Белая альтернатива

 

Большевизму должно было быть противопоставлено экономическое возрождение страны. Укрепление финансов и улучшение снабжения - вот что могло показать народу реаль­ное превосходство антибольшевистских сил…

Г. Гинс[1]

 

Юг России

Будущее российской экономики идеологам белого движения представлялось, как «царство сознательного, разумно применяемого и производительного труда». На текущем же этапе гражданской войны декларация Деникина требовала «введения государственного контроля за производством в интересах народного хозяйства. Это означает, что вся промышленная деятельность должна будет подчиняться указаниям, которые будут вызываться интересами удовлетворения потребностей населения, а не барышами предпринимателей». Министр финансов последнего состава Временного правительства, а позже правительств Деникина и Врангеля - М. Бернацкий, для стабилизации финансов, требовал государственной монополии на внешнюю торговлю, «единство бюджета», «единство кассы», долгосрочного принудительного государственного займа, развитой системы налогообложения и государственных монополий.

Мобилизационная программа деникинского правительства соответствовала тем же общим принципам «военного социализма», которым следовали и большевики, оставалось только реализовать ее. Однако с последним возникли проблемы: так, попытка Деникина ввести единую валюту, тарифы, банковское дело и торговые пошлины потерпела неудачу, переговоры с правительствами Крыма, Дона, Кубани закончились безрезультатно. В 1919 г. в Южной России в обращении было огромное количество разных валют: царские деньги, советские, керенки, украинские, крымские, донские, добровольческой армии[2]. Однако даже развал финансовой системы не представлял собой той угрозы, которую несла спекуляция.

«Спекуляция, - на Юге вспоминал Деникин, - достигла размеров необычайных, захватывая в свой порочный круг людей самых разнообразных слоев, партий и профессий: кооператора, социал-демократа, офице­ра, даму общества, художника и лидера политической орга­низации…»[3]. «Не только в «народе», но и в «обществе» находили легкий сбыт расхищаемые запасы обмундирования... Казнокрадство, хищения, взяточничество стали явлениями обычными. Традиции беззакония пронизывали народную жизнь, вызывая появление множества авантюристов, самозванцев – крупных и мелких... В городах шел разврат, разгул, пьянство и кутежи, в которые очертя голову бросалось офицерство, приезжавшее с фронта… Шел пир во время чумы, возбуждая злобу или отвраще­ние в сторонних зрителях…»[4].

«Спекулировавшая интеллигенция, - по словам Раупаха, - вместе с жадной и своеко­рыстной буржуазией наживала сумасшедшие деньги и на глазах у всех прожигала их в игорных домах, ресторанах и разного рода притонах»[5]. «Прекрасные дамы в сногсшибательных туалетах, - вспоминал писатель И. Наживин, - полковники генерального штаба, черно­мазые восточные люди, шустрые евреи, совсем молодые люди, несомненно, призывного возраста, чиновники, вернувшиеся поме­щики - все это спекулировало на дамских чулках, на валюте, на спичках, на пуговицах, на хинине, на всем, что угодно, жадно, лихорадочно, отвратительно. В переполненных кабаках пропивались бешеные деньги, и тут же, рядом с разодетыми барышнями с бриллиантами в ушах, сидели больные, раненые и изможденные офицеры и пили холодный поддельный чай»[6].

 

«Вот вчера за какие-нибудь полчаса заработал 400000 тысяч рублей», — весело рассказывают за одним столиком. Услышав это, сидевший за соседним столом измученный молодой офицер встал, поднял стул и опустил его на голову мерзавца. Крики, шум — офицера увели в комендантское управление. Он бледен, молчит, только нижняя челюсть его трясется. И что у него в душе теперь, за что он там мучился, за что проливал кровь?»[7]                                                                      

 

Представители торгово-промышленного класса сами признавали в резолюции своего совещания «угрожающее падение нравственного уровня во всех профессиях, соприкасающихся с промышленностью и торговлей. Падение это охватило ныне все круги этих профес­сий и выражается в непомерном росте спекуляции, в общем упадке деловой морали, в страшном падении производительности труда...»[8]. «Я провел все-таки через военно-судебное ведомство…, - вспоминал Деникин, - временный закон об уголовной ответственности за спекуляцию», каравший виновных смертной казнью и конфискацией имущества. Бесполезно попадалась лишь мелкая сошка, на которую не стоило опускать карающий меч правосудия»[9].

Наследник ген. Деникина на посту командующего ген. Врангель свидетельствовал: «отсутствовал минимальный порядок. Сла­бая власть не умела заставить себе повиноваться. Подбор администрации на местах был совершенно не удовлетвори­телен. Произвол и злоупотребления чинов государственной стражи, многочисленных органов контрразведки и уголовно-розыскного дела стали обычным явлением... Несмотря на то, что правительство обладало огромными не поддающимися учету естественными богатствами страны, курс денег беспрерывно падал, и ценность жизни быстро возрастала»[10].

