Американская социалистическая революция

 

Для такой богатой природными возможностями страны, как наша, вынужденная праздность, тем более, когда она охватывает значительную часть населения, — это парадокс, бросающий вызов человеческому разуму. Безработица — одна из самых мучительных проблем, омрачающих жизнь челове­чества в наше время. Она возникла с наступлением индустриальной эры и с тех пор в той или иной степени всегда стояла на повестке дня. По мере развития бизнеса и про­мышленности, она становилась все серьезнее, а депрессия усу­губила ее.

Ф. Рузвельт[1]

 

 

Уникально благоприятные условия для экстенсивного роста, на протяжении почти всего XIX столетия, обеспечивали Североамериканским Штатам опережающее экономическое и социальное развитие. Говоря о последнем, С. Булгаков[1] отмечал: «Свободная земля – палладиум американских рабочих, вернее, обеспечивающий их интересы, нежели всякие рабочие организации»[2]. Однако к концу века прежние ресурсы экстенсивного роста подошли к концу. К тому же времени сохранявшийся было патернализм (некоторые владельцы фабрик строили школы, больницы для своих работников и т.п.) успел прочно умереть и смениться полным безразличием. Потогонная система – 60-70, а порой и 80 часовая рабочая неделя, с интенсивностью труда в 2-3 раза выше европейской[3];  детский труд; полное отсутствие какого-либо социального законодательства, пенсий, страховок, отпусков, техники безопасности, – были реалиями Великой Демократии.

Пытающихся протестовать заносили в черные списки, а профсоюзы преследовались, как организации участвующие в антиправительственном заговоре. Примером социальных отношений того времени может являться расстрел в Чикаго 1-го мая 1886 г. рабочей демонстрации требовавшей восьмичасового рабочего дня. Будущий шеф полиции Нью-Йорка, затем президент США, а пока молодой республиканец Т. Рузвельт в те дни восклицал: «Мои здешние рабочие на ранчо — люди, занятые на изнурительной работе, их рабо­чий день длиннее, а заработная плата — не выше, чем у мно­гих стачечников; но они американцы до мозга костей. Я бы хо­тел, чтобы они оказались со мной рядом против мятежников; мои люди хорошо стреляют и не знают страха». Президент Пенсильванской железной дороги Т. Скотт шестью годами ранее призывал: «Покормите рабочих-забастовщиков пулеметными очередями в течение нескольких дней, и вы увидите, как они примут этот вид питания»[4].

Внизу социальной лестницы процветало самое настоящее  «экономическое рабство», недаром американские рабочие называли себя «рабами с зарплатой». К 1890-м гг. социальные разногласия создали революционную ситуацию. «Власть имущие и богачи отслужили вечерню близости революции», писал историк Э. Рэнсон. В 1899 г. уже губернатор Нью-Йорка Т. Рузвельт призывал: «Мы должны решать огромные проблемы, возникающие из отношений между трудом и капиталом. В предстоящие пятьдесят лет нам придется уделять этому вопросу гораздо больше внимания, чем экспансии»[5]. В 1905 г. в противовес профсоюзу - Американской федерации труда (АФТ), стоящего на пути «экономического тред-юнионизма» (повышение зарплат, сокращение рабочего дня и улучшений условий труда, и т.д.), появился профсоюз «Интернациональные рабочие мира» (IWW, известный, как “Wobblies” – шатающиеся) - ставивший своей целью свержение капитализма.

В это время на другом полюсе социальной пирамиды происходила невиданная ранее концентрация богатства. Так если в 1893 г. 71% национального богатства принадлежал 9% американцев, то 10 лет спустя уже - 87% и лишь - 1%. «В Америке началась новая эра, - отмечал М. Хилквит, - эра архимиллионеров и денежных королей неслыханной роскоши и великолепия и в то же время эра ужасающей бедности и суровой нищеты»[6].

 

Концентрация капитала обеспечивалась, прежде всего, за счет стремительной монополизации экономики. Общее количество трестов в стране, всего за десятилетие с 1890-х по 1900-е гг., выросло более чем в 4 раза с 60 до 250[7].  По данным американского экономиста С. Уилкокса, к 1904 г. 26 американских трестов контролировали более 80% промышленного производства в своей отрасли, а 8 крупнейших - более 90%[8].

 

Став в 1901 г. президентом Т. Рузвельт выдвинул законы о запрете детского труда,  социальном страховании, государственном регулировании железных дорог, налогах на наследство и прибыль, и т.д. Одновременно Т. Рузвельт заставил заработать, принятый еще в 1890 г., антитрестовый акт Шермана. В результате Standard Oil была расчленена на 8 самостоятельных нефтяных компаний, а спустя два десятка лет в отрасли их было уже более 1000. Такая же судьба постигла 7 из 8 крупнейших корпораций[9].

Однако, из-за активного сопротивления крупного капитала, Т. Рузвельт не смог даже приблизиться к практической реализации своей политики получившей название «Прогрессизма». И в 1910 г. уже экс-президент Т. Рузвельт провозглашает программу «Нового национализма», суть которой заключалась в том, что над экономикой необходимо установить контроль в интересах большинства населения. Частная собственность вступает в противоречие с общим благом, утверждал Т. Рузвельт, и ее следует ограничить: «Конкуренция показала пределы своей полезности, и сегодня мы должны думать о кооперации». Кооперация если и не разрешит проблему противоречия между трудом и капиталом, то поставит пределы высокомерному всевластию денег, откроет дорогу прогрессивному реформированию[10].

