовещательная корпорация организовала в 1934 г. серию передач под общим заглавием «Причины войны», в которых говорилось о злой роли «торговцев смертью»[32].

 



[1] См. подробнее Галин В. Заговор Европы. Политэкономия войны. – М.: Алгоритм, 2006.

[2] За все время сотрудничества через немецко-советскую летную школу прошло 220 немецких курсантов, через танковую – 30 немецких и 65 советских. На базе этих школ в СССР позже будут созданы соответственно летное и танковое училища, а на базе химического полигона - училище химической защиты.



[1] Некрич приводит по этому вопросу исчерпывающую библиографию: Blacker, W. Deutchlands Weg nach Rapallo. Wiesbaden, 1951; Carsten, F. L. The Reichswehr and the Red Army 1920-1933; "Survey", Oktober, 1962; Castellan G. Reichswehr et Armee Rouge 1930-39, in: J. B. Duroselle. Les relations germano-sovietiques de 1933 a 1939, Paris, 1954; Dirksen, Herbert V. Moskau - Tokio - London. Stuttgart, 1949; Harvey Leonhard Dick. Weimar Germany and Soviet Russia 1926-1933. New York, 1966; Fisher, Ruth. Stalin und der deutsche Kommunismus. Frank­furt, 1948; Gustav Hilger, Alfred G. Meyer. The Incompatible Allies, New York, 1953; Karlheinz Niclaus. Die Sowjetunion und Hitlers Machtergreifung. Bonn, 1966; Rosenbaum, Kurt. Community of fate. Syracuse, New York, 1965; Weingarlen, Thomas. Stalin und der Ausfstieg Hitlers. Berlin,  1970. Авторханов А. Закулисная история пакта "Риббентроп - Молотов" // Континент. 1975. № 4; Fabry, Philipp W. Die Sowjetunion und das Dritte Reich. Stuttgart, 1971; Buber-Neumann, Margarete. Potsdam-Moscow. Stuttgart, 1957; Hildebrand, Klaus. Deutsche Aussenpolitik 1933-1945. Stuttgart, 1971; Kordt, Erich. Wahn und Wirklichkeit. Stuttgart, 1948; Krivitsky, W.G. In Stalin's Secret Service. New York, 1939; Nadolny, Rudolf. Mein Beitrag. Wiesbaden, 1955; Kleisl, P. Zwischen Hitler und Stalin. 1939-1945. Gottingen, 1961; Laquer, Walter. Russia and Germany, Boston, 1965; Weinberg, G. L. Germany and the Soviet Union. 1939-1941. Leiden, 1954; Antony Reed and David Fisher. Hitler, Stalin and Nazi -Soviet Pact, 1939-1941. W. W. Norton. New York, 1988. (Некрич А..., с. 218, примечания).

[2] Некрич А…, с. 9.

[3] См. подробнее: Соболев Д.А., Хазанов Д.Б. Немецкий след в истории отечественной авиации, с. 114.; Горлов С.А. Совершенно секретно…, с. 220; Дъяков  Ю. Л., Бушуева Т.С. Фашистский меч ковался в СССР…, с. 186-187.

[4] Успенский В.Д..., т.1, с. 189. Рост численности Красной Армии до 900 тыс. человек начался с 1933 г.

[5] «Популярная механика». Май 2003.

[6] Уншлихт - Литвинову 31.12.1926 г.

[7] И. П. Уборевич – Ворошилову 13 января 1929 г. Дьяков Ю. Л., Бушуева Т.С. Фашистский меч ковался в СССР.., с. 250.

[8] Додд У…, с. 330

[9] Черчилль У. Мои…, с. 218.

[10] Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва — Бер­лин; 1920-1933 гг. М., 2001. С.314 (Пыхалов И..., с. 201)

[11] Могилевкин И.М. Указ. соч. С. 121—122, 126; Алексеев А.М. Военные финансы капиталистических государств. М.,1952. (Мельтюхов М.И...)

[12] Генри Э…, с. 131.

[13] Генри Э…, с. 131.

[14] Додд У…, с. 81

[15] Мейер Г. Последняя иллюзия. Американский план мирового господства: Сокр. пер. с англ. – М.: Издательство иностранной литературы, 1955.

[16] Папен Ф…, с. 295.

[17] История второй мировой войны. Т. 1. М., Воениздат, 1973, с. 184 (Грызун В..., с. 421)

[18] H. Engelbrecht, F. Hanighen. Merchants of Death. A Study of the International Armament Industry. New York, 1934, p. 244.

(См. так же Генри Э…, с. 131).

[19] Додд У…, с. 140,142.

[20] Додд У…, с. 192

[21] Размеров В.В. Экономическая подготовка гитлеровской агрессии…, с. 145-146.

[22] Размеров В.В. Экономическая подготовка гитлеровской агрессии…, с. 146.

[23] История второй мировой войны. 1939—1945. Том 1: Зарожде­ние войны. Борьба прогрессивных сил за сохранение мира. М., 1973, с. 184 (Грызун В..., с. 29)

[24] Поздеева Л.В. Англия и ремилитаризация Германии…, с. 63-64.

[25] Размеров В.В. Экономическая подготовка гитлеровской агрессии…, с. 150.

[26] Тиссен Ф…, с. 221.

[27] 19 сентября, 19 октября 1934 г. Додд У…, с. 193, 203

[28] Кремлев С. Путь к пакту…, с. 117

[29] 4 декабря 1934 г. Додд У…, с. 227

[30] 4 октября 1934 г. Додд У…, с. 196-197

[31] 16 сентября 1934 г. Додд У…, с. 193

[32] Уткин А.И. Черчилль..., с. 257.

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.