Другой участник событий князь М. Оболенский вспоминал: «Если в военной организации и в военных успехах Доб­ровольческой армии за все время ее существования бывали колебания в ту или иную сторону, если во внутренней по­литике южнорусской власти происходили иногда перемены к худшему или к лучшему, то в области тылового быта и тыловых нравов мы все время эволюционировали в одну сторону, в сторону усиления всякого рода бесчестной спе­куляции, взяточничества и казнокрадства. Смена вождей и руководителей военных действий и гражданской политики нисколько на этом не отражалась. Если при Врангеле ты­ловой разврат был еще значительнее, чем при Деникине, то только потому, что Врангель был после Деникина, а не наоборот»[11].

В итоге сам Деникин признавал: «Развал так называемого тыла - понятие, обнимающее в сущности народ, общество, все невоюющее население, - становился поистине грозным»[12]. Противник Деникина, красный командарм Егоров, именно в развале тыла находил первопричину поражения белых армий Юга России: «Неумелое руководство экономической жизнью развивало спекуляцию, а попустительство властей и полная безнаказанность довели эту спекуляцию до тех огромных размеров, которые грозили всей территории гибелью еще задолго до фактического разгрома деникинщины на полях сражения»[13].

Ген. А. Лукомский, председатель Осо­бого совещания у Деникина, откровенно признавал: «Что касается промышленности, то, конечно, не было ни времени, ни воз­можностей ее наладить, как следует. С правильным разре­шением вопросов торговли мы совсем не справились»[14].

 

Север России

На Белом Севере ситуация была еще трагичней. Командующий войсками Северной области ген. В. Марушевский вспоминал: «Архангельская общественность относилась к своему правительству с полным безразличием, поражавшим каждого вновь прибывшего в город… Пока финансово-промышленные круги занимались обращением всех возможных средств в иностранную валюту, которая систематически выкачивалась за границу,  крестьянство держало деньги в сундуках…, а так называемое «общество» беспрерывно танцевало в зале городской думы»[15]. По словам члена правительства Северной области В. Игнатьева: «красною нитью проходи­ло нежелание имущих классов подчиняться каким бы то ни было ограничениям, нести какие бы то ни было жертвы во имя предпринятой борьбы... цинический отказ от минимальных даже имущественных жертв на то дело, о великом значении которого они и их газеты трубили на весь мир…»[16].

Любые попытки мобилизации экономики встречали прямое и упрямое сопротивление буржуазии и либеральных партий. Так, после прекращения интервентами обеспечения Северной Области, правительство начало политику «затягивания поясов» и попыта­лось заставить и местную буржуазию увеличить свой вклад в обо­рону области и стабилизацию ее экономики. «В частности, предпри­ниматели-экспортеры обязывались сдавать иностранную валюту в обмен на русские деньги…, - но, - чрезвычайные меры вызвали сильное недовольство имущих классов и не усилили, а напротив ослабили положение властей»[17]. Причину нежелания сдавать валюту объяснял прокурор С. Добровольский, который указывал, что из области шло активное выкачивание валюты за рубеж и наиболее грозным «внутренним» врагом был Управляющий Областным банком, осуществлявший валютные махинации[18].

Другой характерный пример В. Игнатьев приводил из Оне­ги, где «рабочие бездействовавших лесопильных заводов, правления которых нахо­дились за границей и не открывали заводов, ожидая по­вышения цен на лес, - обратились, - с просьбой разрешить им взять во временную аренду эти заводы. Гор. дума и земство их поддержали. Нечего и говорить, что просьба эта была основательная, мало того — она была государственно необходима: вывозить лес нам было необходимо для полу­чения валюты, а вывозить не распиленный лес было с хозяйственной точки зрения абсурдно… в ответ правая газета (к.-д.) «Русский Север» заявила, что лицам, не уважающим правовых норм, не должно быть места у власти… и заводы не были открыты»[19].

Еще один пример, который давала либеральная общественность: «Когда весной в Архангельск пришли пароходы с продовольствием для населения, потребовалась срочная разгрузка их, - грузчиков оказалось недостаточно, а за простой судов правительство должно было уплачивать громадные деньги». Правительство попыталось «привлечь население к принудительной выгрузке судов». В ответ «Буржуазная печать под­няла крик о том, что мы докатились до венца больше­вистской политики»[20].