 

В одном из своих многочисленных выступлений Т. Рузвельт конкретизировал свои предложения: «Промышленные корпорации являются результатом действия экономического закона, который не может быть отменен политическим законодательством. Попытка запретить создание корпораций, по существу, провалилась. Выход заключается не в запрещении таких объединений, а в установлении полного контроля над ними в интересах общественном блага…

Действительно крупное состояние, огромное богатство приобретает качества, отличающие его по сути и по размерам от того, чем обладает человек с относительно меньшими средствами. Поэтому я верю в прогрессивный подоходный налог на крупные состояния и в другой налог, который гораздо легче собирать и который является гораздо более эффективным, – прогрессивный налог на наследство, распространяющийся на крупные состояния…»[11].

 

На очередных выборах Т. Рузвельт возглавил Национальную прогрессивную партию, расколовшую республиканцев, обеспечив тем самым победу демократу В. Вильсону.

Президент В. Вильсон, который «остро ощущал прискорбные социальные условия существования большинства рабочих», назвал свою программу «Новой свободой»: «Я утверждаю это без оговорок, и каждый прогрессивно мыслящий человек фактически обязан разделить эту позицию - частные монополии нетерпимы...». По словам Ф. Рузвельта: «Президент был убежденным пресвитерианцем, был уверен, что люди грешны по натуре. Он пришел к выводу, что западная цивилизация пойдет по пути самоубийства, если, по божьей милости, достойные люди Запада не выработают золотые правила спасения»[12].

Однако идеи В. Вильсона, так же как и Т. Рузвельта, оставались не более чем «благими пожеланиями»... К 1914 г. расходы федерального правительства США составляли менее 2% ВНП. Максимальная ставка подоходного налога для физических лиц была менее 7%, при этом 99% населения вообще не платила его[2].

 

В то же время необходимость перемен начала ощущаться и прогрессивной частью крупного бизнеса. Ее наглядным представителем стал Г. Форд, который в январе 1914 г. объявил, что платит рабочим на своем заводе 5 долларов в день, что почти в три раза превышало заработок среднего заводского рабочего. Узнав об этом одни стали называть Форда социалистом, другие сумасшедшим. The Wall Street Journal назвала его поведение «экономическим преступлением»[13]. А Форд пошел дальше и установил на своих заводах 8-ми часовой рабочий день, а в 1919 г. даже увольнял женщин, мужья которых имели работу[14].

 

Первая мировая война, пролившая «золотой дождь» над Соединенными Штатами, на время ослабила социальную напряженность, однако первый же послевоенный спад повлек за собой рост стачечного движения. В 1919 г. в США бастовало более 4 млн. человек, что было больше, чем когда-либо ранее в истории страны. Особую опасность, по мнению В. Вильсона, в данном случае, представлял «русский пример»[15]. И в декабре 1919 г. в своем послании Конгрессу В. Вильсон был вынужден заявить: «Крупные потрясения в мире заставляют нас добиваться скорейшего устойчивого урегулирования отношений между трудом и капиталом... Для этого надо признать фунда­ментальные права, за которые давно уже борются рабочие»[16].

 



[1] Указатель имен в конце книги.

 

[2] Протекционистские тарифы были основным источником доходов федерального правительства США с 1789 г. до принятия в 1913 г. 16 поправки к Конституции, которая давала Конгрессу право «устанавливать и собирать налоги на полученные из любых источников доходы».



[1] Рузвельт Ф. Радиообращение 14 ноября 1937 (Рузвельт Ф..., с. 136)

[2] Подробнее о преимуществах США обеспеченных благоприятными возможностями экстенсивного роста см., например: Булгаков С.Н. Экономические особенности колониального развития капитализма. Капитализм и земледелие. Т.2, СПб. 1900. Антология социально-экономической мысли в России. Дореволюционный период. – СПб.; РХГИ, 2000. – 832 с., с. 526-534.

[3] Булгаков С.Н. Экономические особенности колониального развития капитализма. Капитализм и земледелие. Т.2, СПб. 1900. Антология социально-экономической мысли в России. Дореволюционный период. – СПб.; РХГИ, 2000. – 832 с., с. 529.

[4] Уткин А.И. Рузвельт...

[5] Кремлев С. Россия и Германия…, с. 26.

[6] Иванян Э. История США: пособие для вузов. Москва, 2008, с. 317, 280.

[7] Иванян Э…, с. 316.

[8] Wilcox C. Competition and Monopoly in American Industry. Connecticut, 1970, p.65. (www.yuri-kuzovkov.ru)

[9] Wilcox C. Competition and Monopoly in American Industry. Connecticut, 1970, p.65, 68-69.

[10] Уткин А.И. Рузвельт..., с. 44.

[11] Выступление Т. Рузвельта 31 августа 1910 г. в городе Осаватоми. NEW nationalism An American Primer / Ed. by D. J. Boorstin. N.Y., 1968. (Хрестоматия…)

[12] Уткин А.И. Рузвельт…, с.49.

[13] A Rees, National Bureau of Economic Research, Real Wages in Manufacturing 1890 to 1914, Chapter 5, «Real Wages» 1961 http://www.nber.org/books/rees6i-t). A. Nevins and F. Ernest Hill, Ford: The Times, the Man, the Company (New York: Scribners, 1954). (Райх Р…, 31.)

[14] Форд Г…, с. 143.

[15] The Public Pepers of Woodro Wilson. War and Peace, vol. 2, p.108. (История США, т.3…, с. 14).

[16] Язьков Е.Ф…

Подписаться
Если Вы хоте всегда быть в курсе новостей и авторской деятельности В. Галина, оставьте свои координаты и Вам автоматически будут рассылаться уведомления о новостях появляющихся на сайте.