Показателен и пример, на который указывает историк П. Голуб: «на 2 октября 1918 г. в совете профсоюзов было намечено заседание согласительной комиссии из представителей профсоюзов и пред­принимателей. Но от хозяев предприятий никто не явился, хотя положение рабочих было нетерпимым[21]. В связи с этим газета «Возрожде­ние Севера» писала: «Цены на предметы первой необходимости поднимаются с невероятной быстротой, в то время как зарплата ос­тается той же, что была полгода назад. Закрываются заводы, ликви­дируются предприятия и рабочих выбрасывают на улицу в букваль­ном смысле этого слова, так как увольняемые рабочие немедленно выселяются предпринимателями из занимаемых ими помещений. Та­кие случаи имели место на лесопильных заводах «Альциуса» и Вол­кова на Маймаксе, и на других заводах». Сообщение заканчивалось криком отчаяния, обращенным к хозяевам предприятий: «Где же ваш патриотизм, господа?»[22]

В итоге, в середине 1919 г. командующий войсками Северной области ген. Марушевский в докладе правительству был вынужден констатировать: «Положение критическое и кризис должен разразить­ся в самом ближайшем будущем... 1. В финансовом отношении политика правительст­ва… привела население к краху... 2. В отношении торговли и промышленности положение таково, что все промышленные предприятия стоят и что-либо приобрести из вещей первой необходимо­сти доступно лишь людям, нажившим огромные деньги спекуляцией. 3. В отношении внутренней политики не сделано ни­чего, так как Земство бездействует и власти на местах фактически нет... весь правопорядок в области покоится не на деятельности Правительства, а исключительно на военной силе…»[23].

Командующий северной армией был далеко не одинок в своих выводах. «Финансовое положение обла­сти печально», «финансовая политика правительства заслужила полное недоверие», «область накануне фи­нансового краха» - таковы были типичные оценки си­туации в официальных документах правительства, гу­бернского земства и др.»[24]. Для исправления положения Марушевский предлагал: потребовать займы и военную помощь от союзников, реквизировать «капиталы всех ча­стных банков и капиталы всех частных лиц в пользу нужд области и на выплату долгов населению…», заключить договора о военной помощи с Финляндией и Польшей на любых предложенных ими условиях, распустить правительство и установить военную диктатуру[25]. С диктатурой проблем не возникло, при помощи союзников она была скоро установлена, но с экономикой так легко справиться не удалось.

И 3 февраля 1920 г. губернское земское собрание вновь констатировало: «Безостановочное падение экономического благосостояния области, близкое к полному экономическому банкротству, разлившийся по области произвол — результат бесконтрольного управления лиц, не умевших выполнить свои обязательства перед населением… существующая система управления неизбежно ведет к голоду и долгому обнищанию края, с одной стороны, и чреватой последствиями анархии, с другой...»[26]...

 

Продолжение главы в Книге

 



[1] Гинс Г. К..., с. 51.

[2] Кенез П…, с. 209.

[3] Деникин А. И. (III)…, с. 313-314.

[4] Деникин А. И. (III)…, с. 313 – 316.

[5] Раупах Р. Р…, с. 257.

[6] Раупах Р. Р…, с. 257.

[7] Раупах Р. Р…, с. 257.

[8] Резолюция торгово-промышленного совещания . Октябрь 1919 г. Ростов. (Деникин А. И. (III)…, с. 313-314).

[9] Деникин А. И. (III)…, с. 314.

[10] Егоров А. И.., с. 338.

[11] Оболенский В. Крым при Врангеле. Из кн.: «На чужой стороне», кн. IX, Прага, 1925. В кн.: Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев. М., «Отечество», 1991, с. 395

[12] Деникин А. И. Поход на Москву.., с. 493.

[13] Егоров А. И. Разгром Деникина…,  с. 59.

[14] Лукомский, Воспоминания, т. II, Берлин, 1922, с. 190-191. (Егоров А...,  с. 58)

[15] Марушевский В. В..., с. 207.

[16] Игнатьев В. И..., с. 134-135.

[17] Белый Север, т. 2, с. 6, предисл.

[18] Добровольский С... с. 131.

[19] Игнатьев В. И..., с. 142.

[20] Игнатьев В. И..., с. 142-143.

[21] Голуб П. А…, с. 163-164.

[22] «Возрождение Севера». 10.X.1918. (Голуб П. А…, с. 164).

[23] Доклад командующего войсками и члена правительства Северной области ген.-лейтенанта В. В. Марушевского Временному правительству Северной области 19 июля 1919 г. (ЦГАОР СССР. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 16. Лл. 57—59. Подлинник.) (Белый Север, с. 358-360)

[24] ЦГАОР СССР. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 16. Л. 57—59; Д. 40. Л. 1об—2 (Белый Север, с. 366-367, прим.)

[25] Доклад командующего войсками и члена правительства Северной области ген.-лейтенанта В. В. Марушевского Временному правительству Северной области 19 июля 1919 г. (ЦГАОР СССР. Ф. 5867. Оп. 1. Д. 16. Лл. 57—59. Подлинник.) (Белый Север, с. 358-360)

[26] Возрождение Севера, 13.11.1920. (Голуб П. А…, с. 197-198).

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.